среда, 05 августа 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Казахстанскую вакцину от ковида начали испытывать на людях Сотрудница банка украла более 4 миллионов тенге в Усть-Каменогорске Алматинец, призывавший выслать посла Китая, арестован Иностранец пытался дать взятку полиции в Мангыстау Прием заявлений на пособие в 42500 тенге продолжится до 1 сентября Лукашенко хочет изменить Конституцию Депутат Божко возмущён размерами зарплат в фонде медстрахования Северная Корея разработала ядерные устройства, заявили в ОНН Freedom Holding Corp. приобретает АО «Банк Kassa Nova» В Минэкологии прокомментировали ситуацию с отдыхающими на Радоновом озере Как нефтяники помогают стране С 2021 года Россия планирует ввести электронные визы для туристов МВД проведет служебное расследование по факту массовых похорон в Актау В Узбекистане чиновники присвоили 216, 2 миллионов сумов бюджета, выделенных для безработных Правозащитника Азимжана Аскарова похоронили в Узбекистане В столице женщины призвали ввести смертную казнь за педофилию Общественники Актау недовольны проведением похорон матери экс-начальника полиции Ася Тулесова оставлена под стражей Развитые страны мира массово скупают вакцину от COVID-19 Российские врачи покинули Казахстан Замминистра здравоохранения Олжас Абишев арестован на 2 месяца 43-летний топ-менеджер стал замминистра внутренних дел РК В Степногорске отказались от строительства завода по утилизации ПХД-отходов МВД Украины требует выдачи «вагнеровцев» Киеву Жилстройсбербанк предлагает выдавать ипотеку в онлайн-режиме

Мы не можем изменить прошлое, но можем изменить свое отношение к нему

Попытки России восстановить СССР, объявив себя его правопреемницей, говорят о том, что колониализм – это не только наше прошлое. Оно может стать и нашим будущим.

Происходящие сегодня в ряде стран события актуализировали процесс интерпретации и переосмысления событий последних столетий. Но, к сожалению, он носит выборочный характер, а то и вовсе становится откликом на возникающие дискуссии в соцсетях. Поразительно, но в стране, выходящей из колонизационного прошлого, вопросы и механизмы деколонизации не стали предметом широкой научной дискуссии в социологии, политологии, культурологии, психологии, истории, литературе и т.д. Я имею в виду дискуссию, основанную на новых инструментах, которые обеспечивает постколониальная теория и деколониальный дискурс. Как следствие, эти дискуссии не стали частью политических процессов, основой для разработки решений и программ по преодолению Казахстаном негативных последствий колонизации. Исключение составляют отдельные публикации историков, а также переименования населенных пунктов, улиц и осмысление отдельными учеными процессов трансформации явлений культуры.

Говоря о необходимости переосмысления, точнее, расширения взгляда на прошлое, следует помнить о значимом для нас процессе формирования единой гражданской нации, одним из важных маркеров которой является общая история. Это не значит, что должна быть принята некая каноническая версия, тем более, основанная на т.н. политической целесообразности. И мы не сможем составить объективное, насколько это возможно, представление о колонизации без рассмотрения разных ее сторон, более того, ориентируясь на тенденциозную, обусловленную историческими обстоятельствами точку зрения.

Речь идет не только о событиях (даже при том, что наши симпатии могут быть отданы разным сторонам конфликтов, столкновений, войн), а о взвешенной оценке мотивов и последствий произошедшего. Цель – не обвинение и, тем более, не конфронтация, а видение всей полноты картины, ее разных аспектов, и на этой основе принятие пусть сложного, противоречивого, порой отталкивающего прошлого общей истории нашей гражданской нации. До тех пор, пока каждый будет видеть и принимать только свою («единственно верную») интерпретацию истории, мы будем жить в разных измерениях в рамках одной страны, а настоящее единой нации будет обусловлено «разным» прошлым. Именно это обстоятельство должно подвигнуть нас к переосмыслению нашей общей истории.

Мы не можем изменить наше прошлое, но мы можем изменить собственное отношение к нему. Поэтому мы должны приложить усилия, чтобы увидеть более полную и, значит, более объективную картину, иначе диаметрально разные взгляды на прошлое и, как следствие, настоящее будут продолжать разделять нас и становиться причиной непонимания и конфликтов.

Своего рода зонтичным понятием для процесса переосмысления прошлого и построение будущего должна стать деколонизация, которая вмещает в себя большое количество разных аспектов, начиная от интерпретации исторических событий и их последствий и заканчивая осознанием механизмов трансформации национальной идентичности. Этот процесс одинаково актуален как для стран, в прошлом подвергшихся колонизации, так и для колониальных империй, т.н. метрополий.

Поскольку постколониальная теория не получила в Казахстане должного применения, возникают следующие вопросы: можем ли мы говорить о том, что Казахстан автоматически вступил в постколониальный период после восстановления Независимости? Обусловило ли постколониальное состояние страны процесс деколонизации? Чтобы ответить на эти вопросы, следует понять взаимосвязь и разницу между колониализмом/колониальностью, постколониализмом и деколонизацией.

Колониализм как форма существования страны не исчезает с принятием декларации о Независимости, с обретением бывшей колонией политической независимости. Он продолжает проявляться на разных уровнях, в т.ч. культуры, социально-экономических отношений, внешнеполитических связей и, главное, сознания. Колониальность сознания более протяженна по времени по сравнению с колониализмом, который де юре прекращается в определенный момент истории. Более того, колониальность как понятие включает и глобальную колониальность, проявление которой мы обнаруживаем во взаимоотношениях развитых стран и государств т.н. третьего мира уже после падения колониальной системы мира. Это дает ученым основание говорить о природе колониальности власти. Именно колониальность как институциональное явление была и продолжает оставаться оружием порабощения, под видом и риторикой модернизации оправдывая любые экономические, политические и пр. (включая военные) воздействия, призванные преодолеть якобы отсталость, «варварство», «традиционализм» и пр. Таким образом, колониальность как феномен (сознания, властных, экономических и пр. отношений) является долгосрочным, сколько угодно протяженным во времени следствием колониализма.

Постколониализм есть не просто исторический этап, следующий за колониализмом; постколониальность является следствием неких процессов, которые зреют, подготавливаются, осуществляются в рамках существования колонии. Это может быть освободительная борьба или процессы в сознании людей, явлениях культуре, переосмыслении национальной истории и т.д. Фактически мы можем говорить о том, что стремление казахов выйти из колониального гнета обнаруживалось в деятельности Алаш-орды и в освободительной борьбе 1916 года. Другое дело, что после революции и гражданской войны Казахстан вступил в псевдопостколониальный период, сохранивший его колониальную зависимость, которая, среди прочего, проявилась в потере традиционного образа жизни и хозяйствования, национальной идентичности, обусловленной идеологическими запросами интерпретации национальной истории, положении языка и т.п.

«Новый» постколониальный период насчитывает три десятилетия, и мы можем говорить о том, что в его преддверии, еще в период продолжающейся колонизации, в Казахстане зрели процессы, свидетельствующие о стремлении освободиться от колониального существования, что проявлялось в попытках восстановления национальной истории, сохранении явлений национальной культуры, отстаивании целостности территории.

Вступление в период постколониализма и связанная с ним постколониальность могут рассматриваться как удел, как некая форма существования, свидетельствующая о начале нового исторического этапа. Однако это не гарантирует фундаментального освобождения от колониализма и его последствий до тех пор, пока не будет преодолено постколониальное состояние/существование и постколониальное сознание, т.е. обусловленное колониальным прошлым и, более того, по-прежнему зависимое от колониальных идеологических установок, стереотипов, норм, оценок.

Преодоление последствий колониализма возможно в процессе деколонизации или в деколониальном дискурсе. Постколониальные исследования дают расширенный взгляд на период и процессы колонизации (это констатация, осознание фактов), и только процесс деколонизации придает принципиально иной импульс, направленный на искоренение того негативного воздействия, которое оказала колонизация, включая идеологию, политику, экономику, национальную идентичность, систему ценностей и т.д. Отсюда особую важность обретает т.н. деколониальный выбор как установка на раскрепощение, деколонизацию сознания.

В первом своем значении деколонизация есть процесс обретения независимости странами, доминионами, протекторатами, которые находились в колониальной зависимости. Т.е. это – исторический факт, измеримый в конкретном отрезке времени и выражаемый в дате восстановления суверенитета страны, территории.

Во втором значении деколонизация есть протяженный во времени процесс освобождения от последствий колониализма как многоаспектного явления. Именно процесс деколонизации позволяет проблематизировать идеи, категории, стереотипы, комплексы, обусловленные колонизацией. С завершением колонизации, колониализма как формы существования государства колониальность как институциональная категория не исчезает вдруг, она проявляется в менталитете, самоидентичности, интерпретации исторических событий, коллективной памяти, культуре, языке и т.д. Преодоление негативных последствий колонизации и есть цель деколонизации.

Таким образом, деколонизация представляет собой следующий за состоянием постколонизации шаг. Условием деколонизации является сознательный выбор человека, общества, нации. Деколонизация сознания представляет собой метод мышления, презентацию, а также намерение о вступлении в новое внутреннее состояние, обретение измененной шкалы мер, оценок, взглядов на явления колонизации. Предметом осмысления деколониальной мысли становятся не столько факты прошлого колониального опыта, сколько те зримые и часто незримые следы, которые он оставляет и о которых мы даже не задумываемся, не рассматриваем их как следствие колониальных установок, отношений, стереотипов, комплексов.

Деколонизация как процесс охватывает внутреннюю и внешнюю политику, властные полномочия и социальную сферу, экономику и образование, культуру и психологию. Торможение этого процесса становится причиной консервации, застойности многих явлений жизни, обусловливает продолжающееся влияние на жизнь социума колониального прошлого, колониальной идеологии и ее инструментов.

Начать процесс деколонизации в Казахстане опасаются, как опасаются ступить на минное поле. Но минное поле следует обезвреживать, чтобы не бояться, что мины начнут взрываться под нашими ногами или под ногами следующих поколений, не подозревающих об их существовании и о причинах их происхождения.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33