вторник, 01 декабря 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Казахстанские НПО подверглись налоговым репрессиям Эстония планирует восстановить пограничный мост с Россией В Казахстане запущена "Первая гибридная инклюзивная школа" Лукашенко сообщил об экономической войне против ЕАЭС В Казахстан стали меньше присылать денег В Японии оценили ущерб переноса Олимпийских игр на 2021 год В Алматинской области два назначения Китайские ученые предположили, что коронавирус впервые мог появиться в Индии На Кашагане добыли 50-миллионную тонну нефти Администрация пресс-службы Байдена будет состоять только из женщин Где находится Булат Утемуратов Боевики в Нигерии напали на фермеров Казахстан вошёл в тройку стран, куда Россия больше всего экспортирует несырьевую продукцию Kaspi.kz поддержит развитие национальных природных парков Казахстана Трамп подозревает Минюст и ФБР в фальсификациях на президентских выборах в США На «Казгермунае» должны добыть еще 200 тысяч тонн нефти В Минске задержали участников воскресных протестов Дочь Сагинтаева имеет статус EIP-клиента О решении ОСДП не участвовать в выборах: «проиграть не начав бороться - удел трусов» Тихановская примет участие в церемонии инаугурации Байдена Скандал в Уральске: мама прокурора стала владельцем пяти земельных участков В ЕС нашли сходства между Лукашенко и Мадуро Садыр Жапаров выступил за сохранение официального статуса русского языка в Кыргызстане Чиновников из минэнерго и акиматов подозревают в коррупции Суд в Турции приговорил 337 человек к пожизненному сроку за попытку переворота в 2016 году

Страны «Большой двадцатки», вам надо лечиться

Джеффри Сакс

Министры финансов «Большой двадцатки» встречаются под эгидой Саудовской Аравии, которая в этом году председательствует в этой межгосударственной группе. Но трудно себе представить, как именно страны G20 смогут вести мир вперёд, хотя им нравится делать вид, будто они именно этим и занимаются. Большинство из них сами не в состоянии преодолеть нынешний кризис Covid-19.

Будучи странами с крупнейшей в мире экономикой, участники «Большой двадцатки» (сокращённо G20) должны выполнить одно важнейшее обязательство на предстоящей встрече: договориться о действиях, которые позволят победить пандемию. Лишь в очень немногих странах G20 сейчас более или менее нормальная ситуация; а всем остальным необходимо предпринимать срочные меры, чтобы остановить распространение вируса. И всем странам G20 надо сотрудничать, чтобы принимать меры в глобальном масштабе, которые позволять преодолеть нынешний пандемический кризис.

Обзор ситуации в странах G20 отрезвляет. Многие из них настолько плохо управляются, что оказались совершенно неэффективны в сдерживании пандемии. Судя по данным за последние две недели, самые большие проблемы среди стран G20 (176 новых случаев заражения в день на миллион населения) сейчас у Бразилии, которую возглавляет безответственный популист Жаир Болсонару, сам заразившийся коронавирусом. На втором месте – США, которые возглавляет «северный Болсонару», Дональд Трамп: здесь каждый день регистрируется 137 новых случаев на миллион населения. Две другие страны из G20, где сейчас больше 100 новых случаев заражения ежедневно на миллион населения: ЮАР (129) и Саудовская Аравия (112).

Следующий ранг стран, сообщающих о 10-100 новых случаях в день на миллион населения, включает Россию (47), Мексику (43), Турцию (16), Индию (15) и Великобританию (11). Всем этим странам грозит значительный рост числа заболевших, причём, наверное, особенно Мексике и Индии.

Шесть стран G20 сообщают сейчас о 1-10 новых случаях заражения в день на миллион населения. Это достаточно низкий уровень, который позволяет одержать решительную победу над вирусом в ближайшем будущем; он зафиксирован в Канаде (8), Франции (8), Германии (5), Индонезии (5), Италии (4) и Австралии (3).

Лишь три страны G20 сообщают о менее чем одном новом случае заражения в день на миллион населения: Южная Корея (0,96), Япония (0,9) и Китай (0,01). Эти три страны северо-восточной Азии демонстрируют необходимое сочетание политического лидерства, медицинского профессионализма и ответственного поведения (ношение масок, соблюдение социального дистанцирования, усиленная личная гигиена).

Эпидемия – это социальное явление, и она требует социального ответа. Как показывают Южная Корея, Япония и Китай, эпидемию этого вируса можно подавить (то есть довести число новых случаев заражения до нуля), если следовать элементарной логике. Те, кто инфицирован вирусом, должны защищать тех, кто им не заражён. В течение двух недель, когда заболевшие заразны, они могут защищать здоровых четырьмя способами: соблюдать социальную дистанцию; носить маски; сидеть дома, подальше от всех остальных; находиться в специализированном общественном месте для карантина, если находиться дома небезопасно.

Такая защита не должна быть идеальной; и она такой и не будет. Однако её должно быть достаточно, чтобы гарантировать, что уже заражённый человек в среднем заразит не более чем одного человека. Все люди обязаны быть максимально осторожны, пока пандемия не будет побеждена. Это означает, что надо носить маски в общественных местах, находиться на разумной дистанции от других людей, следить за возможными симптомами у себя и в ближайшем окружении. Власти же обязаны открывать доступные места для проведения тестов и оказывать необходимые услуги для изоляции инфицированных, будь это их дом или специализированные общественные центры. Менеджеры предприятий должны предпринимать необходимые меры предосторожности, в том числе переводить работников на удалённую работу или гарантировать безопасное физическое дистанцирование на рабочем месте.

Вопиющие провалы в странах «Большой двадцатки» в большинстве случаев начинались сверху. Руководители, подобные Болсонару и Трампу, – это хвастуны, хамы, подстрекатели и социопаты. Огромное количество умерших из-за пандемии в возглавляемых ими странах не заставило их ни выразить сочувствие, ни предпринять эффективные медицинские меры. Другие авторитарные лидеры «Большой двадцатки» демонстрируют аналогичное, превратное поведение. Страны, возглавляемые женщинами (например, Новая Зеландия, Финляндия, Дания и так далее), показывают наилучшие результаты в борьбе с пандемией, но в странах «Большой двадцатки», увы, почти нет лидеров-женщин.

Трамп – это особый случай, потому что он управляет наиболее могущественной военной державой в мире. Социопатия президента США – это мировая трагедия, в отличие от ситуации с президентом Бразилии (хотя социопатия Болсонару тоже влияет на мир из-за его антиэкологической повестки, усиливающей неоправданное, сознательное уничтожение лесов Амазонки). Решение Трампа о выходе США из Всемирной организации здравоохранения в разгар битвы с пандемией вызвало мгновенные негативные последствия во всём мире. Это же касается и его попыток начать новую холодную войну с Китаем вместо того, чтобы спасать собственную страну и сотрудничать с Китаем для оказания помощи остальному миру в борьбе с пандемией.

В этом отношении Китай, очевидно, может многое предложить. Эта страна применила наиболее радикальные в мире меры ради того, чтобы остановить быстро распространявшуюся пандемию (после первой вспышки в Ухане), а сейчас она, судя по всему, находится на пути к созданию первой эффективной вакцины.

Впрочем, последствия для общества являются результатом не только политического лидерства. Они зависят ещё и от культурных особенностей и уровня социальной ответственности. Конфуцианская культура в странах северо-восточной Азии делает акцент на общественном сотрудничестве и просоциальном личном поведении (к примеру, ношение масок). Американские горячие головы, которых подстрекает Трамп, громко провозглашают свою свободу не носить маски, то есть свою свободу заражать других американцев. В странах северо-восточной Азии подобные заявления большая редкость.

Кроме того, поражает неспособность бизнес-лидеров США предпринять какие-либо меры для сдерживания эпидемии. Один из ведущих американских предпринимателей, Илон Маск, потребовал снять карантин с экономики (и своего бизнеса); он не воспользовался своим инженерным гением, чтобы помочь остановить вирус. Другие ведущие деловые лидеры тоже внесли очень малый вклад (или вообще никакого) в победу над эпидемией. Всё это часть американской культуры: деньги важнее жизни людей, личное богатство важнее социального блага.

Министры финансов «Большой двадцатки», несомненно, будут говорить о деньгах – о бюджетах, о стимулах, о монетарной политике. И они, конечно, должны говорить об этом, но лишь после того, как они выскажутся по поводу способов остановить распространение вируса. Не существует никаких возможностей спасти экономику, если сначала не остановить пандемию. Эффективные меры борьбы с пандемией сегодня являются самой важной формой экономической политики.

Джеффри Сакс профессор устойчивого развития и профессор политики и управления в сфере здравоохранения в Колумбийском университете, директор Центра устойчивого развития при Колумбийском университете, директор Научной сети ООН по поиску решений для устойчивого развития.

Copyright: Project Syndicate, 2020. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33