вторник, 11 августа 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Минздрав прогнозирует, что во вторую волну может заболеть 200000 казахстанцев Арман Шораев обозвал акима Кульгинова и министра Атамкулова паразитами В Новой Зеландии отметили 100 дней без коронавируса Германия и Литва считают прошедшие в Беларуси выборы «неприемлемыми» Токаев поздравил Батьку с победой Золото может подорожать вдвое В Алматы начали строительство второй модульной инфекционной больницы В Беларуси на митинге после выборов погиб человек Путин лишил генералов каракулевых шапок МИД обнаружил нарушения на 442 миллиона тенге Экс-король Испании сбежал в Абу-Даби Зачем госкомпании по сбору энерголамп нужна аренда машин за 131 млн. тенге? Выборы в Беларуси: Лукашенко празднует победу, независимые экзит-поллы показывают победу Тихановской, а люди – протестуют Во время поминок Дулата Агадила спецназ запускал дроны над его домом Членов НСОДа просят проверить необходимость продажи 50% акций Valsera holdings китайцам Аким Костаная может оставить пост В Туркменистане пытаются скрыть от спутников новые захоронения Студентов из Казахстана в Россию не пустят Будут ли раздавать маски бесплатно? В Казахстане появилось новое интернет-издание Кормим заграницу? Президент Туркменистана, отрицающий коронавирус, написал 53 книгу Какую зарплату получает глава СК Фармация? Лукашенко назвал своего сына оппозиционером Дональд Трамп заявил, что вакцина от коронавируса появится до выборов

О чем мечтает казахский суперполицейский?

«Сад бы разбил, огород посадил, родителей перевез из аула, дети бы мои, наконец, расслабились. Жить в высотке, где сосед слышит каждый твой вздох, многодетной семье очень сложно. Особенно во время карантина», - мечтает казахстанский полицейский, старший оперуполномоченный отдела криминальной полиции Турксибского района Алматы Бауыржан Бакиров, с риском для собственной жизни задержавший особо опасного преступника.

На днях он указом Президента Казахстана награжден орденом «Айбын» II степени. Как сообщает сайт Polisia.kz, о бесстрашном полицейском из Алматы, кроме отечественных СМИ, рассказали десятки международных СМИ, выходящих на английском, испанском, арабском, китайском и других языках. Напомним: полицейский, благодаря которому задержан подозреваемый в изнасиловании 15-летней девочки, рискуя собственной жизнью, прыгнул вслед за преступником с 13 этажа, чтобы тот не смог скрыться.

Оба приземлились на террасу двумя этажами ниже. Майор полиции Бакиров, несмотря на перелом ноги, блокировал подозреваемого и не дал ему сбежать.

Сегодня жители всех континентов, желая Бакытжану Бакирову выздоровления и возвращения к службе, называют его «настоящим героем», «реальным полицейским», «легендарным копом», «суперполицейским»...

«Не могу представить, чтобы наша полиция могла делать так же», «Настоящий коп. Не то, что в Великобритании», – отметили читатели британского портала Daily Mail.
«Ему нужно приехать в США и показать, как должны работать полицейские», «Суперкоп! Нам тоже нужны такие и побольше, а не те, которых хотят лишить финансирования», - пишут американцы, сравнивая Бакытжана Бакирова с суперполицейскими из голливудских фильмов.

А еще зарубежных читателей очень впечатлило то, что у полицейского, который, рискуя жизнью, задержал педофила, растет шестеро детей. Две недели назад майор впервые за много лет открыл больничный лист: он находится дома в окружении своих чад, которые не отходят от отца ни на минуту.

- Когда я бежал за преступником, то скажу честно, ни секунды не думал о том, что со мной что-то может случиться, - рассказывает Бакытжан. -   Передо мной была цель – поймать преступника! Некоторые пишут в соцсетях, что с моей стороны это было безрассудством – прыгать с окна 13 этажа. Жена и мама тоже плакали и упрекали, что, мол, было с моей семьей, если бы я погиб. Но если думать об опасности, тогда не надо идти ни в эту профессию, ни в любую другую. Врачи ведь тоже каждый день сейчас умирают. И что? Они не должны оказывать помощь пациентам?

Хотя, если бы я сам не работал в полиции, то написал бы, наверное, то же самое: зачем рисковать, когда дома ждут дети? Не один и не два, а шестеро. Старшему – 10 лет, младшим (близнецам) – четыре месяца.

Как мы вышли на преступника? Как обычно – хорошо изучили его дело. 31 год, ранее судимый выпускник детдома. Даже не видя его, можно было сказать об особенностях его характера: хитрый, скользкий, лживый, не лишенный сообразительности. Но у каждого человека есть какие-то особые нюансы характера и привычки, это – как отпечатки пальцев. Зацепились за одну его ошибку. Какую? Не могу сказать. Это оперативная тайна.

Вообще, у этого парня, как у всех преступников, звериное чутье. Когда мы в сопровождении хозяйки пришли в квартиру на проспекте аль-Фараби, которую он снимал, долго не открывал дверь. То, что мы переоделись сантехниками, его не обмануло. Как только увидел нас (мы зашли вдвоем, еще двое сотрудников остались снаружи), кинулся  к окну и прыгнул вниз. Я - за ним! Оба упали почти одновременно. О том, что это терраса 11 этажа, я даже и не знал. Ступня хрустнула, но боли даже не почувствовал. Главное – не упустить педофила! Я вцепился в него и руками, и зубами. И мне словно бог помог, а может, ангелы-хранители моих детей: смог удержать, пока не пришла подмога.

… Я бы не сказал, что это дело чем-то отличается от других: задержанием преступников мы занимаемся ежедневно. Но в этот раз почему-то общественность обратила большое внимание. Может быть, из-за 13 этажа? А может, из-за сломанной ноги?  

Необычным задержание было лишь из-за того, что мы имели дело с педофилом. Их надо наказывать, я убежден, по всей строгости закона. Сегодня он проник в один дом, где находятся беззащитные дети, а завтра -  в другой. Перед этим мы видели потерпевшую девочку и ее мать. На них было больно было смотреть.  Еще неизвестно, как эта травма отразится на психике девочки. Я уверен, что на моем месте каждый полицейский, у которого есть дети, сработал бы так также – задержать любой ценой! Сейчас следствие разбирается в деталях этого тяжкого преступления. Надеюсь, суд вынесет преступнику максимальное наказание - 20 лет.

 Мне кажется, люди благодаря этому происшествию, наконец, разглядели, какую роль играет полиция в их безопасности. Что ж, я рад, что общество начинает понимать это. Нельзя про всех полицейских думать плохо. Кто-то попал в профессию случайно, а кто-то – по призванию. Я вот не постесняюсь признаться сегодня к любви к своей работе, она для меня праздник, который всегда со мной. И еще ни разу за 14 лет, что работаю в полиции, я не сказал, что устал от своей работы.

Я знаю, что и сейчас есть много таких, кто продолжает осуждать полицию. И мало, кто задумывается над тем, что 80% преступлении в Алматы все-таки раскрываются. Впрочем, я даже оправдываться не хочу. Самое главное, я знаю, что моя работа нужна людям. Мы ведь не только преступников ловим. Много и рутинной работы. С введением карантина все сотрудники полиции дежурят на блокпостах. Маски, перчатки, антисептик, еженедельная сдача анализов и напоминание другим: делайте то же самое, вирус опаснее преступников, потому что он невидим.

Теперь, кажется, пришла пора рассказать о себе. В полицию я попал через юрфак. Сдал   в тот год документы в несколько университетов - все пытался грант выиграть. Поступил в АГУ имени Абая. Пойти сразу после школы в полицейскую академию как-то в голову не приходило, потому что родители не видели меня в этой профессии. Самое большее, на что они были согласны, раз поступил на юрфак, - чтобы пошлее в адвокатуру или прокуратуру. Но это не мое. Мне нужен был драйв и погони за преступниками. Этой романтики я набрался еще в детстве, когда смотрел криминальные сериалы. После окончания университета в 2005 году в полицию попал не сразу. Работал на стройке чернорабочим и все это время зондировал почву. Через год увидел объявление о наборе сотрудников в уголовный розыск РУВД Турксибского района, подал заявление об участии в конкурсе. Начинал в убойном отделе, занимался раскрытием особо тяжких преступлении -  убийств, потом - розыском пропавших людей. Хочу успокоить всех – людей у нас, к счастью, еще не воруют. Уходят из дому сами. Почему? Я не знаю, моя задача – найти их. Подростки (чаще всего пропадают они), пока их ведешь или везешь в отдел, говорят, что хотели свободы, надоела родительская опека. И даже когда мы их находим, домой возвращаться не хотят, с друзьями из неблагополучных семей им интереснее. Это все, видимо, последствия родительского недогляда. У других, уже взрослых людей, чувствуется какая-то усталость от жизни. Им все равно, куда идти и где жить. Третий - это очень пожилые люди, страдающие провалами памяти.

Дома я, пока не сломал ногу на службе, бывал редко. Сейчас словно знакомлюсь со своими детьми. Нам, оказывается, интересно вместе. Жаль, что из-за сломанной ноги не могу сейчас с ними пойти погулять или поиграть на детской площадке. Признаюсь, с сыновьями мне труднее, они требовательнее – отец в их глазах должен быть безупречным: сильным, благородным, умным. С дочками, – легче, они, как и их мама, - понимающие и сочувствующие. У меня сердце сжалось, когда старшая дочь осторожно так спросила: «Вы еще долго с нами будете?». У русского народа есть пословица – нет худа без добра.  Благодаря сломанной ноге, я только сейчас понял, как мало я уделял внимания своим детям.   Сейчас, когда я на больничном, а они сидят дома на карантине, мы наслаждаемся обществом друг друга, они от меня не отходят ни на шаг. Вместе смотрим полицейские сериалы. «Спрут», «Улица разбитых фонарей», «Шеф». У сотрудников полиции времени на семью нет совсем. Утром - дети еще спят, приходим - уже спят.

Меня многие спрашивают, как я решился на шестерых детей в столь трудные времена. Ну, во-первых, я всегда мечтал о большой семье. Во-вторых, у меня надежный тыл – моя жена. Пока не подошла очередь и мы получили квартиру по госпрограмме, она ни разу не  упрекнула меня, что мотаемся по дешевым съемным углам. И сейчас тоже как-то умудряется растягивать зарплату полицейского так, чтобы и ипотеку хватило оплатить, и дети не остались голодными. С матерью моих детей мне вообще очень повезло. Моя жена – супер, настоящая боевая подруга полицейского. Она и приглянулась мне когда-то своей хозяйственностью еще в студенческом общежитии. Пока другие девчонки хохочут, она успевала накрыть стол к чаю – споро, ловко, опрятно.

По своей опасной работе Бакытжан очень скучает. Уголовный розыск, по его словам. – это его жизнь.

- Другой работы мне не надо, - говорит герой-полицейский. - Хотите верьте, хотите – нет: столько лет прошло, про полицию столько плохого говорят, а для меня моя профессия как была, так и осталась лучшей на земле. О чем я мечтаю сегодня? О самом приземленном. О доме на земле. Родителей бы перевез, им сейчас тяжело одним в деревне. Огород бы завел, сад посадил. Я люблю копаться в земле. А самое главное – с  шестерыми детьми жить в трех комнатах многоэтажного дома очень сложно. Особенно во время карантина. Соседи у нас неплохие люди, помогают, чем могут, но дети есть дети – очень подвижные и активные, приходится постоянно одергивать их.

На вопрос о том, хотел ли бы он, чтобы его дети пошли по его стопам, майор однозначно ответил: нет!

- Моя работа слишком опасная, - говорит он. - Поэтому о ней дома мы не говорим. Так повелось в первого дня, как я пришел в полицию. Дети, конечно, сами будут решать, кем они станут в будущем, но я хотел бы их видеть врачами, IT-инженерами, профессиональными спортсменами… Мы с моей верной подругой, женой Макпал, сделаем все, чтобы они выросли не просто достойными людьми, но и для того, чтобы у них была возможность выбора профессии.

Фото из открытых источников

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33