суббота, 26 сентября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
«Митинг Аблязова» прошел в Алматы и Нур-Султане Куда ушла Бюрабекова? Президент признал, что сферу первичной медицинской санитарной помощи упустили Ким Чен Ын официально извинился за смерть южнокорейского чиновника Как снизить смертность гипертоников от ковида? В Туркменистане появится двухпалатный парламент На президента США подали в суд В столицах закрывают базары и усиливают полицию перед митингами Олжас Худайбергенов стал председателем Управляющего совета при МНЭ Джек Ма больше не самый богатый человек Китая В Казахстане количество бедных достигло 1,1 млн человек Пенсионные накопления казахстанцев превысили 12,2 триллиона тенге Призовой фонд Нобелевской премии увеличился до 1,1 млн долларов 11 тысяч км автодорог станут платными Казахстанцы едят рыбной продукции в 4 раза ниже нормы В Северной Корее пограничники застрелили и сожгли тело южнокорейского чиновника в рамках борьбы с коронавирусом Казпочту и Самрук-Энерго продадут в следующем году, а авиакомпанию «Qazaq Air» приватизируют в 2022-м В Алматы задержан проросийский блогер Ермек Тайчибеков Российские мошенники обманывают кыргызстанцев об открытии границы с Казахстаном В Шемонаихе заболели уже 4 школьника из дежурных классов Трамп не гарантирует передачу власти мирным путем после выборов Казахстан отказался от смертной казни Тайная инаугурация Лукашенко: протесты и реакции за рубежом ФСМС сократил свои административные расходы на 1 млрд тенге Президент Франции призвал направить в Синьцзян миссию под эгидой ООН

Азиза Шужеева: «Преобладание мужчин в руководстве не спасло нашу страну от кризиса»

Небольшой, но характерный скандал разразился на прошедшем заседании Комитета корпоративных секретарей Национального Совета по корпоративному управлению.  Главной темой обсуждения стала необходимость предусмотреть в обновляемом Кодексе корпоративного управления квотирование женщин в составах советов директоров и наблюдательных советов. Однако представители Всемирного банка заблокировали эту поправку. Причины такого странного решения объяснила exclusive.kz Азиза Шужеева, заместитель председателя Альянса женских сил.

-  С чем связана была именно такая повестка дня?

Давайте я начну с хронологии событий. В конце 2019 года в Женеве на заседании Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, состоялась защита доклада о выполнении Казахстан Конвенции по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Было отмечено, что Казахстан за последние 10 лет по индексу гендерного развития откатился на 12 позиций, а по количеству женщин на уровне принятия решений мы упали на 105 место из 149 стран. Регресс в гендерном равенстве отмечается многими экспертами. И это при том, что Казахстан официально принял на себя обязательства в области Целей устойчивого развития.

В качестве временной меры, Комитет ООН рекомендовал ввести 30-е квоты на представленность женщин во всех сферах деятельности, а также пересмотреть саму Концепцию семейной и гендерной политики для дальнейшего установления 50-% квот для представительства женщин во всех сферах жизни. Уже в мае 2020 года Глава государства подписывает внесение изменений и дополнений в закон о политических партиях и на законодательном уровне устанавливает 30% квоту на представленность женщин и молодежи в партийных списках.

По аналогии, Альянс женских сил предложил ввести нормы на 30% представленность женщин в Советах директоров и наблюдательных советах. Дело в том, что казахстанский корпоративный сектор остается самым закрытым для выдвижения женщин на уровень принятия решений. До сих пор, количество женщин в СД не преодолело 5-7%. За последние семь лет присутствие женщин в советах директоров казахстанских банков уменьшилось почти в 2 раза, женщин – независимых директоров – НА 27 %. (Исследование Governance&Management Consulting).

Посмотрите, в советах директоров «Самрук-Казына», «Казагро», «Самрук Энерго», «Zerde», «Байтерек», «Казатомпром», «Казпочта», «Казахтелеком» нет ни одной женщины! В остальных компаниях их единицы. Цифры говорят сами за себя.

А в это время 26 стран мира уже успешно применяют этот инструмент, а компании с гендерным разнообразием в СД входят в список Fortune 500.

Квоты на представленность женщин в СД являются передовой практикой корпоративного управления во многих странах, где варьируются только процентные соотношения от 10 до 40%. Самое минимальное значение такой квоты на уровне 10% приняты на Мальте, в Эстонии, Турции и Греции, Японии и Южной Корее. Самый высокий уровень квот на уровне 35-44% приняты в Швеции, Норвегии, Германии, Франции, США. В 2003 году первой страной, которая на законодательном уровне внедрила квоты – является Норвегия. В 2016 году данный тренд обозначился в азиатских государствах (Япония, Китай, Южная Корея, ОАЭ). В 2018 году данную норму в законодательство о корпорациях ввел штат Калифорния в США. C 2021 года Goldman Sachs, крупнейший организатор IPO на Уолл-стрит не будет размещать акции корпораций в руководстве которых нет разнообразия по гендеру.

Наличие гендерно-сбалансированного Совета директоров приводит к сокращению коррупции и правонарушений в акционерных обществах, так как женщины менее подвержены рискованным сделкам. Этот факт подтверждается многочисленными исследованиями психологов и иных специалистов, которые свидетельствуют о том, что женщины менее склонны к риску в связи с высоким уровнем ответственности перед семьей и детьми. Наблюдается уменьшение трудовых конфликтов, так как женщины обладают более развитым эмоциональным интеллектом и социальным капиталом.

- Как аудитория отреагировала на это предложение? Было ли оно принято?

- Любопытно то, что мужчины заняли нейтральную позицию, в вот женщины высказались против. Особенно удивила позиция Всемирного банка и его структуры IFC, которую представляла Адалят Абдуманапова, координатор проекта по корпоративному управлению в Европе и Центральной Азии IFC. Г-жа Адалят не  только не поддержала внесение квоты, а наоборот, предложила отложить на неопределенное время этот вопрос. При этом, ее мнение противоречит официальным выступлениям ВБ по этой теме. Особенно удивила ее реплика: «Главное не навредить!»  Что значит «не навредить»? Чем могут наши профессиональные женщины, со степенями магистров и Phd, женщины-предприниматели, которые создают рабочие места и продвигают свои бизнесы, могут «навредить» корпорациям? Хотелось бы напомнить, что сегодня практически большая половина квазигоссектора,  с мужским составом СД и НС – убыточны, банки сидят на господдержке, про список 365 и говорить не надо. Почему координатор IFC, которая должна продвигать гендерное равенство, относится к казахстанским женщинам с недоверием? И почему это высказывание идет вразрез с исследованиями IFC? ( https://www.ifc.org/wps/wcm/connect/ef06e001-c25f-4ebf-be87-67df0dee498e/IFC+PSO_Women_Business_Leadership+FINAL+RUS.pdf?MOD=AJPERES&CVID=n6XSB25 )

Соответствующий запрос мы сделали руководителю представительства Всемирного банка в Казахстане. Возможно, что международные институты не заинтересованы в декларируемых результатах, а нацелены только на освоение бюджетов? Является ли позиция г-жи Адалят официальной позицией Всемирного банка или это ее субъективное мнение?  Будем ждать ответа.

Впрочем, и Елена Бахмутова, Председатель Совета Ассоциации финансистов Казахстана, считает, что нам нужно эволюционное развитие, также не поддержав инициативу по квотам. Об «эволюции», как правило, говорят люди, не заинтересованные в результате.

К сожалению, наше предложение было отклонено.

- То, что за последние 7 лет почти в два раза снизилось присутствие женщин в советах директоров казахстанских компаний, это случайность или закономерность?

- Можно было бы говорить о том, что это случайность, если бы такой тренд был зафиксирован в 3-х летнем периоде. Но если эта ситуация ухудшается в течение уже 10 лет, то пора говорить о печальной закономерности. Корпоративный сектор Казахстана уже давно демонстрирует серьезный застой. К сожалению, за 30 лет независимости так и не появилось серьезных корпоративных брендов международного уровня, нет по-настоящему прозрачных публичных компаний. Многие СД по сути являются нотариальными конторами, которые оформляют решения акционеров. Квазигосударственные корпорации погрязли в бюрократии и настолько не поворотливы, что мы сомневаемся в их способности адаптироваться к кризису.

Коронакризис обострил многие проблемы практически во всех секторах экономики. Сегодня пришло время нестандартных решений и корпоративному сектору, как никогда нужна «новая кровь» и люди с сильным эмоциональным интеллектом, социальным капиталом. Здесь приход профессиональных женщин, предпринимательниц, женщин-руководителей компаний, лидеров мнений может стать прогрессивным решением для многих акционеров и корпораций.

- Женщины составляют почти 60% экономически активного населения страны, а их доля вклада в ВВП страны составляет 40%. С чем была связана отсрочка реализации 30-процентной квоты по представительству женщин на руководящих позициях?

- Наше предложение о минимальной 30-процентной квоте по аналогии с законодательством о политических партиях вызвало волну обсуждения. Я думаю, это связано с тем, что среди людей, принимающих решения, не достаточно прогрессивно и нестандартно мыслящих, поскольку это означает выход из зоны комфорта. Многие еще надеются на то, что проблемы корпоративного сектора можно решить с помощью административного ресурса и госбюджета.           Но сопротивляться изменениям бесполезно.  

- Как вы думаете, есть ли шансы, что будет реализовано поручение президента К.Токаева увеличить квоту в политических партиях для женщин и молодежи до 30%? Противники такой концепции считают, что качество любой структуры определяется не гендерным составом, а профессионализмом и гражданской позицией.

- Прежде всего, наличие 30% квоты не отменяет требования к профессиональному уровню женщин. В нашей стране сегодня достаточно грамотных женщин-экспертов, руководителей бизнесов, экспертов и научных работников. Посмотрите, количество действующих юридических лиц, которыми руководят женщины, за год (2019) увеличилось на 9,5%, до 90,1 тыс. компаний, их доля за год незначительно выросла — с 30% до 30,1%.

Согласно Национальному докладу по науке РК за 2017, научные исследования и разработки выполняли 9 282 женщины. Учёную или академическую степень из них имеют: доктора по профилю —206, доктора философии (PhD) — 243, доктора наук — 595. Больше всего кандидатов наук — 2579 и магистров — 2 345. Кадровый резерв Альянс женских сил составляет более 1500 женщин со всех регионов Казахстана.

Поручение К-Ж. Токаева по представленности женщин в политических партиях, я думаю будет выполнено. Сегодня многие женщины из кадрового резерва Альянса готовятся к участию в праймериз, выдвигаются в члены Региональных советов НПП «Атамекен» во всех регионах страны. А вот поддержат ли инициативы Елбасы и Главы государства о том, что нужно продвигать женщин на уровень принятия решений, члены Комитета корпоративных секретарей Национального Совета по корпоративному управлению, не знаю? Вопрос еще остается открытым.  Хотя, как мы знаем, многие их них являются членами правящей партии «Нур-Отан».

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33