четверг, 24 сентября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
ФСМС утверждает, что на выплату медикам отправил свыше 73 млрд тенге Илон Маск планирует выпустить бюджетный беспилотник Tesla Депутат Госдумы умер от коронавируса Обвинение просит посадить банкира на 11 лет За разжигание межнациональной розни Кирилла Божко могут посадить на 7 лет Казахстан предложил учредить Международное агентство по биологической безопасности Kaspi.kz — №1 в электронной коммерции в Казахстане Людмила Бюрабекова освобождена от должности вице-министра здравоохранения Ввести талоны на продукты предлагают в Казахстане В Казахстане зафиксирован первый случай заболевания ученика ковидом в дежурном классе Дмитрий Горьковой возглавил Риддер С 4 октября Саудовская Аравия начнет прием паломников Улететь в Россию можно будет с 26 сентября Китай пожертвует 50 млн долларов США для ООН Депутаты намерены услышать от главы минздрава сколько медработников получили компенсацию Минск запретил ввоз товаров из Польши 13-месячный календарь предложил казахстанский академик Навального выписали из немецкой больницы Почему самолёт «Эйр Астаны» целый час кружил над Алматы? Скамейка за миллион тенге появилась в парке Алматы Перуашев призывает отказаться от МРП Авиакомпания Казахстана попала под санкции за поставки оружия в Ливию Более 20 млн тенге украли в рамках госпрограммы в ВКО В Караганде сменили акима Министр образования и науки Асхат Аймагамбетов испытал казахстанскую вакцину QazCovid-in®️ на себе

Экономика Белоруссии: парадоксы и закономерности

В отечественном общественном сознании укоренилось представление о высоком качестве белорусских товаров, высоком уровне развития белорусской экономики и высоком качестве жизни в Беларуси. Тем удивительнее для многих из нас события, происходящие сейчас в этой стране, ведь казалось, что для них нет никаких предпосылок.

На самом деле, все не так радужно в Беларуси. Об этом уже доводилось писать в самом конце февраля (смотрите). В той заметке проводился анализ влияния общественного устройства на экономику на примере Беларуси, Литвы и Казахстана. Но многие вопросы остались за рамками той заметки и, наверное, стоит прямо сейчас попытаться ответить хотя бы на часть из них.

Экспортоориентированная цифровая экономика

Белорусской экономике удалось, то, о чем мечтают наши экономические начальники, но никак у них не получается – стать экспортоориентированной экономикой. Экспорт у Беларуси в процентах от ВВП составил 66,4% в 2019 г. Для сравнения, тот же показатель экспорта у Казахстана, при всей нашей нефти, в том же году составил только 36,5%.

Более того, значительную часть белорусского экспорта составляет продукция обрабатывающей промышленности (без учета нефтепродуктов). Ее доля в экспорте товаров – 53,4% (данные за 2018 г., за 2019 еще нет). Про наши данные даже стыдно говорить – 13,1% в 2018 г.

На рисунке 1 хорошо видно и место Беларуси по уровню экспорта, и насколько мы от нее отстаем.

Другой фетиш для наших экономических начальников – это цифровизация и развитие информационно-коммуникационных технологий. В Беларуси по праву гордятся своим Парком высоких технологий (ПВТ), который действительно, не на словах, а на деле добился больших успехов.

Доля экспорта услуг в сфере информационно-коммуникационных технологий в общем экспорте услуг в 2019 г. превышала 21%. При этом, доля ПВТ в таком экспорте составила 87%. Беларусь занимает 9 место в мире по этому показателю. Выше нее Израиль, Кувейт, Ирландия, Индия, Малави, Финляндия, Украина, Швеция.

Наш ПИТ «Алатау» должно быть тихо плачет, мечтая о таких успехах.

Правда, один из основателей ПВТ, В. Цепкало, ушел в оппозицию к действующей власти. И мы к этому еще вернемся.

Рисунок 1
 

Но вот что странно. У нас сырьевая и архаичная экономика. Мы уступаем Беларуси по тем показателям, которые являются индикаторами того, насколько экономика является современной. Но мы опережаем Беларусь по размеру ВНП на душу населения, посчитанному Атлас методом – 5 700 у Беларуси против 8 070 у Казахстана. Опережаем мы и по темпам экономического роста: Беларусь росла последнее десятилетие на 1,03% в год, а Казахстан на 2,42% в год.

И возникает сильное подозрение, что несмотря на все внешние атрибуты, экономика Беларуси более архаична, чем казахстанская. И что природа архаичности, ее параметры важнее уровня экспорта и цифровизации.

Регулируемая рыночная экономика плюс сильное государство

В заголовок раздела вынесена цитата из программной статьи помощника А.Г. Лукашенко по вопросам экономики и банковской сферы В. Бельского, опубликованной в конце июля этого года. Вот еще несколько цитат из этой статьи.

«Практика понуждения к порядку тесно связана с традициями, выкованными обществом веками и укоренившимися в культурном коде нации. Поэтому достаточно часто воспринимается представителями других народов как продукт предрассудков, анахронизм. Однако она неотделима от достижений государства».

«Ливия добилась многого при Муаммаре Каддафи, который руководил страной более 30 лет».

«Важность нахождения во главе страны в сложные периоды ее развития человека с железной волей, высокой работоспособностью, четким пониманием, что и как делать, бесспорна».

«Беларусь развивается, трансформируется. Система государственных институтов тоже должна идти в ногу со временем. Но ревизия базовых основ государственной власти нецелесообразна: зачем менять то, что эффективно по определению».

«Зеркало эффективности государственного управления - экономика. И здесь необходимо подчеркнуть: белорусская модель социально ориентированного государства с регулируемой рыночной экономикой соответствует современной теории и практике устойчивого развития. В мире общепринятая формула успеха "либеральная экономика плюс сильное государство" уже подвергнута ревизии в своей первой части и в модифицированном варианте звучит так: "регулируемая рыночная экономика плюс сильное государство"».

«Ни одна малая страна бывшего СССР, за исключением разве что Эстонии (во многом в связи с включением в орбиту сотрудничества скандинавских стран), не смогла построить эффективную экономику на либеральных принципах».

«Удалось бы обеспечить консолидацию ограниченных ресурсов общества на сохранении и реструктуризации реального сектора экономики без выстроенной иерархии государственной власти, четкого целеполагания, твердого спроса за результаты работы? Конечно, нет».

В чем не прав помощник Лукашенко?

Посмотрим на один показатель – прирост ВВП на новый основной капитал. Он показывает эффективность инвестиций. Чем выше этот показатель, тем выше эффективность. Посмотрим, как менялся этот показатель с 2011 по 2019 гг. у трех стран: Беларуси, Литвы и Казахстана. Литва выбрана как соседка Беларуси, демократическая страна с рыночной экономикой. Казахстан выбран потому, что как без сравнения с ним обойтись?

Мы видим, что эффективность инвестиций в Беларуси значительно ниже, чем в Казахстане и Литве. С другой стороны, эффективность инвестиций в Казахстане, хоть и ниже, чем в Литве, но ненамного.

Рисунок 2
 

Можно еще посмотреть на индекс качества государственного регулирования, который трактуется как способность государства содействовать развитию экономики.

Рисунок 3

Мы снова видим, что у Беларуси этот показатель самый низкий из трех рассматриваемых стран. Это отражает абсолютно архаичный, соответствующий скорее взглядам на экономику как одной из форм проявления общественной жизни XIX века, чем XXI. Собственно говоря, приведенные цитаты помощника Лукашенко это подтверждают.

Поэтому, не смотря на все внешние атрибуты успешности, Беларусь отстает в своем развитии не только от Литвы, но и Казахстана. Современное белорусское руководство еще менее готово к изменениям, чем наше. Но мир вокруг меняется и с ним должны меняться и мы, и белорусы, и литовцы. Застыть, отказаться от изменений, как предлагает В. Бельский – это означает остановиться в развитии, отстать от всего мира.

Выше я уже упоминал, что Валерий Цепкало, один из основателей ПВТ, ушел в оппозицию к действующей власти. При этом он, в свое время, был очень близок к А.Г. Лукашенко. Но понял, что у страны, отказывающейся от изменений, нет будущего. Что успех такого проекта как ПВТ очень быстро закончится, потому что в стране ничего не меняется.

Директивный экспорт, построенный на особых отношениях с Россией и Казахстаном, парк высоких технологий, результат каприза Лукашенко не имеют долгосрочных позитивных экономических последствий. Они держаться исключительно на случайных обстоятельствах, которые могут исчезнуть.

Почему Казахстан успешнее Беларуси?

Ответ на самом деле очень простой: Казахстан не так архаичен, как Беларусь.

Наши начальники на словах демонстрируют прямо-таки неизбывное желание довести уровень архаичности до белорусского, а то и еще более дремучего. Но практика конца 90-х показала силу рыночной экономики. Поэтому, поддавливая рынок, ограничивая конкуренцию, у нас все-таки стараются не пережать, не перегнуть палку, справедливо опасаясь тяжелых экономических последствий.

История наших начальников – это история доктора Джекила и мистера Хайда. Наши начальники оборачиваются к обществу то в образе либералов – рыночников, то в образе самых замшелых ретроградов, если не сталинистов.

Такая двойственность препятствует развитию, но она все же лучше, чем та архаика, которая сейчас устанавливается в Беларуси.

Очевидный урок для Казахстана: попытка вернуться к прошлым, советским, смыслам будет иметь очень печальные последствия.

И еще один урок: не надо гнаться за фетишами, а надо модернизировать общественное и политическое устройство страны.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33