понедельник, 21 сентября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Журналист Айгуль Утепова два дня находится в ИВС Нур-Султана Активисты Алматы против Кодекса о здоровье В Усть-Каменогорске скандал из-за дорожных знаков стоимостью в 30 млн тенге Акима Аягоза подозревают в получении взятки Бывшие африканские колонии Германии требуют от нее возмещения ущерба Гражданскую активистку, которая критиковала партию власти, посадили в карцер В какие страны улетают казахстанские деньги? Китай совместно с Россией, Монголией, Кыргызстаном и Казахстаном планирует построить антипандемическую крепость Гражданский Альянс Казахстана сменил президента Зеленский прокомментировал коррупционный скандал в Верховной Раде Хамоватого чиновника наказали Беларусь закрыла границу для Польши и Литвы Tengri Bank ликвидируют Почему правительство помогает только определённым торговым магазинам? Член белорусской оппозиции подал заявление о своем похищении в СК Беларуси В Казахстане создадут Фонд развития промышленности Зачем глава правительства Казахстана полетел в Ашхабад? Журналист Ирина Московка подала в суд на СК Фармацию и минздрав В Москве прокомментировали возможность вхождения Кыргызстана в состав России Сенат не одобрил антикоррупционный законопроект Глава горздрава подтвердил, что правоохранители проверяют его ведомство В США Россию и Китай считают соперниками В Казахстане задержаны контрабандисты золота Казахстанские дипломы будут признаваться в Европе Акима Рудного допросили по делу о строительстве аттракциона за 330 млн тенге

Юрист Бахытжан Базарбек ставит вопрос о доверии акиму Алматинской области

«Государство полностью потеряло нити управления земельным вопросом. Фаворитом по махинациям с землей является Алматинская область. Что касается Алматы, то на лучших землях госпарка Медеу расположены владения олигархов, - сообщил exclusive.kz Бакытжан Базарбек, эксперт в области земельного права, член специальной мониторинговой группы Агентства по противодействию коррупции по земельным вопросам, член рабочей группы Администрации президента по цифровизации земельных отношений, независимый эксперт Комитета по управлению земельными ресурсами МСХ.

Три брата

- В сфере земельного законодательства царит анархия, государство потеряло нити управления земельным вопросом, - утверждает юрист. -  Все контролирующие и надзорные органы, в том числе и прокуратура, молчат. Либо от страха, либо они не владеют ситуацией, либо тоже участвуют в преступном сговоре. За один только год по направленным мною материалам аннулировано протоколов на земли сельхозназначения больше, чем сделали все инспекции и органы природоохранной прокуратуры. Спрашивается: зачем они тогда нужны?

Я вообще хотел бы поставить вопрос о доверии акиму области Амандыку Баталову. За годы его правления земельный беспредел в Алматинской области достиг немыслимых масштабов. Все остальные области рядом с ней «отдыхают». Взять конкурсы по сельхозугодьям. В Каратальском районе, к примеру, обойдя множество претендентов, победителем в прошлом году был объявлен Жасулан Тасыбаев, родной брат председателя конкурсной комиссии Жандоса Тасыбаева, а акимом сельского округа, чьи земли разыгрывались, является третий брат - Алишер Тасыбаев. Если бы протоколы не были аннулированы, то эта семья вывела бы из земельного фонда 1870 гектаров сельхозугодий.

Аналогичная ситуация была и в Балхашском районе. Победителем лота в конкурсе на земли сельхозназначения площадью в 70 гектаров едва не стал близкий родственник заместителя акима района Бауыржана Дарибаева. В Кегене при молчаливом согласии акимата области и земельной инспекции лучшие земли в формально разыгранных 56 лотах отхватили заместитель акима района, начальники отделов земельных отношений и архитектуры, акимы сельских округов, начальник РОВД и т.д. После того, как мы обратились в антикоррупционную службу, результаты конкурса были аннулированы, а земельная комиссия полностью распущена.

В Кербулакском районе Алматинской вообще парадоксальная ситуация. Там заместитель акима и руководитель его аппарата в июне были задержаны с поличным во время получения взятки. Суть дела заключается в том, что несколько сельских округов и сёл, такие как Бостан, Малайсары, потеряли паевые земли. Сейчас выясняется, что они в обход закона отошли нескольким местным бизнесменам - латифундистам. Оба чиновника были помещены в СИЗО. Но недавно выяснилось, что они, находясь в камере, вполне себе спокойно работают, проводят даже совещания. Вот как такое возможно? Прокуратура района молчит, уполномоченный орган в области контроля за использованием и охраной земель области (земельная инспекция) - тоже. Владельцы этих земель (около тысячи человек), если власти их не услышат, насколько мне известно, готовы выйти на митинги протестов.

В Енбекшиказахском районе, где однажды акимат района организовал конкурс, в котором победили семь человек из одной семьи, села Асысага, Тескенсу и Саймасай остались без кормовых угодий (11 тыс. гектаров). Когда я изучил материалы, то оказалось, что каждый член семьи - отец, мать, сын, дочь, зять – получил по тысячу с лишним гектаров земли. 

- Чем закончилось дело по авиакомпании Бек-Эйр, чей самолет упал на жилой дом, незаконно возведенный в Талгарском районе?

- В этом районе также, как и везде, если не хуже.  Руководители отделов земельных отношений и земельного кадастра района находятся на скамье подсудимых. Риэлтор Н., создавшая под их патронатом разветвленную систему посредников - примерно 100 человек, - также. Кто-то из ее подчиненных отвечал за землеустроительные работы, кто-то искал клиентов, кто-то уговаривал людей поменять целевое назначение своего земельного участка, кто-то выбивал нужные постановления, кто-то размещал объявления о продаже земли... Вознаграждение за «труд» у них было «достойным» - от 300 тысяч до миллиона тенге. Властям Талгарского района оставалось только подделывать акты и проекты застройки. Отлаженная акиматовская машина работала в пользу ускоренного подписания всех согласований: на разработку генпланов и проектов детальной планировки, на заявления об изменении целевого назначение, согласование проекта по разделу и переносу местоположения земли...

Что касается компании Бек-Эйр, то она подала иск на владельца злосчастного дома, по которому прошагал самолет, но мои партнеры сумели отстоять парня в суде. Свою позицию Бек-Эйр основывает тем, что дом, куда врезался самолет, построен незаконно. Однако во всех материалах уголовного дела и справках ясно указывается, что он находится якобы в пределах личного подсобного хозяйства - ЛПХ. Последний делится на два вида. Полевые наделы, где нельзя строить дома, и приусадебные, где можно это делать. Талгарский акимат, чтобы переложить с себя вину, дал, разумеется, справку о том, что дом находится на полевых наделах. Но тут выяснилось, что генеральный план акиматом разработан так, что на этой территории имеются зоны Ж-1 и Ж-2, где разрешается строительство ИЖС, хотя на самом деле указанная территория отнесена к санитарно-охранной зоне аэропорта.

Сейчас некие третьи лица из определённых госорганов вмешиваются в ход следствия, чтобы подозреваемые (их 12 человек), отказавшись от признательных показаний, развалили это уголовное дело. Между тем, эти люди (подозреваемые) в своем сельском округе монетизировали каждый сантиметр земли. Сумма ущерба, нанесённого только акимами двух сельских округов, оценивается в более чем 800 млн. тенге. Что уж говорить о бывших начальниках отделов архитектуры и земельных отношений, руководителях филиала земельного кадастра Талгарского района, без которых не обходилась ни одна сделка по земле.

Лакомые кусочки

- Вы сейчас много выступаете по незаконному отчуждению земель под ИЖС в природных парках Иле-Алатау и Медеу.

- Здесь законы не работают вообще. В контурах границ Енбекшиказахского, Талгарского и Карасайского районов Алматинской области, где находится национальный природный парк Иле-Алатау, большие земельные участки отведены под строительства зон отдыха, коттеджей, а также для ведения ЛСХ – крестьянского сельского хозяйства. В селе Орман Талгарского района, по нашим данным, они отводились, например, вплоть до 2019 года. Чиновники объясняют это двумя факторами. Первый – указанные земли относятся к посторонним землепользователям, они предоставлены им до образования нацпарка. Второй – эти территории входят в административно-территориальные границы сельских округов, поэтому местные исполнительные органы вправе распоряжаться ими по своему усмотрению. Но это от лукавого. Нацпарк Иле-Алатау образован в 1996 году и земельные участки ему были предоставлены ему в 1998 году на основе Постановления Правительства РК, а землеустроительный проект по парку был разработан только в 2003 году.

Согласно действующему Земельному кодексу, есть режимы – заповедный, заказной и ограниченно-хозяйственной деятельности. В заповедном заказном режиме запрещается строительство чего-либо, так как там обитают краснокнижные животные, есть редкие виды деревьев, растений и так далее. В режиме ограниченной хозяйственной деятельности допускается пасти скот и заниматься другими видами сельскохозяйственной деятельности. Иле-Алатау имеет статус особо охраняемой природной территории, но здесь проблема не в том, что происходит внутри нацпарка. От него в течение 20 лет путем различных афер и махинации отламываются самые лакомые кусочки. И если в 1996 году территория парка составляла почти 200 тыс. гектаров, сейчас – меньше 190 тыс. Вернее будет сказать, что даже сама администрация Нацпарка не знает точно, какими площадями она располагает. Поскольку землеустроительный проект от 2003 года сильно устарел, то она руководствуется разработанным в 2014 году. При этом ни для кого не секрет, куда делись отчужденные от нацпарка природоохранные земли площадью от 10 до 15 тысяч гектаров. Застроенные участки Медеуского, Бостандыкского, Наурызбайского районов Алматы, склоны гор у сельских округов Бесагашского, Белбулакского, Туздыбастауского, Алатауского, Коктобинского сельских округов Талгарского района, Рахатского, Тургенского сельских округов Енбекшиказахского и Карасайского районов Алматинской области у всех на виду.

Лазейки в законе

- А как работает схема отчуждения земель под строительство, если Земельный кодекс не предусматривает перевод природоохранных земель под застройку ИЖС и зон отдыха?

- Как всегда – путем игнорирования закона или же нахождения в нем лазеек. Когда акимы под разными предлогами отламывали куски нацпарка, администрация Иле-Алатау, лесная инспекция, экологи и прокуратура могли этому противостоять, но не сделали этого. Напротив – экологи давали положительные заключения для перевода земель из одной категорий в другую, чтобы в последующем они были отчуждены в частную собственность. Например, в 2010 году акимы трех районов Алматинской области вывели сотни гектаров природоохранных земель из состава нацпарка. После громкого резонанса было возбуждено уголовное дело и акимы Енбекшиказахского и Талгарского районов, а также вступивший с ними в преступный сговор генеральный директор Или-Алатауского природного парка Бегимбетов отправились за решетку, аким Карасайского района до суда не дожил.

Для отчуждения особо охраняемых природных территории преступники обычно используют несколько вариантов. Первый – в связи с мнимым расширением участки конкретного населенного пункта акимат (района или сельского округа) вместе с администрацией нацпарка спешно готовит градостроительный документ, генплан или упрощенный проект застройки, где природоохранная земля указывается не как рекреационная зона (предназначенная для организации мест отдыха населения территория, включающая парки, сады, городские леса, лесопарки, пляжи, иные объекты), а как Ж1 и Ж2, позволяющие данную территорию застраивать жилыми домами. Прогнав эти документы через чиновников и ручные маслихаты, быстренько их утверждает. После этого аким села или сельского округа выносит постановление о предоставлении права аренды, а после постройки дома – решения о переводе в частную собственность для ведения личного подсобного хозяйства, зоны отдыха, строительства коттеджей. Этот беспредел происходит, начиная с начала нулевых годов, при попустительстве администрации нацпарка Иле-Алатау. А ведь она (администарция), согласно закону, наделена функциями природоохранного учреждения. Следовательно, может проводить проверки, наказывать, подавать иски в суд за незаконное отчуждение и возвращать их. Но этого, к сожалению, не было сделано ни разу.

Второй вариант отчуждения природоохранных земель – акимы выдавали их, не заморачиваясь на градостроительных проектах и всяких там согласованиях. Есть еще третий и четвертый варианты вывода, но эти пока схемы рабочие.

Акиматы районов и сельских округов в своих авантюрах с землей дошли до того, что подделывают и переутверждают схемы генпланов и проектов детальных планировок. Если для населенного пункта, где проживает более пяти тысяч человек, требуется разработать, например, полноценный генплан, то они, скрывая истинную статистику, делают упрощенную схему застройки. Такой документ разрабатывается обычно для населенных пунктов, где проживает меньше пяти тысяч человек. Тем самым они избегают лишних согласований и утверждений. Дополнительные «глаза» и «уши» в тихом деле, связанном с отчуждением «бриллиантовых» природоохранных земель, им ни к чему.

В итоге границы нацпарка сужаются, а на природоохранных землях появляются жилые дома, зоны отдыха, коттеджи, строения под ЛПХ и т.д. А стало это возможным благодаря тому, что главный документ нацпарка «Иле-Алатау» - землеустроительный проект, разработанный еще в начале нулевых годов, устарел, а его охранные зоны не установлены. Чем не преминули воспользоваться ушлые чиновники. Так, например, они перевели из состава Нацпарка земельные участки под горнолыжный курорт Кокжайляу. Согласно правилам, если меняются идентификационные характеристики земельного участка, а к ним мы относим и площадь, (а также, месторасположение, целевое назначение и тд), то заново проводятся землеустроительные работы, разрабатывается, согласуется и утверждается землеустроительный проект и выдаётся новый государственный акт. Другими словами, нужно было еще раз высчитать территорию, которая отошла от нацпарка, и согласовать новые границы за минусом отчужденных. В случае с Кокжайляу этого сделано не было, также было и при отчуждении и присоединении земель нацпарка к Алматы для застройки их коттеджами.

- Почему? По незнанию или специально?

- Они (администрация Иле-Алатау) жалуются, что у них нет на это средств. Из республиканского бюджета выделяются деньги на уточнение границ, но в виду того, что земли национального парка относится к трем районам области, то, например, Карасайский район для уточнения границ и разработки землеустроительного проекта затребовал 30 млн. тенге, а Талгарский - 40 млн. Но в бюджете денег на такое вроде бы важное дело пока не изыскали. И теперь, получается, судьбу Иле-Алатау решает землеустроительный проект за 2003 год, хотя с тех пор произошла масса изменений. Администрация парка утверждает, что в 2014 году она разработала и утвердила лесоустроительный проект, где установила точные границы земельного участка. Однако вынести и закоординировать границы нацпарка площадью в 189 тыс. гектаров и трудно, и очень дорого, так как нужно высчитывать координатные точки на неровной, труднодоступной горной поверхности.

- А незаконные строения, появившиеся на территории национального парка после 2003 года будут сносить, если границы все-таки будут уточнены?

- Повторяю еще раз: администрация национального природного парка «Иле-Алатау также, как природоохранное учреждение, может обратиться в суд с иском в суд о признании постановлений акиматов о выделении участков под строительство - незаконными. Но они не торопятся возвращать эти природоохранные земли. Понятно – почему: за каждым таким земельным участком, выведенным уже в 2010-2019 годы, стоят очень влиятельные люди.

Вотчина акима Алматы

- А что сегодня происходит с природным парком Медеу?

- Да почти то же самое с той лишь разницей, что если Иле-Алатау является национальным, то Медеу - государственным природным парком. И если по первому из парков чиновники придумывают разные схемы вывода природоохранных земель, то здесь под предлогом расширения черты населенного пункта никто ничего не скрывает. На природоохранных землях выросли целые коттеджные поселки и зоны отдыха. В парке Медеу хозяевами земельных участков (они именуются в документах как посторонние пользователи) являются олигархи, которые входят в первую двадцатку богатейших людей в рейтинге журнала Forbes-Казахстан.

Напомню: государственный природный парк «Медеу» находится в полном подчинении акимата Алматы. Это, можно сказать, его вотчина. Естественно, у руководящего чиновника (может быть, даже и не первого руководителя) есть большое искушение «поднапрячь» подчиненный акимату госприродный парк изыскать в Бутаковском ущелье 10 соток земли для застройки. А уж что касается первых руководителей города, то многие из них, начиная от акимов Шалбая Кулмаханова, Виктора Храпунова и завершая акимами последних лет, распоряжаются землей Медеу так, будто она досталась им в наследство. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с находящейся в открытом доступе информацией Генпрокуратуры о нарушениях по предоставлению земельных участков в нулевых годах.

Если государственный природный парк Медеу станет самостоятельным юридическим объектом, то это будет не просто шаг к сохранению природоохранных земель, но и удар по коррупции. Однако акимат Алматы, который долгое время распоряжался лучшими «бриллиантовыми», как я говорю, участками землями, просто так свои полномочия координатора и регулятора деятельности государственного природного парка не уступит.

P.S: События в Белоруссии подсказывают, что отношение к электорату пора менять. Коррупция внедрилась настолько глубоко в кровеносные сосуды государства, что речь идет уже о полном недоверии народа к нему. Дальше, как говорится, падать некуда...

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33