четверг, 22 октября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Задолженность по зарплате достигла 2,7 миллиарда тенге Два бывших ответсека назначены вице-министрами Генпрокурор Кыргызстана подал в отставку На энергопредприятиях страны зарегистрировано 3610 технологических нарушений Госдолг Казахстана находится на безопасном уровне Убитого во Франции учителя наградят орденом Почетного легиона Немцы прислали помощь вооружённым силам Казахстана В Великобритании добровольцев намеренно заразят COVID-19 Метрополитен Алматы: 5 топ-менеджеров получили вознаграждение, несмотря на убытки в миллиарды тенге В Кыргызстане назначили новую дату парламентских выборов Активисты Уральска добились отмены стройки дороги через рощу Токаев провел ряд кадровых назначений Олжас Сулейменов готовит Обращение к Президенту и Правительству РК Лукашенко обещал больше не баллотироваться в президенты Уроженец Актюбинска получил высокий пост Япония отказалась комментировать заявления Великобритании и США о попытках России сорвать Олимпиаду в Токио Токаев назвал дату выборов Турция готова инвестировать АПК Казахстана В Казахстане работают более 16 тысяч иностранцев Еще один глава здравоохранения решил покинуть пост Родные погибших в ДТП полицейских недовольны мягким приговором, а сам подсудимый жалеет, что не умер В Украине появится две военно-морских базы на Черном море Алматинскую ТЭЦ-2 все-таки газифицируют Facebook и Instagram удалили 120 тысяч публикаций, призванных затруднить президентские выборы в США USAID рекламирует казахстанских производителей

Казахстан отменил смертную казнь. И?

Казахстан присоединился ко второму факультативному протоколу, отменив тем самым смертную казнь. С юридической точки зрения нужно еще переписать несколько нормативно-правовых актов, включая Конституцию, но это можно считать свершившимся фактом. Часть общественности встала против отмены «высшей меры», несмотря на то, что мы стремимся в 30-ку цивилизованнейших стран? Чтобы понять этого, нужно немного окунуться в историю и оценить нынешнюю ситуацию в стране.

Закон талиона

Применение смертной казни человечеством восходит к самому становлению общества и возникновению первых норм права. По мнению большинства исследователей, как историков, так и юристов, корни этой «процедуры» лежат в кровной мести или древнейшем принципе «око за око». Это так называемый закон талиона, когда наказание должно быть соизмеримо совершенному преступлению.

Со временем виды смертной казни стали разнообразными и даже можно сказать, изощренными. Причем, чем «цивилизованней» был народ, тем шире был спектр умерщвления. Описывать их или приводить примеры мы не станем – не тот случай, но заметим, что нередко виды казни для разных сословий и видов преступлений существенно различалась. Что же касается нашей темы, то следует подчеркнуть, что во все времена и практически у всех народов существовала вероятность помилования, которое могло исходить от верховного правителя или какого-нибудь жреца (хотя последние чаще настаивали именно на смертоубийстве).

В кочевом обществе отношение к смертной казни было несколько другим, так как определенную часть жизни оно проводило в войнах. Казни были показательными, в виде устрашающей меры, в назидание другим – чаще за предательство. Во времена Казахского ханства существовал четкий перечень преступлений, за которые можно было лишить жизни человека. В кодексе «Жеті Жарғы» они включали только три позиции – убийство, изнасилование и кровосмешение (до 7 колена). В военное время включались другие законы, а в мирное даже за убийство можно было откупиться «куном» (выкупом) – при согласии потерпевшей стороны. Медиация, судя по всему, применялась чаще. Но при этом кровная месть продолжала существовать столетиями.

Советский период можно разделить на две условные части – до 1950-ых годов и после них. Сталинские времена, наверное, не стоит слишком детально описывать, хотя именно в эти годы в головы «хомо-советикус» была заложена общественная формула «смерть врагам народа!», которая могла легко перепрофилироваться под любое другое преступление против личности или государства. После реформы уголовного права в СССР (1958 год) «высшая мера социальной защиты» (ВМСЗ) стала отделяться от других видов наказания. В УК КазССР и СССР, сугубо с юридической точки зрения, декларировался временный характер смертной казни, но не с точки зрения права человека на жизнь, а с намеком на то, что при коммунизме карать таким образом будет просто некого.

Де-юре, де-факто

Независимый Казахстан жил по советским УК и УПК фактически до 1998 года. Через пять лет после его принятия президент Назарбаев ввел мораторий на смертную казнь, а точнее – на приведение приговора в исполнение. Но это не отменило вынесение «вышки», хотя, как показывает практика, стали делать это значительно реже – по разным подсчетам, всего с 2003 года к смертной казни было приговорено пять человек. Последний случай – «алматинский рэмбо» Руслан Кулекбаев. В основном судьи стали выносить пожизненное заключение. Всего же те, кому вынесли такое наказание или (ранее) смертный приговор, находятся в двух специальных колониях – всего более 100 осужденных.

В принципе, разговоры о полной и окончательной отмене смертной казни начались сразу после введения моратория. Были ожидания, что это будет к концу следующего срока Нурсултана Абишевича или в период председательствования Казахстана в ОБСЕ. Представлялось, что эта чисто формальная процедура может добавить очки Назарбаеву в Евросоюзе, сгладить впечатления о его диктаторских замашках. К слову, поговаривают, что он и сам был не против.

Однако, процесс затянулся. Накануне принятия нового Уголовного кодекса разговоры об этом вновь возобновились. Через пару лет, когда свежий УК опять стали редактировать, этот вопрос просочился даже в общество и соцсети. Однако Генеральная прокуратура выступила категорично против. Более того, было предложено расширить список статей, которые могли бы заканчиваться высшей мерой наказания – например, добавить к уже существующим торговлю наркотиками, педофилию и коррупцию. Однако, в конечном итоге, эти дополнения не претворились в жизнь – что-то испугало законодателей, видимо.

Впрочем, сейчас спектр «расстрельных» статей в УК РК тоже не маленький – в нем 17 видов преступлений. Кроме традиционных «око за око», это наказание за преступления в военное время (дезертирство, запрещенные методы ведения войны, госизмена), покушение на первого или любого другого президента (даже если тот или другой останутся в живых), геноцид, наемничество, терроризм и другое. Кстати, смертный приговор нельзя применять к женщинам, старикам и детям (несовершеннолетним). Впрочем, сейчас вообще нельзя будет применять.

На сегодняшний день более 80 стран мира запретили сметную казнь де-юре или де-факто. Формально, Казахстан был и остается в их числе, но сейчас окончательно укрепил свои позиции. Теперь остаются другие, тоже чисто формальные, процедуры – изменения в Конституцию, Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы и некоторые другие нормативно-правовые акты. Благо, у нас это легко и быстро получается, да и законотворческая база уже была готова с прошлого года, когда президент Токаев впервые озвучил эту идею.

Однако, на практике все далеко не так гладко. Уже перестали удивлять случаи, когда в полиции могут до смерти избить задержанного (по сути, не виновного), не говоря уже о том, что происходит за заборами КУИС. Не было досконального и справедливого расследования расстрела мирных граждан в Жанаозене – по сути, убийства без суда и следствия. То есть, смертная казнь в Казахстане продолжает применяться.

«Распни его!»

Итак, вчера был подписан второй факультативный протокол к международному пакту о гражданских и политических правах, направленный на отмену смертной казни. Это сделал постоянный представитель Казахстана в ООН Кайрат Умаров, но прежде об этом объявил сам Токаев, выступая по случаю 75-летия организации: «Казахстан привержен реализации основополагающего права на жизнь и человеческое достоинство». Это был своего рода подарок, который должен обрадовать именинника и тем самым принести пользу самому дарящему. Очень вовремя, кстати, особенно на фоне негативного имиджа страны, начиная с убитого тюленя и заканчивая громкими коррупционными скандалами.

Однако немалая часть общества оказалась не согласна с таким решением. Очевидно, сработал упомянутый ген «смерть врагам!», только врагами сейчас выступают педофилы и маньяки. С особым пристрастием граждане добавляют в этот список коррупционеров и сепаратистов (хотя последние и так находятся в пока еще не отредактированном УК). Однако, наверное, не стоит приводить исторические факты и статистику криминала, чтобы доказать, что смертная казнь не влияет и никогда не влияла на уменьшение «расстрельных» преступлений. Это могут подтвердить психологи, а что касается, например, педофилии, то преступник с большей степенью вероятности будет убивать жертву – чтобы уменьшить вероятность обнаружения себя.

Другим немаловажным фактором является отечественная судебная система, которая находится в числе лидеров среди государственных институтов по степени недоверия населения (даже по официальной статистике). Да и «просто» Система легко может использовать ВМСЗ в своих целях – карательных функциях, борьбы с инакомыслием и избавлением от конкурентов. Но, слава небесам, пока до этого не дошло.

Но почему тогда народ, понимая бессмысленность «вышки», так требует ее возобновления? Тут, на наш взгляд, есть несколько факторов. В первую очередь, это, видимо, психологические факторы. Ведь публичные казни даже в развитых странах прекратились относительно недавно (в США, например, последнее повешение на площади случилось в 1936 году), а «свежие» видео с обезглавливанием по законам Шариата мгновенно набирают миллионы просмотров в далеко не мусульманских странах.

Но в нашем случае, скорее всего, кроме уже упомянутых генов, может играть роль и некий синтез недоверия к власти, неудовлетворенность окружающим и острый синдром дефицита справедливости и, как следствие, иллюзия, что чья-то смерть может ее востановить. Тут уже работает не закон талиона (кроме родных жертв преступника), а что-то другое – то, что сами носители этих идей не могут, да и не хотят себе объяснять. Особо ярко это проявляется в призывах ввести смертную казнь за коррупционные преступления.

Но, как бы то ни было, Казахстан сделал то, что должен был сделать еще полтора десятка лет назад. И сама система (ни судебная, ни властная) от этого не измениться. К сожалению. Зато жажда крови (пока еще виртуальная) будет расти, а поводов для этого в обозримом будущем будет предостаточно. К великому сожалению.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33