воскресенье, 25 октября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Глава «СК-Фармация» получает свыше миллиона в месяц Токаев раскритиковал зависимость судей от правоохранительных органов. В Европе и России стремительно растет число заболевших коронавирусом В США одобрили применение лекарства, которое помогло Трапму Санврач Алматы обеспокоен ситуацией с ковидом в мегаполисе Российский боец ММА одобрил убийство французского учителя В Казахстане усиливаются карантинные меры Жириновский мечтает, чтобы в честь него назвали улицу в Казахстане Сбежавшим из аэропорта пассажиром оказался министерский чиновник Сноудену дали бессрочный вид на жительство в России «Киберщит Казахстана»: введены новейшие системы В Германии, несмотря на пандемию и кризис, число миллионеров выросло Куат Хамитов отрубил бы голову Борату В Грузии преступник забрал выкуп в 500 тысяч долларов и сбежал В Атырау на складе СК «Фармация» отсутствует запас лекарств Адвокат госпитализирована после инцидента в департаменте полиции Китай не намерен давать Кыргызстану отсрочку по кредиту Обама выступил в поддержку Байдена Токаев: национальные и государственные вузы продаваться не будут Папа римский поддержал однополые браки Выборы в мажилис будут проводиться по бумажным бюллетеням В Кыргызстане коррупционерам дали один месяц на возврат денег За ценовой сговор во время локдауна оштрафовали всего на 4,3 млн тенге Задержание казахстанца в США по делу контрабанды электроники прокомментировали в МИД Президент предложил отказаться от пышных празднований

Умеют ли наши власти работать в экстремальной ситуации?

«Исполнительная власть Алматы продемонстрировала, что не умеет принимать оперативные решения в экстремальной ситуации. А ведь аким города был в свое время главой правительства, руководил не отдельным городом, а целой страной».

Ужин для врачей

Один известный казахстанский эпидемиолог, интервью с которым будет опубликовано в ближайшие дни, считает, что эпидемия в Казахстане пошла на спад не благодаря официально озвученным цифрам (четырем млрд. тенге), а потому, что 70% населения переболело в разной форме КВИ. Другой известный врач сказал, что перманентные карантины страна выдержала благодаря не властям, а народу. Дословно: «Волонтеры (по печальной иронии именно в год Волонтера) встали плечом к плечу с врачами и полицейскими, гвардией и армией. Они собирали и находили, привозили и кормили, доставляли и дежурили. Граждане. Простые люди. Известные и неизвестные люди. Казахстанцы!»

Алматинские рестораны и кафе, работающие на вынос, первыми откликнулись на чрезвычайную ситуацию, добровольно взяв на себя поставку горячих обедов и ужинов для полицейских блокпостов и персонала многих клиник города. 

- Мы начали заниматься этой деятельностью (кормить людей, работавших во время первого, очень жесткого карантина) ещё в марте, - рассказывает владелец одного из таких кафе Ерлан Ибрагим. -  В то время уже везде поставили блокпосты, чтобы люди поменьше ходили по городу. Возле нашего кафе тоже ежедневно стояли два солдата. Сразу стало понятно, что им некуда сходить поесть – многие учреждения общепита в центре города (а он больше административный) тогда закрылись. Вначале мы им разрешили пользоваться нашими санузлами, потом они стали обедать у нас с 20-процентной скидкой и плюс получать по два бесплатных ролла от заведения. Я сам когда-то учился в военном училище и прекрасно понимал этих ребят: молодой организм постоянно требует еды. И пока длился первый карантин, мы кормили их, а заодно возили горячие обеды на другие блокпосты. Активист Ерлан Куаныш координировал, сколько и куда нужно привезти обедов.

Потом мы стали кормить медиков. Все началось с того, что кто-то в сети опубликовал информацию о том, что врачи Центральной городской больницы №12, куда свозили пациентов со всего города, остались без питания. Когда я позвонил старшей медсестре одного из отделений, в ее голосе слышалось отчаяние. Она сказала, что пищеблок клиники рассчитан только на больных, но не на медперсонал, в полном составе закрытый на карантин.

 В общем, 420 человека остались без еды. Мы (я имею в виду наш коллектив) оперативно собрались, приготовили горячий обед и привезли в больницу. Принимать пакеты с едой оказалось некому. Много врачей болело, а те, которые еще держались на ногах, не могли отойти от своих пациентов. Вышла женщина из бухгалтерии. Она одна и заносила все пакеты на территорию клиники, нам в зону заражения заходить было нельзя.

Когда я спросил звонившую мне медсестру, нужно ли завтра привозить обеды, ответила утвердительно. Но на следующий день отсутствующим, бесцветным голосом сказала, что у них всё есть, ничего не надо. Оказывается, поступил звонок сверху: медперсоналу велели не заниматься «попрошайничеством».

Однако без еды медики не остались. К нам очень быстро подключились благотворительный фонд Ажар Джандосовой, компания BI-Group, отдельные кафе и рестораны. Они начали возить обеды и ужины и в другие ковидные и провизорные центры Алматы. Очень помогла нам в коммуникации с медицинским сообществом волонтер движения "Я алматинец..." Саида Тауекел, которая стала связующим звеном между отдельными рестораторами и госорганами.

Мы, к примеру, возили обеды в БСМП, в госпиталь МВД, в клинику имени Асфендиярова, областную многопрофильную больницу. Какую-то часть готовили за свой счёт, а когда денег не стало хватать, попросили помощь в социальных сетях. Там же и отчитывались - сколько порций и на какую сумму отвезли в конкретную больницу. Кто-то нас критиковал, говорил, что нужно помогать молча. Но мы по-другому не можем. Люди, которые, образно говоря, свой собственный кусок хлеба делили пополам, должны знать, куда пошли их деньги. Они перечисляли - кто по тысяче, кто - по две, и при этом извинялись, говорили, что больше не могут. Среди них много простых женщин-домохозяек. Конечно, были и крупные спонсоры, которые, как только узнавали, что помогаем врачам, выделяли сразу большую сумму. Один из них - Айбек Барысов. Тот крупный взнос, который он сделал, помог нам выдержать большую нагрузку в самом начале. Бригадам скорой помощи возили горячие кофе и чай. С кофе нас поддержал бренд Tchibo. Спасибо ему. Однажды ко мне обратились нуртоановцы. Предложили деньги, но с условием, что будем работать под их эгидой. Посоветовавшись, мы решили отказаться.

В общей сложности вместе с помощью и со своими возможностями нам удалось доставить свыше трех тысяч обедов. Несколько раз медики нас просили убрать посты-отчеты. А то, мол, их упрекают в выпрашивании еды. В соцсетях мы тоже слышали много упреков. Зачем, мол, кормите медиков? Им же выплаты положены. Возможно, и так, но люди, работая в тяжелых условиях, выгорали. Мы же старались готовить почти на ресторанном уровне, чтобы вкусной едой хоть немного поднять им настроение.

Ситуация с кормлением медперсонала алматинских клиник была отрегулирована только к лету. Но то и дело все равно появлялась потребность в питании для персонала отдельных объектов здравоохранения. 10 врачей Аксайской детской больницы остались без питания, потом медперсонал роддома №2 приступил к работе вахтовым методом, а условий для приготовления пищи в клинике нет, администрация просила оказать содействие, и мы продолжили кормить врачей. Когда открыли один из провизорных центров, депутат Ирина Смирнова опубликовала пост о том, что врачи, работающие там, нуждаются в помощи. Когда мы привезли обеды, то медики попросили нас, если есть возможность, помочь со средствами гигиены. Позже, когда мы их собрали, сказали, что ничего не надо. Видимо, власти вмешались.

…Сейчас те страшные весенние и летние месяцы позади, но у меня в душе осталась горечь. Не знаю, что думают другие, но мне кажется, что исполнительная власть Алматы не прошла экзамен, который нам устроил коронавирус. Она продемонстрировала, что не умеет принимать оперативные решения в экстремальной ситуации. А ведь аким города был в свое время главой правительства, руководил не отдельным городом, а всей страной.

Что больше всего удручает, чиновники и сами не были готовы действовать быстро, и нам тоже пытались запретить это. А поскольку я был одним из тех, кто принимал в этом участие, то и чувствовал себя, мягко говоря, дураком, когда писал в соцсетях призывы о помощи медикам. «Уберите, пожалуйста, свой пост, у нас будут проблемы», - просили закрытые в стенах больницы сотрудники.

Работа в убыток

-  Не накладно ли для небольшого кафе работать на волонтерских началах в течение многих месяцев?
- Мы фактически работали себе в убыток. Меня, наверное, спросят: раз так, то не легче ли было закрыться и посидеть в карантине? Но ведь жизнь вместе с эпидемией коронавиурса не заканчивается, а в общепите самое важное - это наработанная точка. Если человек упрется в закрытую дверь, то следующий раз он не будет тратить на нас своё драгоценное время и уйдет к другим.
Второй момент – персонал. Мы понимали, что потеря работы в это трудное время станет приговором. К тому же, мы дорожим теми, кого сами обучили и воспитали. Если распустили бы коллектив и закрылись всего лишь на месяц, то в следующий раз его собрать было бы трудно. Хорошие специалисты даже в кризис на вес золота. Надо будет искать новых людей, переучивать их, и ещё непонятно, кто к нам придёт.

Взвесив все эти факторы, мы всё-таки посчитали, что нам выгоднее будет работать немного в убыток ради сохранения репутации и персонала, конечно. И так как в те дни, когда страна живет в условиях ЧП и перманентных карантинов, объем заказов уменьшается, то чтобы не работать вхолостую, мы добровольно взяли на себя обязанности по обеспечению питанием медиков, полицейских, а и иногда просто нуждающихся людей. Это лучше, чем просто сидеть дома и плевать в потолок.

- Если это целесообразно с экономической точки зрения, тогда почему другие кафе не пошли на этот шаг?

- Здесь, наверное, сказывается наша специфика. Мы изначально работали в формате «на вынос». Когда закрывались на первый карантин, то всем кафе и ресторанам не разрешали впускать людей внутрь. Можно было работать только на доставку, а это определенный технологический процесс, к которому мы уже были готовы. В Алматы есть огромное количество людей, которые в силу разных обстоятельств не могут готовить дома. Кто-то просто не умеет, кто-то - физически не может, у кого-то условий нет.

В общем, аптека и предприятия общепита - это те вещи, которые всегда нужны. Готовить на вынос, конечно, менее выгодно, зато жизнь для нас в период карантина не остановилась.

-  До карантина владельцы малых предприятий жаловались, что очень тяжело найти сотрудников, а сейчас наши люди стали как-то дорожить рабочим местом?

-  В целом своим персоналом я доволен. Более того – испытываю перед ними иногда чувство неловкости. Если честно, то та зарплата, которую я плачу сегодня, - маленькая: пять тысяч за десятичасовой рабочий день, из них тысяча уходит на дорогу, при этом кто-то живет на съемной квартире. Но такова сегодня общая ситуация на рынке – зарабатываем не так много.
А если рассуждать в общем, то есть такое понятие, как менталитет. Я ни в коем случае не хочу ругать народ, представителем которого являюсь, но если сравнивать нас с братьями-узбеками, то это два разных подхода к работе. Коллеги хвастаются, что взяли узбека на работу. Он не курит, не пьёт и работает за троих, по части сервиса более услужлив и мягок. А мы, казахи, - гордый народ, долго ломать шапку перед клиентом не будем. Или вот такой пример. Мы перестали получать лаваш от своих поставщиков - они остановили производство. Сказали, что, во-первых, уменьшился спрос; а, во-вторых, одни узбеки, которые работали у них, уехали, другие из-за того, что границы закрылись, не успели приехать. «А вы, казахи, работать не хотите», - полушутя-полувсерьёз сказали они.

- Какие прогнозы вы можете дать, работая в реальном секторе экономики?

- Думаю, что впереди нас ожидают трудные времена. Огромное количество предприятий наверняка будет закрываться. Я это связываю еще и с объединением пневмонии с коронавирусной инфекцией. Рост числа заражённых и большое количество смертей привели нас к тому, что весь мир закрыл от нас свои границы, а мы - импортозависимая страна. Уже сейчас сильно наблюдается заметное снижение покупательской способности, так как бизнесы из-за этого начинают закрываться. Турагентства, например, перестали существовать и в ближайшее время навряд ли восстановятся.

Судя по тому, что потерявшие работу получали всего по 42500, то это говорит о том, что власть не готова восполнять этот покупательский спрос. Видимо, есть серьезные проблемы с наполнением бюджета. А раз бизнесы закрываются, то и налоговых поступлений не будет.

Ну а в целом сам я продолжаю сохранять позитивный настрой, когда вижу, как люди откликаются на наши обращения, стараются помочь по мере возможности. Есть и недовольство, и озлобленность, но запас доброты и человечности у нашего народа еще не исчерпан. Насколько долго удастся ему сохранить эти свои качества, трудно сказать. Я общался с руководителем рестораторов Казахстана Аидой Тауекел, и видел, как они работают, собирая и распределяя помощь нуждающимся. Мы тоже старались поддержать их, отправляя свою еду. И нам тоже люди стараются помочь. Это не только деньги на закупку продуктов. Есть люди, которые звонили нам, чтобы сказать: «Мои руки свободны. Давайте, помогу вам хоть тем, что буду еду помогать раскладывать по пакетам».

Очень выросла себестоимость продуктов. Основной ингредиент нашего фирменного блюда - курицы по-гонконгски, – это имбирь. В день его у нас расходуется около 10 кг. В обычное время он стоил 500 тенге, сегодня покупаем за полторы тысячи, а когда на него был ажиотажный спрос, то цена в Алматы доходила и до 5 тысяч. Вообще, цены на все поднялись в среднем на 20-30%, а на некоторые товары вообще в разы. Раньше пачка перчаток, в которых мы работаем, стоила 1200 тенге, сейчас - 4800. Доходы между тем резко идут вниз - люди стали внимательно изучать меню.

- Не жалеет о том, что пришли в этот бизнес? Вы ведь, кажется, вузовский сотрудник?

- Я по специальности финансист. У меня докторская степень, я читал лекции студентам по корпоративным финансам. Ресторатором стал совершенно случайно в начале этого года: подвернулась возможность взять в аренду действующий бизнес в центре города. Словом, жизнь предоставила возможность заниматься богоугодным делом и кормить людей.
Были дни, когда мне самому приходилось стоять на кассе, работать официантом или просто мыть посуду. Особенно хорошо у меня получалось последнее. Я в армии на «дискотеке» столько посуды перемыл, что не снилось даже большим ресторанам. «Дискотека» - так назывался наряд в моечное отделение столовой, где нужно три раза в сутки перемыть посуду за личным составом полка.

Но в отличие от человека, который моет посуду, у меня есть мечта, - не просто заработать себе кусок хлеба и выжить, а создать сеть. Чтобы мы были не только в Алматы, Нур-Султане и Шымкенте, как сегодня, а по всему Казахстану. Если всё пойдёт хорошо, то выйти и на международный рынок.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33