воскресенье, 25 октября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Глава «СК-Фармация» получает свыше миллиона в месяц Токаев раскритиковал зависимость судей от правоохранительных органов. В Европе и России стремительно растет число заболевших коронавирусом В США одобрили применение лекарства, которое помогло Трапму Санврач Алматы обеспокоен ситуацией с ковидом в мегаполисе Российский боец ММА одобрил убийство французского учителя В Казахстане усиливаются карантинные меры Жириновский мечтает, чтобы в честь него назвали улицу в Казахстане Сбежавшим из аэропорта пассажиром оказался министерский чиновник Сноудену дали бессрочный вид на жительство в России «Киберщит Казахстана»: введены новейшие системы В Германии, несмотря на пандемию и кризис, число миллионеров выросло Куат Хамитов отрубил бы голову Борату В Грузии преступник забрал выкуп в 500 тысяч долларов и сбежал В Атырау на складе СК «Фармация» отсутствует запас лекарств Адвокат госпитализирована после инцидента в департаменте полиции Китай не намерен давать Кыргызстану отсрочку по кредиту Обама выступил в поддержку Байдена Токаев: национальные и государственные вузы продаваться не будут Папа римский поддержал однополые браки Выборы в мажилис будут проводиться по бумажным бюллетеням В Кыргызстане коррупционерам дали один месяц на возврат денег За ценовой сговор во время локдауна оштрафовали всего на 4,3 млн тенге Задержание казахстанца в США по делу контрабанды электроники прокомментировали в МИД Президент предложил отказаться от пышных празднований

Как и для чего распустят мажилис на этот раз

О предстоящих очередных внеочередных выборах не сказал, пожалуй, только ленивый или тот, кто пошел на праймериз. Похоже, это стало какой-то недоброй традицией в казахстанской электоральной практике. Но каким образом это будет сделано и что станет причиной роспуска парламента, никто не говорит. Может показаться, что это какая-то формальность, но на самом деле именно этот рычаг может стать показателем внутриполитической обстановки на ближайшее время (с точки зрения властей). Если, конечно, Акорда не удивит на этот раз, решив провести выборы в мажилис в срок – в марте 2021 года.

Начало конца

Действительно, создалось устойчивое ощущение, что выборы в Казахстане делятся на две категории – очередные внеочередные и срочные досрочные. Это касается и президентских, и парламентских, хотя и те, и другие далеки от классического понятия «выборы». Однако, при всей внешней схожести, они имели определенные различия. Предстоящий электоральный сезон будет отличаться от всех предыдущих и окажет влияние на последующие, причем, независимо от того, сохранит в будущем нынешняя власть свои позиции или же ей придется отступить.

В эпоху независимости Казахстан вступил с парламентом, избранным еще в позднесоветскую эпоху. Несмотря на этот факт, во многом он формировался за счет по-настоящему «народных депутатов». В новых условиях они проработали два года, а в декабре 1993-го добровольно прекратили свою законотворческую работу, так как посчитали свою миссию выполненной, хотя формально могли поработать еще полгодика. Стоит отметить, что полномочия сложили депутаты всех уровней, вплоть до Верховного совета 12 созыва, где сдали свои мандаты более четверти его членов. Таким образом, ВС РК сложил полномочия, передав свои функции президенту страны до следующих выборов.

Они (первые срочные досрочные) состоялись 7 марта 1994 года, и тогда молодая страна впервые получила настоящий профессиональный парламент (до этого большинство избранников совмещали законотворческую деятельность с основной – тракториста, директора предприятия или завотделом НИИ), состоящий из 177 депутатов, 42 из которых были назначены президентом. Однако практически ровно через год Верховный совет 13 созыва был распущен Нурсултаном Назарбаевым. Он оказался последним («чертова дюжина» сработала, наверное) однопалатным парламентом Казахстана, а «реверанс» тогдашнего президента предзнаменовал четверть века его авторитарного правления.

Вместе с тем добропамятным парламентом ушла в историю и Конституция образца 1993 года. С марта по декабрь 95-го – за эти девять месяцев - была зачата и выношена модель будущего Казахстана, хотя многие этого тогда не осознавали до конца. В апреле был проведен первый всенародный референдум, давший Нурсултану Назарбаеву возможность править без перевыборов до 1 декабря, а в конце августа состоялся и второй – по принятию новой Конституции. Именно тогда, кроме прочего, парламент стал двухпалатным. Выборы в него прошли в два тура, а участвовали в выборах (невероятно!) аж 10 партий, из которых практически ни одной не сохранилось в первозданном виде.

Партия народного единства, Соцпартия, Демпартия, Крестьянский союз, Партия Казахского возрождения, Союз казахстанской молодежи, Общественное движение «Гармония», Федерация профсоюзов, Народно-кооперативная партия. Сегодня эти названия вызывают ностальгическую улыбку и глубокий вздох об остатках демократии. Этому составу мажилиса предстояло переехать в новую столицу, а также провести через себя множество первых законов, значительная часть из которых была написана «с нуля». Более того, именно в стенах парламента эти законы редактировались по много раз, прежде чем пошли на подпись президенту, а в последующие годы пришлось их переписывать и подстраивать под вертикаль единоличной власти.

Этот созыв, как и следующий, были единственными, которым было суждено досидеть положенный срок. В октябре 1999 года прошли очередные парламентские выборы (по многим округам тоже пришлось проводить по два тура), в результате которых в мажилис попали 6 из 11 участвовавших в них партий, а также группа независимых депутатов. Всего в то время было 77 мажилисменов, из которых 23 мандата достались «Отану». Впрочем, еще до конца срока их действия некоторые из них пришлось отозвать – например, у Булата Абилова. Но это, как говорится, другая история. Кстати, тогда за всей кампанией впервые следили наблюдатели ОБСЕ, в результате чего она не была признана справедливой и честной. Впрочем, как и во все последующие разы.

Выборы 2004 года можно было назвать «переломными». Тогда в последний раз в парламент сумели пробраться независимые депутаты, хотя «независимость» части из них (всего 18 человек) определялась только беспартийносттью. Да и после этого выборы стали проводится только по партийному списку. Была масса нарушений, а европейские наблюдатели только разевали рты от происходивших нарушений и фальсификаций. В итоге «Отан» заполучил 42 мандата, блок «Аист» – 11, «Асар» – 4, а «Ак жол» и Демпартия – по одному. Другим памятным событием этого периода стал громкий (чересчур громкий) уход спикера мажилиса Жармахана Туякбая в стан оппозиции, где его практически сразу сделали своим «спикером».

Вошло в привычку

Вообще, этот созыв был примечательным по многим параметрам, в том числе по тому, как он распускался. Конечно, главной причиной было то, что партии власти вместе фактического большинства нужно было абсолютное. Для этого был инициирован запрос в Конституционный совет, основанный на том, что мажилисменов грызла депутатская совесть – как они, мол, могли продолжать работу, когда в стране прошла конституционная реформа (2007 года), а они продолжают сидеть на своих местах. Тем более, что перемены эти вступили в законную силу и состав мажилиса должен был увеличится с 77 до 107 человек (в том числе, 9 мандатов от Ассамблеи народов Казахстана).

В общем, Нурсултан Абишевич не мог не принять волю депутатов и толкование их запроса Конституционным советом, и назначил внеочередные выборы, после чего это вошло в недобрую привычку. Они впервые прошли чисто по партийным спискам и, несмотря на все усилия тогдашней оппозиции, никто из нее в парламент не попал. Более того, оказались за бортом «акжоловцы» и «народные коммунисты», набравшие, соответственно (согласно подсчетам ЦИК), 3,09 и 1,29 процента. Однако монополия в мажилисе счастья партии власти (уже с приставкой «Нур») не принесла. Напротив, это стало практически официальной причиной роспуска этого созыва.

Действительно, в ноябре 2011 года группа депутатствующих элементов (53 подписи) обратилась к главе государства с просьбой поскорее назначить новые выборы, так как в следующем году они предчувствовали новую волну мирового экономического кризиса, а также они решили пожертвовать собой ради того, чтобы парламент стал, как минимум, двухпартийным. Это было бы смешно, если бы не выглядело таким грустным. Тем более, слухи о досрочных выборах ходили уже пару месяцев, а конфликт в Жанаозене уже подходил к своему апогею и не замечать его было невозможно. В общем, Нурсултан Абишевич опять «пошел на поводу» у «нардепов».

Их предсказание превзошло ожидания – после январских выборов 2012 года в мажилисе оказались не две, а три партии (ОСДП, шедший в связке с «Азатом», опять отбрили самым наглым образом). Казалось бы, можно радоваться и жить дальше, тем более, параллельно стало зачищаться оппозиционное поле, ликвидироваться независимые СМИ. Однако и на этот раз депутаты не дотерпели полгода, заявив, что они «выполнили историческую миссию» – создали «законодательную базу для реализации «Плана Нации», совместили выборы в мажилис с таковыми в маслихат и еще что-то там, что избиратели так и не поняли (не увидели и не пощупали руками). В общем, добрый президент, сам срочно досрочно переизбравшийся за год до этого, распустил нижнюю палатку парламента и назначил выборы туда вновь – на 20 марта 2016 года. Это была самая незаметная электоральная кампания за всю историю независимого Казахстана – даже толком вспомнить о ней нечего.

А что на этот раз?

Зато предстоящие выборы, которые, скорее всего, тоже станут хоть немного внеочередными, обещают быть интересными и запоминающимися. Об этом мы уже не раз писали, да и будем еще говорить в самое ближайшее время. А пока зададимся вопросом – что на этот раз станет причиной преждевременного роспуска парламента?

Пока есть небольшая вероятность того, что выборы могут пройти в срок – в марте 2012-го. Но дело в том, что это будет, мягко говоря, не самое лучшее время для электоральной гонки – в первую очередь из-за жесточайшего социально-экономического кризиса, запах которого отчетливо слышится уже сейчас. Кроме этого, для «очередных внеочередных» и так все сроки прошли, а слухи о них уже окостенели и приобрели реальные черты.

Как предполагалось и ранее, основным (скрытым) поводом для перевыборов является следующий этап транзита власти, ее перераспределения. На сегодня еще многие не осознали (в том числе, и нынешние депутаты), что парламент получил самые широкие полномочия и может сам формировать правительство, а главы фракций в обеих палатах (особенно, в нижней) получают реальные рычаги влияния на политическую и экономическую стороны жизни. Кроме этого, нынешняя политика Акорды (и в этом все убедились после послания президента) направлена, в том числе, на усиление роли местного самоуправления в лице маслихатов. Их, судя по всему, тоже надо «перезагрузить» для более действенного правления «новой» власти.

Ко всему прочему, нужно показать способность режима к самореформированию (не путать с самопожертвованием). Для этого, кстати, был инициирован внутрипартийный отбор в «Нур-Отане». К слову, другие партии это не практикуют (кроме ОСДП, которая намерена набрать недостающих кандидатов из общества) так как, во-первых, у них свои списки переполнены и не факт, что они пройдут в полном составе, а во-вторых, возможно, АП и кураторы с ее мандатом, настоятельно посоветовали всем другим партийным образованиям не сильно усердствовать в предстоящий электоральный сезон. Почему? Просто все или почти все места уже расписаны (в том числе и в маслихатах), да и излишняя предвыборная активность может пагубно повлиять на электорат, живущий сейчас протестными настроениями.

Ну а причиной роспуска может быть что угодно. Например, парламент вдруг возьмет и не согласится с представленной президентом (Токаевым) кандидатурой премьер-министра, на что нынешний «квартиросъемщик» Акорды может обидеться и распустить. Или же произойдет нечто, что сподвигнет парламент выразить правительству вотум недоверия (для этого причин множество, как вы понимаете), а это тоже может стать поводом для возникновения внутренних противоречий. Здесь стоит отметить, что противоречия депутатов и министров могли возникнуть вследствие неприятие первыми отчета вторых по бюджету. Об этом, между прочим, за недельку до своей отставки настаивала спикер сената Дарига Назарбаева, а до этого отправляла запрос в КС РК, но ответа так и не дождалась.

Кроме обозначенных причин, все может свестись к тому, что стране нужно новое правительство, которое будет формироваться новым составом мажилиса (с упомянутыми выше новыми возможностями и рычагами главы фракции большинства). В общем, учитывая предыдущий опыт и перефразируя слова из одной песенки, скажем – был бы мажилис, а повод его распустить всегда найдем.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33