среда, 14 апреля 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Председатель ОБСЕ встретилась не только с президентом, но и с представителями гражданского общества Навальный пожаловался, что ему не дают читать Коран Активы казахстанских банков выросли до 32 трлн тенге Минздрав «потерял» предложения по повышению  прозрачности системы здравоохранения Во сколько обошлась "Туркестанская Венеция"? Путин распорядился отметить победу над Золотой Ордой Алиев требует Ереван ответить, откуда Армения получила "Искандер-М" Нефтяники отказываются от вакцинации, боясь потерять надбавки Индия одобрила «Спутник V» Казахстан: ВВП слегка растет Россия разместила на границе с Украиной и в Крыму свыше 80 000 военных Власти готовы платить за оружие до 300 тысяч В Беларуси прекращено вещание Euronews Без ПЦР-справки на борт не пустят Ограничить депутатство двумя сроками предлагает помощник мажилисмена Зеленский запросил переговоры с Путиным. Песков сделал заявление Кыргызстан предложил создать единый электроэнергетический рынок для членов ЕАЭС Политзаключенный Асет Абишев: «Отчет НПМ о моем посещении – лживый» В Алматы протестующие собирают ночевать у здания агентства по финнадзору Прокуратура Алматы начала проверку скорой помощи Узбекистан безвозмездно построит школу в Карабахе Бедных стало больше, а элита все богатеет Команда Навального получила премию за фильм «Дворец для Путина» Жители села в ЗКО пошли наперекор акимату и добились своего Акиматы выдавали пастбища с нарушениями земельного законодательства РК

Век ХХ1: сто и один способ самоуничтожения

Тоби Орд

 Пандемия Covid-19 подчёркивает, как тесно стало переплетено человечество. Где-то в Китае одно инфицированное животное запустило цепную реакцию, чьи последствия спустя почти целый год продолжают ощущаться во всех уголках планеты.

В этом нет ничего особенно удивительного. История пандемий демонстрирует наше постепенное объединение как вида. «Чёрная смерть» пришла по новым торговым путям, проложенным между Европой и Азией в Средние века. Оспа пересекла Атлантический океан вместе с европейцами, опустошавшими Америку. Пандемия «испанки» в 1918 году достигла шести континентов всего за несколько месяцев, благодаря техническому прогрессу в способах транспортировки людей и товаров. Каждый раз, когда человечество предпринимает решительные шаги по углублению интеграции, начинается какая-нибудь болезнь.

 Всё это приносит огромную пользу. Мы объединяем наши знания, инновации и технологии. Мы делимся богатыми традициями различных культур. Мы сотрудничаем, несмотря на огромные расстояния, и работаем вместе над проектами, которые слишком велики для какого-либо одного человека или даже страны, чтобы их завершить, например, искоренение оспы с лица Земли.

 Однако у нашей взаимосвязанности есть и серьёзные издержки. Мы делимся не только нашими величайшими знаниями и культурой, но и нашими величайшими рисками. Мы можем не замечать этого десятилетиями, но у нашей деятельность есть скрытая цена за риски, которую со временем приходится платить. И эти риски не ограничиваются пандемиями. У нас появилась возможность делиться информацией со всем миром, что позволяет опасным идеям (дезинформации, извращённой идеологии и ненависти) распространяться быстрее любой болезни.

 Подобные вызовы взаимосвязанного мира требуют новых подходов к этике – новых методов понимания нашего трудного положения и координации нашего ответа. Этика обычно рассматривается с точки зрения отдельного человека: что я должен делать? Но иногда мы делаем шаг назад, чтобы посмотреть на вещи шире, и начинаем мыслить в категориях обязательств, которые несёт общество или страна. А в последние столетия мы даже начали выбирать глобальную точку зрения, задаваясь вопросом, как мир должен реагировать на насущные проблемы.

 Такие новые точки зрения – это требование меняющегося мира. До появления цивилизации для нас почти не имело смысла думать об обязанностях, выходящих за пределы ближайших уз. Лишь когда мы стали более взаимосвязанными и столкнулись с подлинно глобальными проблемами, мы начали осознавать наши коллективные обязательства перед планетой и перед нами самими.

 Но теперь нам нужно сделать шаг дальше. Помимо углубления наших взаимосвязей серьёзные перемены произошли в самом размахе наших действий. С появлением ядерного оружия непрерывный рост человеческой силы над окружающим нас миром, наконец, достиг такого момента, когда мы способны самоуничтожиться. Мы вступили в мир, в котором мы можем грозить не только всем живущим сегодня людям, но и всем, кто может появиться потом, и всему, чего они могли бы достичь. Это мир, в котором мы можем обмануть доверие не только всех живущих на Земле сегодня, но и десятков тысяч поколений, которые нам предшествовали.

 Наша сила растёт, а вместе с ней растут и риски: от экстремальных изменений климата до будущих биотехнологий, которые позволят начинать рукотворные пандемии, чья смертность и заразность будут намного превышать возможности природы. Подобные угрозы всем нашему будущему, будь это исчезновение людей или необратимый крах цивилизации, называют экзистенциальными рисками. И от того, как мы справимся с ними, будет зависеть судьба нашего вида.

 Ответ на этот вызов потребует радикальной переориентации нашего мышления. Необходимо рассматривать наше поколение лишь как малую часть намного большего целого, как историю, которая охватывает эоны. Соответственно, нам надо выбрать не просто глобальную точку зрения на всех живущих сегодня людей, а перспективу всего человечества – сотен миллиардов людей, которые были до нас, почти восьми миллиардов, которые живут сегодня, и бесчисленных поколений, которым ещё предстоит родиться. Выбрав такую этическую призму, мы сможем лучше понять нашу критически важную роль в более широкой истории нашего вида.

 Мышление в подобных категориях иногда может показаться неестественным, потому что человечество не действует непоследовательно. У нас имеются глубокие разногласия по поводу того, что нам надо делать; мы постоянно конкурируем друг с другом. Нам трудно действовать согласованно даже тогда, когда очевидно, что мы обязаны так действовать. Но то же самое можно сказать и о любых других коллективных действиях, однако это не мешает нам ссылаться на интересы компании или приоритеты страны. Идея не в том, чтобы отрицать различия или источники противоречий между действующими людьми (агентами), а в том, чтобы задаться вопросом: чего мы можем достичь, если начнём действовать вместе, или какие обязанности мы можем нести на себе коллективно.

 Представьте себе всё человечество как одну человеческую жизнь. Обычно виды живут примерно миллион лет, а человечеству всего лишь 200 тысяч лет, что соответствует нашему подростковому возрасту. Такое сравнение кажется весьма уместным, поскольку, подобно подросткам, мы видим, как быстро развивается наша сила, и мы точно так же постоянно попадаем в неприятные истории. Мы почти готовы вступить в мир, мы готовы исследовать тот головокружительный потенциал, которые уготовило нам будущее. Но когда речь заходит о рисках, мы можем быть импульсивны и беззаботны, хватаясь за сиюминутные выгоды и пренебрегая долгосрочными издержками.

 Внутри конкретных обществ мы урегулируем эти противоречия, предоставляя молодёжи достаточно пространства для роста и процветания, одновременно стараясь оберегать её от опасностей, которые она пока не понимает. Лишь постепенно мы предоставляем молодым людям свободу взрослой жизни, надеясь, что дали им достаточно времени и наставлений, чтобы они принимали мудрые, благоразумные решения – и понимали, что вместе со свободой приходит ответственность. К сожалению, человечество лишено такой роскоши – иметь заботливого опекуна. Мы в одиночестве, и взрослеть нам надо быстро.

 Сумеет ли человечество пережить этот критический период в конечном итоге зависит от нас. Величайшие риски исходят не от природы, а от наших собственных действий, поэтому мы можем отойти от края пропасти, если сами примем такое решение. Мы можем выбрать более взрослые подходы к нашей нарастающей взаимосвязанности и техническому прогрессу, отказавшись от части приносимых ими выгод ради защиты от рисков, которые им сопутствуют. Делая иногда шаг назад, чтобы увидеть ситуацию с точки зрения всего человечества, мы сможем лучше понять наше затруднительное положение и сформулировать направляющие идеи, которые нам нужны, чтобы выйти из него.

 

Тоби Орд – философ, старший научный сотрудник Оксфордского университета, автор книги «Пропасть: Экзистенциальный риск и будущее человечества» (Bloomsbury Publishing, 2020).

 

Copyright: Project Syndicate, 2020.
www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33