вторник, 13 апреля 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Председатель ОБСЕ встретилась не только с президентом, но и с представителями гражданского общества Навальный пожаловался, что ему не дают читать Коран Активы казахстанских банков выросли до 32 трлн тенге Минздрав «потерял» предложения по повышению  прозрачности системы здравоохранения Во сколько обошлась "Туркестанская Венеция"? Путин распорядился отметить победу над Золотой Ордой Алиев требует Ереван ответить, откуда Армения получила "Искандер-М" Нефтяники отказываются от вакцинации, боюсь потерять надбавки Индия одобрила «Спутник V» Казахстан: ВВП слегка растет Россия разместила на границе с Украиной и в Крыму свыше 80 000 военных Власти готовы платить за оружие до 300 тысяч В Беларуси прекращено вещание Euronews Без ПЦР-справки на борт не пустят Ограничить депутатство двумя сроками предлагает помощник мажилисмена Зеленский запросил переговоры с Путиным. Песков сделал заявление Кыргызстан предложил создать единый электроэнергетический рынок для членов ЕАЭС Политзаключенный Асет Абишев: «Отчет НПМ о моем посещении – лживый» В Алматы протестующие собирают ночевать у здания агентства по финнадзору Прокуратура Алматы начала проверку скорой помощи Узбекистан безвозмездно построит школу в Карабахе Бедных стало больше, а элита все богатеет Команда Навального получила премию за фильм «Дворец для Путина» Жители села в ЗКО пошли наперекор акимату и добились своего Акиматы выдавали пастбища с нарушениями земельного законодательства РК

Что потерял и сколько заработал Казахстан на Карачаганаке и Кашагане?  

В январе 2019 года НПО "Эхо” и "Гражданская экспертиза” в рамках инициативы "Публикуй, что платишь” (Великобритания) запустили проект, итоги которого могут иметь революционные последствия. Цифры говорят, что выгода от Карачаганака и Кашагана ничтожна.

Напомним, расположенный на северо-западе Казахстана, Карачаганак, вместе с Кашаганом и Тенгизом, является одним из трёх крупнейших нефтяных и газовых месторождений страны. Проект управляется совместным предприятием, учреждённым в Нидерландах в качестве частной компаний Karachaganak Petroleum Operating BV (KPO), "Shell” (Великобритания/ Нидерланды) и "Eni” (Италия) через свои местные дочерние компании BG Karachaganak и Agip Karachaganak являющиеся совместными операторами с долей участия в проекте по 29,25%. Дочерние компании "Chevron” (США) и " Lukoil” (Россия) владеют 18% и 13,5% соответственно. Правительству Казахстана принадлежит 10% через КазМунайГаз, дочернюю компанию государственного национального холдинга Самрук-Казына. После открытия месторождения нефти и газа в 1979 году, контролируемая государством добыча началась в 1984/85 годах, за несколько лет до того, как Казахстан последней из советских республик провозгласил независимость в 1991 году. "Agip”/”Eni”, BG Group (с 2016 года входит в состав "Shell”), "Texaco”/”Chevron”, "Lukoil” и правительство Казахстана в 1997 году подписали 40-летнее соглашение о разделе продукции (СРП) с лицензией на срок до 2037 года. Карачаганак является одним из крупнейших газоконденсатных месторождений в мире, а с 2004 года программа закачки газа реализовывалась с использованием попутного газа для поддержания пластового давления, что делает проект технически сложным. В 2018 году добыча составила около 399 000 баррелей в сутки (сырая нефть и газовый конденсат), и предполагается поэтапное расширение.

«Эхо» и «Гражданская экспертиза» вели активную переписку в течение прошлого года с правительством о финансовых условиях Карачаганакского и Кашаганского проектов. В частности, был задан вопрос: остаются ли в силе условия постановления, были ли впоследствии внесены какие-либо изменения в отношении доступа к любому новому документу СРП, и существует ли какое-либо сопоставимое постановление для проекта Кашаган. Кроме того, был направлен запрос местным властям о связанных с Карачаганаком социальных и инфраструктурных проектах (СИП). Вопросы также касались того, имеет ли дочерняя компания "Shell” BG Karachaganak соглашения с субнациональными органами власти по внедрению СИП вне рамок консорциума КРО. Была запрошена информация о распределении и размере любых произведённых платежей, а также о том, участвуют ли граждане в определении приоритетов и контроле за использованием средств. Уточняющие запросы были отправлены и другим участником консорциумов.

Выгоды оказались сомнительными

Сравнение данных о платежах правительствам и данных ИПДО применительно к Карачаганаку и Кашагану было ограничено отсутствием доступа к налоговым режимам, но выявило вопросы, вызывающие озабоченность. Оценка правительственной доли доходов от проекта (Карачаганак, 2018 г.) или стоимости добычи (Кашаган, 2017-18 гг.)- предполагает, что Казахстан пока достиг лишь незначительных экономических выгод от этих двух месторождений.

Как сообщается в ИПДО (2016 г., 2017 г.) и Министерстве финансов (2018 г.), платежи BG Karachaganak правительству в размере 617 млн. долларов США за 2016-18 годы, соответствуют отчётам "Shell” о платежах правительствам в размере 616,6 млн. долларов США за тот же период. Платежи KPO за те же три года составляют 3 млрд. долларов США, из которых примерно 900 млн. долларов США относятся к «Shell», что соответствует ее доле в 29,25% в совместном предприятии. В настоящее время "Shell” не раскрывает свою долю платежей в рамках консорциума, осуществляемых КРО, так же как и её операционный партнер Eni.

КРО сообщает о своих платежах правительству в соответствии с законодательством ЕС и Нидерландов. Однако к отчётам о платежах КРО в Нидерландах нелегко получить доступ, а последний отчёт, который получен в апреле 2020 года, был за 2017 год. Согласно законодательству Нидерландов, крайний срок представления отчётов о платежах составляет 12 месяцев после окончания финансового года, поэтому отчёт по 2018 году должен был стать общедоступным. Кроме того, отчёты о платежах КРО не дезагрегируют платежи по государственным органам- получателям, а только обозначают страну, которую представляют эти государственные органы.

Слабый доступ общественности к таким отчётам в Нидерландах и недостаточно дезагрегированные данные о государственных учреждениях, получающих платежи, демонстрируют неспособность выполнить стратегическое намерение Директивы ЕС о бухгалтерском учёте «помочь правительствам богатых ресурсами стран... отчитаться перед своими гражданами за платежи, которые такие правительства получают от предприятий, действующих в добывающей отрасли».

Правительственный орган, ответственный за СРП, ТОО PSA, сообщает, что в соответствии с условиями СРП с 1998 по 2008 год, КРО платила 10 миллионов долларов США ежегодно за внедрение СИП в Западном Казахстане, и что ежегодное обязательство КРО по выплате СИП выросло до 20 миллионов долларов США в 2009 году (сумма была дополнительно увеличена до 30 миллионов долларов США в 2019 году). Сумма расходов СИП КРО, сообщаемых через ИПДО, превысила обязательные 20 миллионов долларов США в 2016 году (24 миллиона долларов США), в 2017 году (32 миллиона долларов США) и в 2018 году (29 миллионов долларов США). Это можно объяснить тем фактом, что КРО выделила дополнительное финансирование в размере 30 миллионов долларов США для СИП в Бурлинском районе в 2014-16 гг., и мы предполагаем, что дополнительные расходы были предназначены в качестве компенсации за инцидент в Березовке. Расходы на СИП в Уральске, административном центре Западно-Казахстанской области (который не входит в Бурлинский район), превысили расходы Бурлинского района в три раза в 2016-18 годах. Около 60% расходов СИО КРО в 2016-18 годах были направлены на строительство и ремонт дорог, а также 15% и 11% соответственно на строительство образовательных и спортивных сооружений.

Карачаганак: признаки плохой сделки для страны и ее граждан

Отчёты СМИ, компаний и ИПДО ссылаются на споры между сторонами Карачаганакского СРП о возмещении затрат и доле правительственной нефтяной прибыли. При этом, к 2008 году правительство разочаровалось в модели СРП. В 2018 году консорциум согласился выплатить правительству компенсацию на урегулирование разногласия в размере 1.1 млрд. долларов США и кредит в размере 1 млрд. долларов США на развитие инфраструктуры, при этом новые условия должны предоставить правительству большую долю будущих доходов; однако в 2019 году правительство отклонило сделку, посчитав предложение об урегулировании недостаточным.

Работая с Global Witness, британским участником "Публикуй, что платишь”, были проанализированы платежи компаний, а также поступления правительству Казахстана связанные с Карачаганаком в 2018 году. Обнаружилось, что государственные поступления за 2018 год, по всей видимости намного ниже отраслевых норм для сопоставимого проекта. Отчет "Lukoil” о платежах правительствам за 2018 год утверждает, что эта компания раскрывает платежи за Карачаганак в качестве своей пропорциональной доли (13,5%) от всех произведённых платежей совместного предприятия и что она выплатила общий эквивалент на сумму 115,4 млн. долларов в виде налога правительству, связанному с Карачаганаком в 2018 году. Путем экстраполяции это дает в общей сложности 855 млн. долларов США платежей правительству по Карачаганаку со стороны всех партнёров проекта в 2018 году. Согласно отраслевым оценкам, валовые поступления по проекту Карачаганак в 2018 году составят 5,2 миллиарда долларов США, в результате чего процентная доля валовых поступлений в правительство (и потеря казахстанцами оставшихся 83,6% от продажной стоимости нефти и газа) достигнет 16,4% (855 миллионов долларов США плюс 5.200 миллионов долларов США). Мы понимаем, что около 35% было бы разумной отраслевой средней долей правительства для развитого нефтяного и газового проекта на суше. Доля в 16,4%, предполагающая очень скромную отдачу правительству в течение всего срока реализации проекта, по-видимому является результатом технической сложности, высокой стоимости, низкой прибыльности Карачаганака и неблагоприятных условий (с точки зрения правительства) первоначально согласованных с компаниями консорциума. Нижеуказанная оценка Кашагана, привела к сопоставимым выводам, хотя основное внимание уделяется разрешённым объёмам добычи государства (доля в прибыльной нефти), а не валовому доходу от проекта.

Сравнение данных по Кашагану

Сравнение между раскрытием информации о платежах правительству в Кашагане за 2017 год и данными ИПДО за 2017 год выявило аномалии. Все недропользователи уплачивают корпоративный подоходный налог в Министерство финансов, которое затем перенаправляет в Национальный Фонд налоги, уплачиваемые организациями из официального списка организаций нефтяного сектора (нефтяных компаний), утверждённого совместным постановлением, которое ежегодно публикуется министерствами финансов и энергетики. NCOC включен в список нефтяных компаний, тогда как "Total” и другие участники совместного предприятия по неизвестным причинам не включены, а это означает, что платежи "Total” и других компаний перенаправляются в государственный бюджет.

(Тем не менее, статистический комитет Министерства Национальной Экономики считает как NCOC, так и "Total” нефтяными компаниями).

NCOC не отчитывается о платежах через ИПДО, несмотря на то, что NCOC включена в официальный список нефтяных компаний, и несмотря на то, что ИПДО требует раскрытия платежей операторами или агентами, включая платежи, сделанные от имени компаний- партнёров. Вместо этого Министерство Финансов в одностороннем порядке отчитывается о платежах NCOC в ИПДО, в то время как акиматы (главы местных органов власти), в которых осуществляется добыча NCOC, предоставляют одностороннюю информацию о субнациональных платежах NCOC.

Участие NCOC в 2017 году в казахстанской многосторонней группе ИПДО (МГЗС), которая определила круг ведения, в соответствии с которым компании должны были раскрывать платежи в этом году через ИПДО, указывает на явный конфликт интересов. (NCOC в настоящее время не представлена в МГЗС.)

Сравнение данных о платежах выявило разные уровни дезагрегации и разные названия для платёжных категорий между отчетностью "Total” и отчётами ИПДО Казахстана. Возможно, существуют реальные различия в определении или интерпретации типов платежей, при этом категории отчётности ИПДО определяются МГЗС страны. НДС не включён в отчётность по платежам в ЕС, но представляет собой большую часть финансовых потоков, раскрываемых через ИПДО. Сравнение общей суммы платежей представленной в двух системах, без учёта НДС, показывает небольшую разницу в 6,4 млн. долларов США за период с 2016 по 2018 год из общей суммы платежей, превышающей 150 млн. долларов США, т.е. разница в 4%, при этом отчёты ИПДО показывают ещё большие суммы. (см. таблицу ниже)

Платежи "Total" правительству Казахстана, данные ЕС и ИПДО (млн. долларов США)

 

2016

2017

2018

Всего

Данные ЕС по платежам правительствам

66.3

24.4

74.3

165.0

данные ИПДО Казахстана

79.0

17.4

62.2

158.6

Разница

12.7

-7.0

-12.1

-6.4

 

Причины расхождений неясны, но, возможно, они отражают разницу обменного курса и/или технические ошибки.

Расходы NCOC на социальные и инфраструктурные проекты (СИП) в Атырауской и Мангистауской областях, где расположена её береговая инфраструктура значительно ниже годового целевого показателя в 50 миллионов долларов США, согласованного между NCOC и правительством в 2015 году: $42,7 млн. в 2016 году, $30,2 млн. в 2017 году, $41 млн. в 2018 год.

Кашаган: признаки плохой сделки для страны и её граждан

В качестве контекста для нашей оценки экономических выгод Кашагана мы отметили отчёт НПО по Кашагану за 2007 год, в котором упоминается СРП, подписанный в 1997 году, когда Казахстан стремился развивать свою нефтяную отрасль и привлекать иностранные инвестиции. Отчёт НПО упоминает отсутствие роялти - подтверждённое для нас по "Total”, а также порог возмещения затрат (80%),и то, что 90% прибыльной нефти пойдут партнёрам по консорциуму до тех пор, пока внутренняя норма прибыли (IRR) не превысит 17,5 %, коэффициент кумулятивных поступлений к расходам не больше 1,4, либо кумулятивная добыча превысит 3 млрд. баррелей в год. Это означало, что на этапе разработки государственная доля добычи будет составлять всего 2% (20% после возмещения затрат x 10%): «До тех пор, пока консорциум не достигнет своей прибыли, почти никакие доходы поступать не будут». И тогда возникает вопрос о том, достигли ли условия СРП «правильного баланса между выгодами для консорциума и Республики Казахстан».

Поправка 2007 года к Казахстанскому Кодексу о Недрах и Недропользовании позволяет правительству изменить или разорвать любой контракт, который оно посчитало противоречащим национальным интересам. К 2008 году правительство посчитало модель СРП «неэффективной», заявив, что «страна не получила адекватные доходы от этих проектов, даже при высоких ценах на сырье. Следующие противоречия между консорциумом и правительством о СРП были пересмотрены в 2008 году. Казахский инвестиционный банк смоделировал экономику проекта, опираясь на анализ проведенный Гарвардской Школой Бизнеса, и пришел к нескольким предварительным выводам: инвестиционные затраты на этапе разработки резко возросли с запланированных $10,3 млрд. до $50 млрд.; раздел продукции начинается только тогда, когда цена барреля выше 45 долларов; ставка роялти - 3,5%; извлечение себестоимости составляет 80% до восстановления первоначальных инвестиционных затрат, а затем снижается до 55%; 10% прибыльной нефти выделяется правительству и 90% - консорциуму, хотя это изменится по мере увеличения добычи и прибыльности; прибыль от консорциумной нефти облагается корпоративным подоходным налогом в размере 30%, когда внутренняя норма доходности (IRR) низкая, и в 60% после того, как IRR достигает 20%; срок окупаемости будет достигнут в 2030 году, и тогда в конечном итоге проект принесёт Казахстану экономические выгоды.

Проведению нашего анализа способствовала политика "Total” о раскрытии пропорциональной доли всех платежей совместного предприятия независимо от того, является ли оно оператором или нет (как это делает "Lukoil”).

Это более прозрачный подход чем тот, которым руководствуется "Shell” и "Eni”- не сообщать о своей доле платежей, произведенных совместными предприятиями или консорциумами. Был применен принцип пропорциональной доли к отчётности по платежам правительствам "Total”, сверяясь с данными ИПДО Казахстана, чтобы оценить эффективную долю добычи Кашагана, поступающую в правительство Казахстана.

Компания "Total” отчитывалась о следующих платежах правительству Казахстана с 2015 года (первый год сообщалось в соответствии с законодательством ЕС и Франции об обязательном раскрытии) до 2018 года для Кашагана и Дунги (еще одного нефтяного месторождения Казахстана, на котором работает "Total”):

Платежи Total Казахстанскому правительству по проектам Кашаган и Дунга, 2015-2018, в тыс. долларов США"

Год

Бонусы

Сборы

Доля Республики Казахстан по разделу продукции

Налоги

Платежи на инфраструктурное развитие

ИТОГО

2015

20,200

120

0

0

11,600

31,920

2016

58,853

0

818

0

6,627

66,298

2017

0

0

17,400

0

6,980

24,380

2018

504

0

52,838

41,081

10,406

104,829

Итого

79,557

120

71,056

41,081

35,613

227,427


"Total” отчитался, что годовая выплата доли Республики Казахстан только по Кашагану составила за период с 2016 по 2018 годы 40.446 тысяч долларов США.

Согласно казахстанской ИПДО, консорциум NCOC выплатил в общей сложности 84.1 трлн. (84,111,107 тысяч) казахстанских тенге в качестве прав на добычу правительству в 2018 году (о платежах NCOC за предыдущие годы не сообщалось, и мы предполагаем, что платежи, о которых докладывалось в 2018 году, покрывали 2015-2018 годы. Это равняется примерно 243 млн. долларов США, что соответствует 40.45 млн. долларов США, раскрытыми "Total”, или примерно 17%, и подтверждает, что заявленные платежи "Total” (16,81% от общих платежей консорциума) могут быть обобщены в полном соответствии с договорным режимом по Кашагану. Отчёт "Total” за 2018 год указывает, что она выплачивала поступления от добычи в натуральной форме и оценивает их по чистой цене (окончательная цена на нефть за вычетом определённых затрат, расчёт которых мы попросили "Total” уточнить).

Мы предполагаем, что формула для определения чистой цены включена в СРП. Общая подтвержденная чистая цена как «средняя цена продажи (за вычетом транспортных расходов)», определена в соответствии с условиями СРП. Чем выше затраты, вычтенные для определения чистых резервов, тем ниже государственные доходы. Таким образом:

  • Доля добычи "Total” на Кашагане в 2017 году составила 42000 баррелей/день, что соответствует 15.330 тыс. баррелей в год- Это в целом соотносится с общим объёмом производства 270000 баррелей/день в отчёте ИПДО за 2017 год, учитывая долю "Total” в 16,81%.
  • Средняя цена закрытия барреля Brent Crude в 2017 году составила 54.71 долларов США- Таким образом, общая доля стоимости добычи в 2017 году составляет 15.330.000 х 54,71 долларов США = 838,7 млн долларов США. Выплата компанией "Total” доли Республики Казахстан в 2017 году в размере 17,35 млн. долларов США плюс 838,7 млн. долларов США (стоимость производства) = 2,1% от доли компании от производства.

Можно также рассчитать общую стоимость добычи на Кашагане: 270.000 баррелей в сутки по цене 54.71 долларов США за баррель дает приблизительную общую стоимость добычи в 5.392 млрд. долларов США для всех партнёров в 2017 году. Экстраполируя от общей суммы отчётности "Total” за 2017 год, направленной правительствам в 2017 году и исходя из того, что она составляет 16,81% всех платежей, получается 24.38 млн. долларов т 16,81% = 145 млн. долларов США. Таким образом, прибыль, собранная правительством, составляет всего 2,7% от общей стоимости добычи.

В 2018 году "Total” сообщила, что ее общая доля добычи в Казахстане составляет 70 тыс. баррелей в день в основном с месторождения Кашаган, а также с другого эксплуатируемого казахстанского проекта Дунга (точные доли проекта не указаны). Это соответствует 25.550 тысяч баррелей в год.

Средняя цена закрытия барреля нефти марки "Brent” в 2018 году составила

  • долларов США. Таким образом, доля стоимости производства "Total”

в 2018 году составит 25.550 000 х 71,34 долларов США = 1.822,7 млн. долларов США. Платежи "Total” в 2018 году по выплате поступлений от добычи правительству за Кашаган и Дунга в совокупности составляют 52.84 млн. долларов США + 1 822.7 млн. долларов США (стоимость производства), что составляет 2,9% от доли добычи компании.

"Total” выплатила правительству поступления от добычи в натуральной форме используя чистую стоимость, которая составила 52.3 доллара за баррель по данным компании. Применение чистой стоимости (а не цены на нефть марки "Brent”) к производству в 2018 году: доля стоимости производства "Total” = 25.550 000 х 52,3 долларов США = 1.366.3 млн. долларов США; и её доля в выплате поступлений от добычи в размере 52.84 млн. долларов США т 1336,3 млн. долларов США = 3,95%.

Государственные процентные доли в 2017 году составляют 2,1% (от доли производства "Total” по Кашагану) или 2,7% (от валовой стоимости добычи по Кашагану), а в 2018 году - 2,9% (доли производства "Total” по Кашагану и Дунга) или 3,95% (валовой стоимости производства для Кашагана плюс Дунга) являются низкими. 2,9% / 3,9%, представляющие предполагаемую правительственную долю поступлений в 2017 и 2018 годах, являются также низкими. Хотя Кашаган начал добычу только в 2013 году и начал экспортировать в 2016 году, он нарастил свои мощности до полной мощности и превзошёл прогнозы 2018 года. Это подтверждает мнение других представителей гражданского общества, о котором говорилось выше, что страна до настоящего времени получила плохую сделку от Кашагана. Хотя доля поступающей в правительство продукции представляет собой только одну форму выручки при расчете на 2017 год, общие расчётные государственные поступления, включая налоги, составляют только 2,7% годовой валовой стоимости производства.

Продолжение следует.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33