вторник, 13 апреля 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Активы казахстанских банков выросли до 32 трлн тенге Минздрав «потерял» предложения по повышению  прозрачности системы здравоохранения Во сколько обошлась "Туркестанская Венеция"? Путин распорядился отметить победу над Золотой Ордой Алиев требует Ереван ответить, откуда Армения получила "Искандер-М" Нефтяники отказываются от вакцинации, боюсь потерять надбавки Индия одобрила «Спутник V» Казахстан: ВВП слегка растет Россия разместила на границе с Украиной и в Крыму свыше 80 000 военных Власти готовы платить за оружие до 300 тысяч В Беларуси прекращено вещание Euronews Без ПЦР-справки на борт не пустят Ограничить депутатство двумя сроками предлагает помощник мажилисмена Зеленский запросил переговоры с Путиным. Песков сделал заявление Кыргызстан предложил создать единый электроэнергетический рынок для членов ЕАЭС Политзаключенный Асет Абишев: «Отчет НПМ о моем посещении – лживый» В Алматы протестующие собирают ночевать у здания агентства по финнадзору Прокуратура Алматы начала проверку скорой помощи Узбекистан безвозмездно построит школу в Карабахе Бедных стало больше, а элита все богатеет Команда Навального получила премию за фильм «Дворец для Путина» Жители села в ЗКО пошли наперекор акимату и добились своего Акиматы выдавали пастбища с нарушениями земельного законодательства РК Склоны над «Есентай-сити» в Алматы проверит спецкомиссия Жириновский о переименовании улиц в Павлодаре: «Думают, что человечество забудет и все это останется казахам»

Необходимо полное переосмысление роли Самрук-Казына в экономике Казахстана

Решение о преобразовании ФНБ «Самрук-Казына» в инвестиционный холдинг вызывает большие сомнения. Например, инвестиции и кредиты фонда в «Объединенную химическую компанию» (ОХК) уже давно превысили $1 млрд, однако компания глубоко убыточна и перспектив улучшения ситуации не видно.

Что представляет собой ОХК

ТОО «Объединенная химическая компания» создана в 2009 году и представляет собой 100% дочернее предприятие ФНБ «Самрук-Казына».  Задачами ОХК являются разработка и реализация инвестиционных проектов в химической отрасли и эффективное управление этими активами.

Судя по годовому отчету ОХК за 2019 год, инвестиционный портфель компании включает 7 проектов, в том числе 2 инфраструктурных проекта: создание региональной инфраструктуры СЭЗ «Химический парк Тараз» и создание производственной и общезаводской инфраструктуры СЭЗ «Национальный индустриальный нефтехимический технопарк» в Атырауской области (СЭЗ «НИНТ»).

Действующие проекты компании (согласно годовому отчету ОХК за 2019). 

  • ТОО «SSAP» - реконструкция сернокислотного завода в Акмолинской области. Стоимость проекта: 14,1 млрд тенге. В 2019 году компания несет убытки.
  • ТОО «Полимер Продакшн" - Производство полимерной продукции (полипропиленовые мешки и БОПП-пленка). Стоимость проекта: 16,9 млрд тенге. В 2019 году компания несет убытки.
  • ТОО "Хим-плюс" - Комплекс формуляции глифосата (производство средств защиты растений -гербицидов). Стоимость проекта: 6,4 млрд тенге. В 2019 году компания несет убытки.

Реализуемые проекты (согласно годовому отчету ОХК за 2019).

  • ТОО «KUS» - строительство объектов инфраструктуры СЭЗ «НИНТ» (газотурбинная электростанция, производство технической воды и так далее). Практически целиком эта инфраструктура направлена для обеспечения деятельности строящегося интегрированного газохимического комплекса (фаза 1 и фаза 2). Стоимость проекта: 377,5 млрд тенге (или $1,0 млрд по курсу на конец 2019).
  • ТОО «KPI» - строительство интегрированного газохимического комплекса - первая фаза (полипропилен). Стоимость проекта: 814,2 млрд тенге ($2,1 млрд).
  • ТОО «KLPE» (ПЭ) – строительство интегрированного газохимического комплекса - вторая фаза (полиэтилен). Стоимость проекта: 2 309,3 млрд тенге ($6,0 млрд).
  • ТОО «KLPE» (ГСУ) – строительство газосепарационной установки и продуктопроводов для интегрированного газохимического комплекса – фаза 2. Стоимость проекта: 759,4 млрд тенге ($2,0 млрд).

По факту, эти четыре реализуемых проекта относятся к одному большому проекту - строительству интегрированного газохимического комплекса (ИГХК), состоящего из двух фаз. Таким образом, чтобы запустить первую фазу ИГХК нужно инвестировать $3,1 млрд, а на вторую фазу нужно - $8 млрд. Учитывая очень большой размер этой инвестиции для ФНБ «Самрук-Казына», далее будет обсуждаться только реализация этого инвестиционного проекта. Вся информация по проекту анализировалась из публичных источников информации.

История реализации инвестиционного проекта – ИГХК

В очень далеком 2005 году было принято решение о строительстве в Атырауской области первого в Казахстане интегрированного газо-нефтехимического комплекса на базе нефтяных попутных газов месторождений Тенгиза, Кашагана и Северного Каспия. Первоначально к строительству комплекса планировалось приступить в декабре 2007 года, однако старт строительных работ затянулся до лета 2009. Данный проект был включен в Программу по форсированному индустриально-инновационному развитию на 2010-2014 годы.

Срок реализации первой фазы проекта был определен в 3 года. То есть, если бы все прошло нормально с момента начала строительства, то первая фаза ИГХК уже приступила бы к работе в 2012 году. На сегодня нет официальной информации об уровне завершённости первой фазы, но судя по сумме незавершенного строительства (согласно финансовой отчётности) – завершенность составляет примерно 20% на конец 2019 года. 

Стоимость всего проекта до кризиса 2008-2009 оценивалась $5,2 млрд. Сразу после кризиса оценочные инвестиции в проект составляли $6,3 млрд. Сейчас, как было указано выше, общая стоимость проекта составляет $11,1 млрд. Трудно понять, почему произошел скачок в сумме первоначальных инвестиций и нет никаких официальных объяснений по этому поводу. Такой сильный рост стоимости проекта вызывает большие вопросы о его будущей рентабельности. Причем, уход из него частных инвесторов может быть косвенным подтверждением этому.   

Первоначальным оператором всего проекта по строительству ИГХК была компания «Kazakhstan Petrochemical Industries» (KPI). Затем, для контроля за строительством второй фазы проекта была выделена отдельная компания - KLPE.

Акционерами KPI с 2008 года были «Sat & Company» (49%) и АО «Разведка Добыча КазМунайГаз» (51 %). В 2012 году доля АО «Разведка Добыча КазМунайГаз» была передана в ОХК. В 2013 году доля «Sat & Company» в KPI была выкуплена компанией «Алмэкс Плюс». Затем, в 2018 году ОХК, получив деньги от государства и ФНБ «Самрук-Казына», выкупило долю «Алмэкс Плюс» в KPI. На сегодня, государство в лице ОХК на 99% владеет KPI (фаза 1 проекта) и на 100% - KLPE (фаза 2 проекта).

«Sat & Company» и «Алмэкс Плюс» - это хорошо известные местные инвестиционные компании. Однако, из-за размеров инвестиций, с самого начала проекта власти пытались привлечь в него крупных стратегических иностранных инвесторов, которые имеют большой опыт в этой сфере. И здесь совсем печальная история.

Выход из проекта иностранных стратегических инвесторов

Как это обычно происходит в Казахстане, начинали проект в лучших традициях и со всеми помпезными атрибутами. Известные западные фирмы разработали технико-экономическое обоснование проекта. Специально под него в 2007 году Президент даже создал экономическую зону «Национальный индустриальный нефтехимический технопарк» с большими налоговыми и другими льготами.

В 2008 нашли первого стратегического партнера в проект – компанию LyondellBasell. Однако грандиозные планы внезапно рухнули – инвестор обанкротился и в начале 2010 года он вышел из проекта. Трудно сказать, почему выбрали именно LyondellBasell, подконтрольную Леониду Блаватнику (известный миллиардер, выходец из СССР). Финансы этой компании изначально вызывали сомнения.

В 2010 году велись переговоры с китайскими государственными инвесторами, но они ни к чему не привели. В 2011 году стратегического инвестора для ИГХК привлекли на самом высоком уровне. В августе того года Президент Казахстана и Президент Республики Корея пописали соглашение о создании совместного предприятия для реализации проекта – Строительства газохимического комплекса в Атырауской области. Со стороны Кореи в проекте участвовала компания LG Chem. Однако известный крупный инвестор покинул проект в 2015 году.

В 2018 году нашли нового стратегического инвестора – австрийская компания Borealis согласилась вложиться в проект. Тогда с выбором партнера, казалось, тоже не ошиблись – компания входит в топ-4 крупнейших производителей полиэтилена в мире, являясь при этом одним из наиболее высокотехнологичных и высокомаржинальных производителей. Этого инвестора снова привлекали на самом высоком уровне. В апреле 2019 Президент Казахстана провёл встречу с председателем правления компании Borealis. Однако и этот инвестор вышел из проекта в мае 2020 года.

После всех этих событий едва ли государству в лице ФНБ «Самрук-Казына» удастся привлечь частных стратегических инвесторов в этот проект. Проект начался 13 лет назад и имеет очень негативную историю прихода и выхода из него частных инвесторов. Это значит, что прошлые инвесторы увидели какие-то серьезные проблемы в этом проекте и решили выйти из него. А государство в лице ФНБ «Самрук-Казына» продолжает тянуть эту ношу в одиночестве, поскольку слишком много государственных денег уже вложено и есть очень большой кредит от китайского госбанка. Данный проект очень сильно напоминает строительства LRT в Нур-Султане.

Госинвестиции в ИГХК приносят большие убытки и их уже начали списывать

Как было сказано ранее, полная сумма инвестиций в «KUS» (газотурбинная электростанция, производство технической воды и так далее) составит 377,5 млрд тенге. Согласно аудированной финансовой отчётности ОХК за 2019 год, на дату первоначального признания в финансовой отчетности данный проект признан убыточным, в результате чего по проекту было признано обременительное обязательство на сумму 66,9 млрд тенге! То есть, сразу же 18% денег, которые вложило и еще вложит государство (в лице ФНБ «Самрук-Казына), было списано в убыток. Не удивительно, что частные инвесторы убегают из проекта ИГХК.

Также, согласно финансовой отчётности, в 2019 году компания «KLPE» (ИГКХ фаза 2) признало убыток на обесценении незавершенного строительства в сумме 27,3 млрд тенге. Как отметило руководство ОХК в своем отчете, на признание убытка основное влияние оказал пересмотр конфигурации проекта совместно с новым стратегическим партнером компанией Borealis и отсутствие необходимости в использовании работ(расходов) по проекту в рамках работы с компанией LG Chem. В этом году Borealis тоже ушел из проекта и вполне возможно ожидать списания новых десятков млрд тенге.   

В 2016 году между «KPI» (ИГКХ фаза 1) и Государственным банком развития Китая было заключено кредитное соглашение о финансировании проекта на сумму $2 млрд, по ставке 5,8% годовых, сроком на 20 лет (взято из финансовой отчётности). Данный кредит получен от Госбанка развития Китая под залог всего имущества «KPI», включая активы предприятия, поступающие в будущем. Помимо этого ФНБ «Самрук-Казына» предоставил свою гарантию по данному кредиту. То есть, если ИГКХ фаза 1 не сможет возвращать кредит, то вместо него это будет делать сам ФНБ. Гарантия «Самрук-Казаны» фактически является государственной гарантией, что означает - проект полностью финансируется за счет налогоплательщиков.

На конец 2018 года сумма займа Госбанка развития Китая была $433 млн и, в результате девальвации тенге, KPI в том году признал убыток на отрицательной курсовой разнице в сумме 18,6 млрд тенге. В 2019 году курс тенге сильно не изменился и таких убытков не возникало. Однако в прошлом году размер кредита стал уже $705 млн, и сумма процентных расходов по нему была 11,7 млрд тенге в год. В 2020 году тенге снова достаточно сильно ослабел и в дополнение к большим процентным расходам, однозначно, в ОХК снова появится очень большой убыток на переоценке этого валютного кредита.

Таким образом, данный инвестиционный проект еще не заработал, но он уже приносит громадные убытки. Согласно аудированной финансовой отчётности, в 2019 году ОХК признала убыток в размере 39,5 млрд тенге и убыток в 29,0 млрд тенге в 2018-ом. Подавляющая часть этих убытков приходится на описанный выше проект интегрированного газохимического комплекса (фаза 1 и фаза 2), который строится на деньги налогоплательщиков, и который государство (в лице различных госкомпаний) уже 10 лет не может запустить.

Необходимо пересмотреть роль ФНБ «Самрук-Казына»

Очень большой инвестиционный проект интегрированного газохимического комплекса (фаза 1 и фаза 2) еще раз показал, что государство, в лице Самрук-Казына и других госкомпаний, является крайне неэффективным инвестором и менеджером бизнеса. Я уже приводил много других примеров в ноябре прошлого года. Это связано с тем, что, помимо рентабельности и конкурентоспособности бизнеса, у чиновников есть другие интересы в госкомпаниях - как государственные, так и негосударственные.

К я описывал в другой своей статье, на сегодня в ФНБ «Самрук-Казына» (СК) совмещаются четыре ключевые функции, которые никак не должны совмещаться одном государственном холдинге.

1. СК - это прежде всего холдинг по контролю и управлению государственными компаниями. Так было задумано изначально в 2006 году, когда указом президента республики Казахстан был основан "Казахстанский холдинг по управлению государственными активами «Самрук»». Однако, позже к холдингу начали добавлять функции, которые совсем не сочетались с его первоначальной целью.

2. В 2009 году произошло слияние холдинга «Самрук» с Фондом устойчивого развития «Қазына», который в основном управлял финансовыми институтами развития Казахстана. В результате образовался «Фонд национального благосостояния «Самрук-Қазына»». В 2013 году финансовые институты развития Казахстана и некоторые другие госкомпании были выделены обратно из Фонда в отдельную группу госкомпаний - АО «Национальный управляющий холдинг «Байтерек»».

Однако, после этого СК продолжает выполнять функции финансовых институтов развития также, как это делает НУХ «Байтерек» (это вторая функция СК на сегодня). Например, в соответствии лучшей мировой практикой, инвестиционный проект интегрированного газохимического комплекса с привлечением стратегических частных инвесторов должен был осуществлять финансовый институт развития «Байтерек», а не «Самрук-Казына». В результате, вместо частных инвестиций ИГХК превратился в убыточную госкомпанию, которая существует только за счет денег госбюджета и правительственных гарантий. 

3. Начиная с 2009 года, ФНБ «Самрук-Казына» с каждым годом все больше позиционирует себя как суверенный фонд благосостояния (Sovereign wealth fund – третья функция СК). Однако, это совсем не так! В Казахстане есть только один классический полноценный суверенный фонд благосостояния (SWF) – это Национальный фонд, и нет никакой необходимости иметь второй такой фонд в стране. Текущая деятельность СК никаким образом не относится к суверенным фондам благосостояния. Чтобы превратиться в SWF у СК для этого нет денег, а также нет опыта и экспертизы, как у Нацбанка.

4. И наконец, четвертой функцией СК является то, что вместо республиканского бюджета нацхолдинг используется правительством для финансирования госрасходов в обход парламента. Например, в прошлом году ФНБ по поручениям правительства финансировал ассоциацию "Казахстанская Федерация футбола", инициативы организации "Назарбаев Университет", восстановление поврежденных социальных объектов в городе Арысь, строительство крупных объектов в Туркестане, и так далее.

Для того, чтобы добиться эффективной работы госкомпаний, в Казахстане необходимо вернуть ФНБ «Самрук-Казына» его первоначальный смысл - холдинг по контролю и управлению государственными компаниями. Все остальные функции СК нужно передать государственным организациям, которые были специально созданы для этого.

Прежде всего необходимо вывести из группы СК совместные и ассоциированные компании, где государство не имеет контрольной доли владения, (например, нефтегазовые мегапроекты Казахстана - Тенгиз, Кашаган, Карачаганак). Все такие государственные инвестиции нужно предать в Нацфонд, поскольку за эффективностью и конкурентоспособностью таких компаний следят сами частные акционеры.

Такая очень важная реформа позволит решить проблемы, когда высокая эффективность частных компаний скрывает глубокую нерентабельность госкомпаний, входящих в группу Самрук-Казына. Помимо этого, в случае такой реорганизации, все дивиденды от совместных и ассоциированных компаний, а особенно от трех нефтяных мегапроектов будут поступать не в карман головного холдинга СК, а в Нацфонд. Уже из Нацфонда эти деньги могут быть переданы правительству в рамках ежегодного утверждения парламентом трансфертов из Нацфонда в госбюджет. Это позволит эффективно и прозрачно использовать эти дивиденды от таких государственных инвестиций.

Когда СК будет работать сугубо как холдинг по контролю и управлению государственными компаниями, возникнет необходимость запретить СК вкладывать деньги в новые госкомпании и проекты. В результате программы приватизации активы холдинга будут регулярно уменьшаться, а не расти. Все поступления от приватизации госкомпаний должны целиком передаваться в Нацфонд, чтобы не было соблазна использовать эти деньги не по назначению.

Если правительство наконец-то сможет выстроить свою работу с госкомпаниями в соответствии со стандартами ОЭСР, то головную холдинговую компанию СК, на которую тратятся громадные расходы, вполне можно будет заменить на компактное государственное агентство при правительстве по управлению государственными коммерческими активами. В этом случае, в соответствии со стандартами ОЭСР, правительство должно прекратить прямое вмешательство в дела госкомпаний и не должно их использовать для финансирования госрасходов вместо госбюджета.

Мурат Темирханов, FCCA. Финансист/экономист

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33