воскресенье, 28 февраля 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Во многих городах Казахстана прошли митинги Силовики свыше 7 часов удерживают митингующих в оцеплении Умер журналист Казис Тогузбаев Пенсионными вкладами казахстанцев смогут управлять еще 3 компании, подконтрольные Кулибаеву и Фонду Назарбаева Жапаров: прежние руководители страны не давали народу шансов на юридический механизм смены власти США и Казахстан запустили новую 5-летнюю программу Президент Эстонии заявила о необходимости обучения школьников на эстонском языке Европа планирует ввести электронные сертификаты вакцинации от коронавируса Депутатов «Нур Отана» ждет суд общества Лукашенко намерен перестроить работу Совбеза Беларуси по опыту России и Казахстана МИД РК на переговорах с китайцами поднял тему воссоединения казахов Новый премьер-министр Грузии провел кадровые назначения Супруга главврача больницы получила деньги за борьбу с ковидом МИД Украины назвал незаконным блокировку 426 российских сайтов Основатели Kaspi.kz обсудили с президентом сферу применения безналичных платежей Президент Азербайджана назвал виновников кризиса в Армении Со счета "Казахалтына" исчезли 1,5 миллиарда тенге Навального этапировали из СИЗО Почетное консульство Казахстана открылось в еще одной стране Президент Туркменистана предложил построить 300-метровый монумент Дипломаты США и Евросоюза поддержали Макса Бокаева и других гражданских активистов Министр образования не знает английский или сколько полиглотов среди топ-чиновников? В Узбекистане ответили на расследование о секретной даче Мирзиёева АРРФР поддержало возможность пользоваться дивидендами с пенсионных накоплений Россия планирует создать конвенцию о международном невмешательстве во внутренние дела государств

Карачаганак и Кашаган: сомнительные доходы и очевидные риски

Почти во всех регионах, где работают крупные сырьевые компании, есть так называемые СИПы – Социальные инфраструктурные проекты. За последние годы на них было выделено в общей сложности более миллиарда долларов. На что пошли эти деньги – большой вопрос, учитывая, что системные социальные проблемы регионов не решены по сей день. Тем более, что по условиям Соглашений о разделе продукции – это не «подарки» нефтяных компаний, а расходы, которые должны будем возмещать мы, казахстанцы.

НПО «Эхо» и "Гражданская экспертиза” провели 18-месячное исследование о прозрачности крупных нефтяных контракты в Казахстане. Проект осуществлен в рамках проекта «Публикуй, что платишь”. Это глобальное движение, объединяющее 49 коалиций в более, чем 50 странах мира, которое работает над прозрачностью отчётов нефтяных, газовых и горнодобывающих компаний о платежах правительствам для решения проблемы «проклятия ресурсов» в странах с переходной экономикой. Exclusive.kz продолжает публикацию итогов исследования. На этот раз пойдет речь о СИП – социальных инфраструктурных проектах.

Переписка НПО «Эхо» и «Гражданская экспертиза» с регионами показала, что участники консорциумов не реализуют независимые социальные и инфраструктурные проекты (СИП) в регионе и не платят за развитие инфраструктуры в местные бюджеты. Все СИП реализуются непосредственно консорциумами NCOC и КПО и выполняются в натуральной форме: осуществляется строительство объектов, право собственности на которые впоследствии передаётся местным властям. При этом, строительство всех объектов осуществляется в соответствии с запросом акиматов.

Карачаганак, Кашаган: диалог с гражданским обществом

Онлайн-опрос активистов гражданского общества и журналистов НПО "Эхо” и ’’Гражданской экспертизы” показал, что, хотя общественные организации достаточно хорошо осведомлены о работающих в их регионах нефтяных консорциумах, основная масса населения имеет о них довольно смутное представление. На сайтах, как правило, предоставлены только списки социальных и инфраструктурных проектов (СИП), но без данных о затратах. Тем более не ясно, почему выбираются те или иные проекты, как идет отбор подрядчиков, и тем более нет никаких четких критериев их эффективности.

Конечно, активистов иногда привлекают в процесс обсуждений СИП КРО, но, как правило, они носят формальный характер. Все это говорит о том, что ни нефтяные консорциумы, ни местные власти не заинтересованы в диалоге с местными сообществами. Например, в 2019 году состоялась встреча между КРО и властями Западного Казахстана в Алматы, посвященная эффективности СИП. Однако, странно, что она прошла в более 2000 километров от Уральска. При этом, стоит напомнить, что в долгосрочном периоде это будут расходы, понесенные Казахстаном. Это значит, что жители страны, а не партнёры по консорциуму, являются теми, кто будет их оплачивать, а, следовательно, они, как минимум, должны иметь право голоса при выборе проекта и возможность контролировать их реализацию.

Все мы помним скандальное переселение жителей из Березовки и Бестау, которые были вынуждены менять место проживания в результате локального ухудшения состояния окружающей среды. Однако не секрет, что общественный резонанс привел к преследованиям защитников окружающей среды со стороны полиции. Кроме того, по мнению американской неправительственной организации Crude Accountability, «хотя переселение местных сообществ в некоторых отношениях было успешным», оно было предпринято «без учета многих международных стандартов, включая стандарты [Международной Финансовой Корпорации], которая финансировала проект до 2009 года». Кроме того, «нарушения прав человека в Карачаганаке оказали серьезное воздействие на женщин, которые самостоятельно занимаются решением трудных вопросов, связанных с окружающей средой и их правами, поскольку мужья часто работают на месторождениях. Они также выполняют роль сиделки для своих больных детей. Crude Accountability «не знает о каких- либо действующих сейчас женских группах - население Березовки было перемещено в два разных места, Аксай и Аралтал - таким образом, структура сообщества была расколота на тот момент».

Безусловно, Карачаганак и Кашаган создают рабочие места для местного населения и являются крупными донорами местных бюджетов. Однако, правда и то, что заработные платы местных работников ниже по сравнению с заработной платой экспатов, а процессы закупок и субподряда не прозрачны.

Большинство активистов считают, что участие общественности в выборе, реализации или мониторинге социальных и инфраструктурных проектов (СИП) практически отсутствует.

Мнения по поводу местных экономических выгод и расходах разделены: положительные упоминания о создании рабочих мест, обучении, грантах, СИП, спонсорстве и инфраструктуре уравновешиваются отрицательными комментариями об исключительном требовании английского языка для онлайн-заявлений о приёме на работу, различиях в заработной плате между местными и иностранными работниками, ростом цен и отсутствием экономической диверсификации, а также слабыми возможностями для бизнеса за пределами нефтяной отрасли. Некоторые активисты отмечают, что рабочие места в основном предназначены для мужчин, в то время как женщины работают в основном уборщицами и работниками столовой.

Активисты сообщают, что они обеспокоены отсутствием общественной отчётности как за оценку воздействия на окружающую среду (ОВОС), так и за СИП. NCOC опубликовал ОВОС, но без денежных оценок затрат на управление окружающей средой (предполагается, что платежи за разрешения на выбросы и т. д. осуществляются в фискальном выражении и не разглашаются). Отсутствие общественного контроля приводит в том числе и откровенным курьезам. Например, в Атырау запланирована реконструкция набережной реки Урал в преддверии необходимого ремонта центрального моста. Существуют опасения, что последующий ремонт моста может снова повредить восстановленную набережную. Санаторий-детский сад в Макатском районе Атырауской области, как сообщается, расположен в более чем 5 км от соседнего села, которое он должен обслуживать. До него невозможно добраться на общественном транспорте, а его строительство заняло восемь лет. Он начал функционировать только в 2019 году и уже требует капитального ремонта. Плохо построенный жилой дом на 60 квартир вместо социального жилья был приватизирован и распродан по частям людям, которые могут позволить себе ипотеку.

Местные активисты также видят коррупционные риски в том, как консорциумы реализуют спонсорство и некоторые благотворительные проекты. Например, одна из компаний сообщила, что оплачивает каникулы в летнем лагере для детей- сирот и детей из бедных семей, и говорит, что списки таких детей предоставляются местными властями. Но есть подозрение, что местные власти иногда в счет этих средств организуют отдых для детей из обеспеченных семей.

В прошлом году в Актау была построена замечательная «Скальная тропа», протянувшаяся вдоль побережья. Уникальный в своем роде проект обошелся в 4 млрд. тенге, но… обвалился уже через несколько месяцев, по счастливой случайности обойдясь без человеческих жертв. Это типичный случай, когда даже хорошие замыслы обернулись трагическим фарсом, разделив судьбу тех сотен проектов, которые были реализованы в рамках СИП.

Акиматы видят в этой программе хорошую возможность укрепить свой имидж вместо того, чтобы решить системные проблемы в своих регионах: начиная от качества воды и заканчивая развитием социального предпринимательства. Миллиард долларов позволил бы за 20 лет решить многие задачи, если бы была целостная концепция отбора и реализации социальных инфраструктурных проектов, если бы это решали сами жители, если бы процесс был абсолютно прозрачным. Но пока это не выгодно ни акиматам, ни нефтяным консорциумам.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33