воскресенье, 24 января 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
По всей России прошли протесты в поддержку Навального Антикоры попросили не раздувать резонанс по делу хищений в модульной больнице Алматы Эстония требует прекратить репрессии против белорусских журналистов На «КазМунайГазе» впервые из работников никто не погиб В Японии опровергли информацию об отмене Олимпийских игр в Токио Мужчина совершил самосожжение у Дома правительства в Минске За Максом Бокаевым собираются следить еще 3 года Bloomberg: Навального могут посадить на 13 лет Свыше 2 млрд долларов отстоял Казахстан в международных судах США вводит обязательный карантин для прибывающих из-за рубежа Каждый второй работающий казахстанец получает менее 350$ Япония может отменить Олимпийские игры и провести их 2032 году Казахстанская компания будет связана с аэропортом Нью-Йорка Кадыров призвал ООН и ОБСЕ выдать Ахмеда Закаева С 23 января начнется прием заявок на использование пенсионных накоплений В разных городах России проходят задержания сторонников Навального Владельцы отелей просят госпомощь В Беларуси мужчине вынесли приговор за публичное оскорбление Лукашенко Казахстан и страны Азии приняли Анкарскую декларацию Туркменистан предоставит бесплатный набор вакцин от коронавируса для иностранцев Лавров получил казахский орден В Багдаде произошел теракт Габидулла Абдрахимов стал вице-министром культуры и спорта Совладелец ресторанов «Нават» задержан в Бишкеке Россия на безвозмездной основе предоставит Кыргызстану полмиллиона доз вакцины от коронавируса

Наступление бедности

Прошли выборы в Мажилис и местные маслихаты, казахстанцы отгуляли Наурыз, и перед всеми ними опять встал сакраментальный вопрос: как жить? Экономическая ситуация в стране не улучшается, кризисные явления нарастают, доходы граждан снижаются  и перед казахстанскими семьями во весь рост встают проблемы, о которых мы в благополучные времена высоких цен на нефть сумели благополучно позабыть. Но они властно напомнили о себе…

Уже первые данные статистики, опубликованные в этом году, показывают: экономика «съеживается», деловая активность резко снижается, что находит отражение прежде всего на рынке труда. По данным аналитического агентства Ranking, в  4 квартале 2015 года  фактическая численность работников в РК составила 3 млн 629 тыс. человек. За год эта цифра почти не изменилась, показав рост всего на 0,3%. За два года количество наемных работников увеличилось на 2%. И даже столь скромный рост был обеспечен лишь потому, что в 2015 госсектор поддержал рынок труда, он получил почти 60 тыс. новых рабочих мест. В большинстве же отраслей экономики идет весьма существенное сокращение штатов. Сохранением слабой, но все-таки положительной динамики рынок труда обязан в основном бюджетной и социальной сферам. Образование, медицина, госуправление и оборона в совокупности дают почти половину рабочих мест в стране - 46,2%. При этом число работников образования за год выросло на 3,4% (29,4 тыс. чел), чиновников и военных - на 5,7% (21,1 тыс. чел.), медиков - на 2,5% (9,4 тыс. чел.).

Но, одновременно, во всех остальных отраслях прошло сокращение штатов. Больше всего просел финансовый сектор - на 8,4% (8,8 тыс. чел.). В горнодобывающей промышленности число наемных работников уменьшилось на 4,4% (9,6 тыс. чел.), в обрабатывающей на 3,8% (12,6 тыс. чел.), в строительстве и торговле - на 1,3% (на 2,8 и 2,7 тыс. чел. соответственно). 

Учитывая, что данные статистики нужно воспринимать осторожно, поскольку значительная часть экономики у нас работает «в тени»,  падение рынка труда в стране, видимо, еще гораздо более значительное. Это закономерно ведет к падению доходов семей, многие из которых сегодня буквально колеблются на грани нормального выживания.

Вообще, этот системный кризис бьет прежде всего по семьям, по домохозяйствам. Можно даже сказать, что именно по ним он наносит свой основной удар. Или даже удары, потому что они сыплются на семьи со всех сторон.

Например, бюджет. Ясно, что в прошлые «жирные» годы  он был, наверное, главным выгодоприобретателем высоких цен на нефть.  Легкие нефтяные доходы делились так, что и бюджету перепадал немалый кусок. Сегодня такие доходы сократились в несколько раз. Понятно же, что все семьи – а это десятки и сотни тысяч врачей, учителей, управленцев и т.д. - которые зависят от бюджета, ощущают  эти негативные изменения на себе. Поначалу  государство наводит «экономию» в зарплатах и  социальных выплатах, затем начинается сворачивание государственной поддержки социальной сферы – то же медицинское страхование, которое ведет к тому, что  бесплатные прежде медицинские услуги становятся платными. Неопределенность с пенсионной системой: никто сегодня не знает, какую пенсию он будет получать лет через десять, и будет ли ее достаточно даже для выживания.

 А что же бизнес? Ведь именно он, вместе с государством, может помочь выбраться из ямы экономике и обществу?  Но сегодня бизнес, даже большие предприятия, также оказались в тяжелом положении. Бизнесменов душит резкое падение цен на основные экспортные товары страны, резкое снижение покупательной способности населения, их подкашивает нестабильность национальной валюты, беспредел  госмонополий и снижение государственных заказов. В результате тяготы предпринимателей также оборачиваются проблемами семей, которые от них зависят —  сокращениями рабочих мест и снижениями зарплат.

Казахстан- не первая страна, переживающая экономический кризис, мировой опыт  здесь велик, и нам незачем изобретать велосипед. Список  возможных антикризисных мер, используемых  руководством стран для стимулирования экономической активности, не такой уж большой. Первое — это облегчение доступа к кредитованию для предприятий, включая оборотный капитал для осуществления операционной деятельности и долгосрочный капитал для инвестиций. Второе — стимулирование рыночного спроса. И третье — меры поддержки, направленные на сокращение операционных затрат – сокращение налогов и снижение  тарифов.

В Казахстане государство идет по этому пути, но масштабы поддержки явно отстают от потребностей экономических субъектов, к тому же, давая одной рукой, государство другой залезает бизнесу в карман, как, к примеру, в вопросе увеличения для него социальных выплат на работников и во многих других вопросах.

В правительстве много твердили о том, что слабый тенге подтолкнет развитие казахстанского бизнеса. Но девальвация оказалась палкой о двух концах: сокращается не только импорт, но и  любой бизнес вообще, который обеспечивается потребительским спросом. А так как спрос сжимается, подобно шагреневой коже, то и товары некому продавать, даже подешевевшие.Неуверенность бизнесменов в стабильности  курса тенге также подтачивает их перспективное планирование – кто будет строить планы на два-пять лет вперед, когда курс может опять резко обвалиться? Многие казахстанские предприятия, закупающие оборудование, сырье за рубежом, столкнулись с высокими рисками – они не могут просчитать приемлемость вложений даже на ближайшее будущее. Порой получается, что их расходы не только значительно возросли, но и остаются непредсказуемыми. Поэтому большое число предприятий уже не могут обновлять оборудование, расширять производство – на это просто нет денег.

От снижения курса тенге мог бы выиграть наш аграрный сектор, заполнив внутренний рынок, но узость этого рынка и его открытость для экспортной продукции со всех сторон приводит к тому, что доля казахстанских продуктов на столах людей не растет, к тому же аграрии быстро учли изменившийся спрос и повысили цены на многие продукты питания.

Если в двух словах характеризовать ситуацию в экономике, то это сокращение ресурсов. В человеческом, социологическом измерении это выражается в сокращении того условного «среднего класса»,которым мы последние лет десять весьма гордились. Это те, кто могли позволить себе хорошее жилье, достойную машину, престижное обучение детей и отдых за рубежом. Сегодня доля таких семейств резко снизилась.  Быстро растет доля семейств, которым хватает денег только на продукты питания. Люди начинают экономить уже на  импортных лекарствах, на обедах детей в школе и институте, на одежде, туризм вообще упал на 60-70 процентов, и это не предел. А если посчитать неизбежное, как судьба, ежегодное увеличение тарифов ЖКХ, цен на запчасти для автомобилей, на почти все привычные услуги, то падение уровня жизни  иначе, чем радикальным, не назовешь. Не исключено, что при углублении кризиса мы вспомним те недавние годы, когда импортные товары казались роскошью… Аналогия с пушкинской старухой, после славы и богатства вновь оказавшейся возле разбитого корыта, напрашивается сама собой.
В сугубо экономическом смысле сокращение ресурсов ярче всего выражается в резком уменьшении главного рыночного ресурса – денег. И дело не только в притоке шальных «нефтяных» денег, грознее всего, что идет падение инвестиций, дорогой доллар оттягивает их с развивающихся рынков, и процесс этот, судя по всему, будет долговременным. «Отскока»  цен на нефть, их роста, хотя бы до 80-90 долларов за баррель  ждать, похоже, тоже не приходится. Но не все потеряно, базовые материальные ресурсы у страны есть немалые, если только Казахстан сумеет перегруппировать свои силы и возможности, и найти свое место  в мире, в котором  разворачивается  эпоха четвертой пост-индустриальной революции. Но на этом пути много препятствий, главные из которых – косность и инертность политико-экономической системы страны, архаичность общества и отсталость общественных институтов. Это все также можно преодолеть, если использовать оставшиеся возможности, перегруппировывать силы и готовить будущий рост. Но подчеркнуто неспешный, консервативный подход правительства к решению назревших вопросов показывает, что подобные планы обречены оставаться лишь в мечтаниях. Поэтому не нужно быть каким-то особенно прозорливым пророком, чтобы увериться: население будут продолжать беднеть, проблемы в экономике затянутся, по крайней мере, на несколько лет.

Оставить комментарий

Общество

На «игле» госзаказа На «игле» госзаказа
Карлыгаш Еженова
21.11.2015 - 10:20
СПИД не спит... СПИД не спит...
Карлыгаш Еженова
18.11.2015 - 11:46
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33