суббота, 21 апреля 2018
Облачно +8, Облачно
USD/KZT: 326.17 EUR/KZT: 401.25 RUR/KZT: 5.31
«Арсенал» начнет «эпоху без Венгера» «Самрук-Қазына» оптимизируется вдвое Арест «Алма ТВ» Лавров гарантирует: настоящей войны не будет Не ищите Свазиленд Стоимость нефти зависит от аппетитов Qazaq Banki: все было плохо еще до нас Банк Астаны «чувствует себя комфортно» Правительства Сапара Исакова больше нет Афганский транзит Аграрный вопрос устроил сенаторов Голос Китая Жогорку Кенеш против кабинета Сапара Исакова Экономика Казахстана: рост будет умеренным Министр Сагадиев: уточним, примем и выплатим Новые санкции США обождут МВД: генерал Кудебаев чист Aluminium уверенно продолжает рост Безвизовый Хайнань Население отключили от эфира Жаров: Facebook, и вас заблокируем! Почем нынче социология? Армянская «бархатная» Алюминий «Русала» не нужен и японцам Пулитцеровская премия-2018: и здесь не без Кремля

Из чего состоит заказ на уничтожение Матаева

Всем известно, что в Астане судят главу Союза журналистов Казахстана. Судят за якобы нарушения, допущенные агентством Матаева КазТАГ в процессе осуществления госзаказа от Казахтелекома. Арест Матаева и его сына Асета можно сравнить с громом среди ясного неба или с холодным душем – как угодно: схватили неожиданно, предъявленные обвинения нелепы, следствие проведено топорно. Казалось бы, скандал обеспечен. Однако…

Так почему дело Матаевых произвело эффект разорвавшейся бомбы? Во-первых, сам факт обвинения главы абсолютно лояльного к действующей власти журналистского сообщества внушило подсознательный страх потенциальных преследований на все СМИ в Казахстане; во-вторых, это, конечно, тяжесть обвинений в финансовых преступлениях журналистской организации, что выходит за рамки привычных представлений о коррупции в основном обитающей в рамках государственных структур.

Плюс, с самого начала мы наблюдали агрессивную позицию обвинения, беззастенчивое навязывание общественному мнению виновность Матаева через подконтрольные СМИ, что является нарушением прав подозреваемых, так как следствие де-факто обвинило Матаевых преступниками. Хотя очевидно, что следователи не имели право публично утверждать, что они совершили тяжкое преступление. Это прерогатива суда.

Помимо этого к Матаеву сразу же применили жесткие меры – арест, хоть и домашний, не давая ему свободно готовиться к своей защите, в частности, провести полный независимый аудит своей бухгалтерии. То есть максимально ограничили возможности обвиняемых и адвокатов. Что, согласитесь, наводит на мысль умышленного давления.

Дальше. Сын Матаева – Асет как только высказался, что его отца следователи шантажируют и предлагают сделку – «действенные раскаяние», что означает добровольное признание вины, то его тут же быстренько отправили под арест. То есть опять же мы свидетельствуем ограничение прав на защиту и психологическое давление.

Потом. Как было сказано, следствие отказалось принять официальное заключение независимого аудита бухгалтерии Национального пресс-клуба и агентства КазТАГ на сотни страниц, где нет состава преступления, то есть хищений госсредств, незаконного обналичивания средств и неуплаты налогов. Кроме обычных мелких нарушений, которые должны рассматриваться не в уголовном, а в административном порядке. Но самое поразительное, что инициаторы преследования такого аудита не проводили, поэтому все их обвинения совершенно обосновано считаются голословными. У Матаева есть все договоры с Казахтелекомом – это заказчик услуг, который выделял деньги, и все подписаны как выполненные.

Затем. Почему следствие несколько раз меняло то состав преступления, то якобы украденные суммы – сначала говорили про 600 миллионов, потом размер суммы уменьшили вполовину! Позднее вдруг изменили статьи обвинения – убрали хищение, заменив его на «злоупотребление должностным положением». То есть что – не расхищал, а всего лишь якобы жульничал и обманывал бедных чиновников, мол, деньги брал, а заказы не исполнял в должном объеме? 

И главное. Следствие так надавило на тех, кто действительно ответственен за выделение средств для СМИ из бюджета, что они пошли на сделку и им тут же все простилось, зато они стали свидетелями в деле про то, как Матаев их бедных обманывал. То есть получается, что непосредственные чиновники, которые головой отвечают за распределение денег на основе конкурса, не виноваты, а виноват тот, кому они своими решениями эти деньги выделили? То есть Матаев? Нонсенс!

И далее – это сам судебный процесс. С первого же дня суд отмел все ходатайства защиты – тот же аудит, просьбы в проведении экспертизы и большинство свидетелей со стороны защиты. Как факт один пример. Оказалось, что экспертизу со стороны следствия не в пользу Матаева провел двоюродный брат самого следователя по делу Матаева. Что, мягко говоря, противозаконно с точки зрения чистоты процесса. Когда это обнаружилось, адвокаты подали ходатайство исключить эту экспертизу из дела. Но судья отказал! Подали отвод судье, но и в этом тоже отказали.

Вот такие факты тенденциозности ведения процесса.

Плюс – здоровье Матаева. Гипертонический криз у него уже был, однако судья не останавливает процесс до полного выздоровления и продолжает судить. Это нарушение конституционных прав на охрану здоровья гражданина и законов, которые запрещают проведение любых процессуальных действий с тяжело больным человеком.

Так что все-таки является первоисточником всех бед Матаева и почему законы для журналистов пишут абсолютные профаны? Об этом в комментарии главы фонда защиты свободы слова «Адил соз».

Тамара Калеева:

– Если вкратце, то сначала следует понять, какой на сегодня выглядит ситуация с государственным заказом. Это и есть первоисточник всех бед. Как проводился госзаказ? Какие были критерии? Я посмотрела эти спецификации. И они, мягко говоря, абсолютно нереальные. Они написаны профанами. Потому что условия для любого СМИ – 5-7 аналитических материалов в день и три интервью – это просто неосуществимо. Эти условия в наших реалиях не выполнял никто и никогда. Потому что выполнить их невозможно.

Теперь, когда главным расхитителем государственных средств назначен Сейтказы Матаев, совершенно очевиден выборочный подход. Давайте задумаемся – зачем Казахтелекому миллионы на саморекламу? Им что больше некуда эти деньги девать? Прочему это нужно было делать в обязательном порядке? Почему теперь Матаева обвиняют в том, что он присваивал себе чужую работу, когда они сами в своем Казахтелекоме до середины года не могли подвести итоги конкурса, а потом заключали договора авансом.

Еще я бы привела примеры других СМИ, которые в качестве отчета сдавали, в том числе, и криминал. У нас есть такие очень благополучные смирные СМИ. И все это им сходило и до сих пор сходит с рук. Однако Матаеву такое с рук не сошло – почему? Потому что есть задача преследовать только Матаева.

Ладно, пусть Матаев, согласно этой тупой спецификации – сделать сто аналитических материалов, произвел десять, однако по этим же требованиям он должен был сделать полторы тысячи информационных материалов, но он сделал две тысячи. Все это стоило, условно говоря, 20 миллионов. И что он на все 20 миллионов не выполнил госзаказ? Если принимать условия следователей, то Матаев не выполнил вообще никаких условий. Или все ж он недовыполнил какой-то объем, допустим, каких-то 5-10%.

Почему за все 5 лет все эти заказы по Комитету информации признаны нереализованными и все выделенные деньги ему инкриминируются как хищение? Работа в полном объеме была выполнена. Давайте сравним с другими госзаказами, и все станет ясно! Но на это никто не идет.

Товарищи из финпола, которые ни в зуб ногой на предмет того, чем аналитический материал отличается от обычной информации, на полном серьезе рассуждают о невыполнении обязательств. И пытаются, что вообще отвратительно и противоречит всем принципам следствия и правосудия, сформировать общественное мнение против Мататева.

Что касается налогов, следствие отказалось принять аудиторскую проверку, которая была проведена по инициативе Национального пресс-клуба. А эта проверка, насколько известно от адвокатов, показывает, что все, что пресс-клуб получал, он все тратил на уставные цели – до копеечки. То есть, если говорить о налогах, а налог идет с прибыли, то прибыли там не было практически никакой, все шло на содержании сети филиалов по Центральной Азии. Однако эти вещи следствие не интересуют.

Если рассматривать дело вкупе с различными факторами, то становится совершенно очевидно, что это дело – заказ на уничтожение Сейтказы Матаева и тех СМИ, которые он создал.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33