четверг, 21 января 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Министерство экологии: мы возмущены этими снимками и проведём расследование РФПИ направил заявку на регистрацию вакцины «Спутника V» в ЕС ФСМС получил 550 млрд тенге В Азербайджане почтили память жертв трагедии 20 Января Япония обеспокоена нарушением прав уйгур в Китае Биртанову продлили домашний арест до конца февраля Китай запустил третий спутник мобильной связи Закирьянов пытается оправдаться: "это не барс, а рысь" Президент Узбекистана сообщил об искусственно создаваемых протестных настроениях в регионах Будет ли новый глава алматинского метро пинать мебель? Тихановская намерена вернуться в Беларусь Свыше полумиллиона казахстанцев отчитаются о доходах Трамп выступил с прощальной речью, в которой назвал штурм Капитолия политическим насилием Судебный процесс над Максом Бокаевым отложен В Кремле прокомментировали ситуацию с Навальным Нефть растет Навальный выпустил расследование о «дворце Путина» На украинцах хотят испытать шведский препарат от коронавируса КТЖ впервые за последние 6 лет в плюсе Мамин заверил президента, что санитарно-эпидемиологическая ситуация в стране находится под контролем В Алматы вновь заработает модульный госпиталь, построенный BI Group Кыргызстан отказался от вакцины Pfizer, предложенной по программе COVAX МИД Великобритании и Германии потребовал освободить Навального В Казахстане возвращают блок-посты В ЦИК Кыргызстана оценили расходы на проведение парламентских выборов

Опасные связи. США нервирует урановая сделка Казахстана и Ирана

Казахстан – крупнейший производитель урана. Но почти половину вывозят совместные предприятия. Так же как и с нефтью, нам никогда не позволят самим изготавливать топливо. 

Международные СМИ сообщили, что Иран планирует закупить у Казахстана 950 тонн урановой руды в течение трех лет. Это необходимо для производства низкообогащенного уранового топлива - в этом процессе Иран будет консультировать Россия. Примерно 650 тонн должны быть доставлены в течение первых двух лет и еще 300 — в третий год. Последняя отправка после обогащения подлежит возврату в Казахстан.

Пол данным Reuters соответствующая просьба об одобрении сделки с Казахстаном была направлена Ираном в международный комитет по надзору за исполнением венско-иранской атомной сделки (Великобритания, Франция, США, Германия, Китай и Россия). Пять членов комитета дали согласие на реализацию данной схемы дальнейшего развития указанной сделки, но в последний момент Великобритания пересмотрела свою первоначально положительную позицию. Предполагается, что на это повлияли выборы в США — ведь Трамп намерен отменить эту сделку и ввести новые санкции против Ирана. Видимо, поэтому Великобритания решила выдачу своего одобрения придержать.

По этому поводу израильские СМИ пишут, что «позиция Трампа может вызвать сильное напряжение между Вашингтоном и другими подписантами, особенно Москвой и Пекином. При этом прямое столкновение Ирана и США дискредитирует достижения сделки. Точнее то, что Иран принял обязательства воздержаться от ядерного оружия».

«Выполнение достигнутых договоренностей рассчитано на период три года. Первые 650 тонн при этом будут доставлены в страну двумя партиями, в течение двух лет. Оставшиеся же 300 тонн придут в Иран после этого, в течение третьего года. Затем, после превращения в гексафторид урана UF6 в газовом состоянии, они будут отправлены назад в Казахстан. За выполнение этой операции Иран получит деньги», - сообщил руководитель Иранской организации по атомной энергетике Али Акбар Салехи.

По данным комитета государственных доходов самым крупным потребителем казахстанского урана является Китай. Вторым по объемам закупок казахстанского урана государством является Франция. США также приобретает у Казахстана обогащенный уран. В Казахстане находится 11,81% мировых запасов топлива, что равняется 629000 тонн U. В Казахстане 16 разработанных месторождений урана. В Чусарайской и Сырдарьинской урановых провинциях расположены крупнейшие месторождения: Корсан, Южный Инкай, Ирколь, Харасан, Западный Мынкудук и Буденовское. По объемам производства урана в год Казахстан уверенно занимает первое место, производя 22574 тонны U в год, что составляет 37,85% мирового производства. Крупнейшим производителем урана в мире является казахская компания Казатомпром, производящая в год 15,77% всего урана планеты.

Поэтому не удивителен интерес мировых игроков к атомной отрасли Казахстана. Но все прошлые годы, что Иран был под санкциями, Астана воздерживалась от продажи ему топлива. Теперь с ИРИ санкции сняты и ничего не мешает продавать уран Тегерану. Почти ничего, если не иметь в виду позицию нового президента США Дональда Трампа, который намерен полностью пересмотреть отношения Штатов с Ираном, и называет это государство в числе главных угроз для Америки. Поэтому в Вашингтоне будут крайне ревностно следить за поставками урана из Казахстана в Иран.

Тем временем, буквально накануне инспекторы Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) передали в министерство энергетики Казахстана финальный отчет по оценке ядерной инфраструктуры, проведенный ими с 31 октября по 7 ноября 2016 года.

«В итоговом отчете миссии мы сформулировали 10 рекомендаций и 12 предложений, как улучшить инфраструктуру Казахстана», - сказал заместитель генерального директора МАГАТЭ Михаил Чудаков, подчеркнув, что миссия лишний раз показала и подчеркнула, что Казахстан далеко не новичок в ядерной инфраструктуре.

«Казахстан создает инфраструктуру, имеет исследовательские реакторы и активно сотрудничает с МАГАТЭ во многих отраслях, связанных с ядерной энергией и применением ядерных технологий", - добавил Чудаков, подчеркнув, что подробное содержание отчета является конфиденциальной информацией.

Хитросплетения возможной сделки между Ираном и Казахстаном по урану и чем это может грозить разъяснил известный экономист Петр Своик:

Информация, что Тегеран собирается приобрести у Казахстана 950 тонн уранового концентрата, который в дальнейшем будет превращен в горючее и отправлен обратно за деньги – интригующая. Но не полная, поэтому наш комментарий сам будет содержать вопросы и предположения. Исторически «Казатомпром» был вставлен в ядерный топливно-энергетический и оборонный цикл СССР двумя разнесенными в пространстве технологическими частями: А) Скважинная добыча сырого урана с доведением его до порошковой закиси-окиси (желтый кек) и 100-процентной отправкой в Россию на последующие технологические стадии: конверсию в гексафторид урана и его обогащение. Все это – на нескольких десятках казахстанских месторождений, с обрабатывающими производствами при них; Б) Получение из России обогащенного гексафторида, реконверсия его в ту же порошковую закись-окись, только обогащенную, и штамповка топливных таблеток. Со 100-процентной отправкой этих таблеток обратно в Россию, где из них изготавливалась уже готовая для использования на АЭС продукция - топливные сборки. Все это – на Усть-Каменогорском металлургическом заводе. После суверенизации Россия построила у себя замещающие УМЗ мощности, таблеточное производство осталось без поставок сырья и остановилось. Руководство же КАП многие годы пыталось (и до сих пор пытается) восстановить деятельность УМЗ и даже расширить ее до производства готовых топливных сборок, через сотрудничество уже не с Россией, а с другими ядерными державами и соответствующими международными компаниями. Пробовали почти со всеми, подписывались самые решительные меморандумы и давались самые твердые обещания, но без реализации. Что было заведомо ясно, поскольку ни одна ядерная держава не станет завязывать свой энергетический и тем более военный цикл на не подпадающий под ее прямое влияние Казахстан. Зато все с удовольствием (в том числе под обещания наладить топливную переработку) заходили в Казахстан для добычи уранового сырья на вывоз. Что и привело к конверсии «Казатомпрома» в исключительно сырьевую «многовекторную» компанию, со 100-процентными экспортом добываемого по всем мировым ядерным направлениям: Франция, США, Канада, Китай и Россия. Добыча и экспорт выросли за постсоветский период более чем в 6 раз, Казахстан вышел на первое место в мире, но собственно на «Казатомпром» приходится лишь чуть более половины зарубежных поставок, остальное вывозят для себя иностранные СП. УМЗ же по-прежнему простаивает (на нем работают два других, не урановых, металлургических производства), хотя по последней информации в Усть-Каменогорске начал строиться китайский завод по изготовлению топливных сборок. Что как раз выглядит реально, поскольку Китай вполне может без особого риска для себя сделать ставку на включение Казахстана в свой ядерный цикл. Теперь насчет Ирана. Интересно, что создание международного Банка ядерного топлива и выбор Казахстана для его размещения продиктованы как раз попытками МАГАТЭ предотвратить превращение Ирана в ядерную военную державу. Дело в том, что обогащение гексафторида до топливного или до оружейного качества – это один и тот же технологический цикл, только разной продолжительности. Поэтому ядерные державы и настаивают, чтобы Иран отказался от собственного обогащения в принципе, в обмен на гарантии поставок ему обогащенного гексафторида, в том числе из того самого Международного БЯТ. Банк же, размещенный при УМЗ, являет собой те самые бочки с гексафторидом (кстати – не опасные), которые завод когда-то получал из России, а теперь простаивает без сырья. Размещение Банка крайне удачно – это тот же склад исходного сырья УМЗ, просто выгороженный, ничего достраивать не надо. Очень удобно, но … издевательски: это как поставить голодающего стеречь хлебный склад. Наложим на все это информацию о намерении Ирана купить у Казахстана сырой уран с возвратом гексафторида. По всей видимости – уже обогащенного, иначе смысла нет. Из этого вытекает, что обогатительные мощности Иран сохраняет и теперь пытается снабдить их казахским сырьем. Вопрос: а как такое могут разрешить государства-санкционеры? Казахстан же получает так необходимое для УМЗ обогащенное сырье, с вопросом: а кто будет покупать таблетки? И под дизайн каких реакторов надо делать эти таблетки? И почему бы тогда не создавать уже готовые топливные сборки, но … опять-таки, для каких реакторов и какой ядерной державы? Наконец, разовая ли это сделка, либо начало постоянного сотрудничества? Вопросов много, но все их можно свести в два, для нас главные: заработает ли когда-нибудь топливное производство на УМЗ, и на какую из атомных держав?

Оставить комментарий

Общество

Майдан тунеядцев Майдан тунеядцев
Ботагоз Сейдахметова
20.02.2017 - 17:48
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33