пятница, 03 апреля 2020
,
USD/KZT: 447.6 EUR/KZT: 489.41 RUR/KZT: 5.71
На антикризисные меры потратят 5,9 триллиона тенге В Казахстане перестанут ездить пассажирские поезда Президент Филиппин приказал убивать нарушителей карантина Беларусь собирается купить российскую нефть по 4 доллара за баррель В Алматинский области на карантин закрыли огромный ЖК с 20 000 жильцов Из-за коронавируса на грани закрытия казахстанско-китайский завод МСБ освобождается  от налогов и социальных платежей до 1 октября 2020 года  В Алматы приземлился борт с гуманитарной помощью из Китая Коронавирус зафиксирован среди матросов подводных лодок и авианосцев Уимблдон стал еще одной жертвой коронавируса Как получить обещанные президентом 42500 тенге? Как будут хоронить умерших от коронавируса? Все прилетевшие в Казахстан будут изолированы на 3 дня Генсек ООН: пандемия коронавируса - самый серьезный кризис после Второй мировой войны ЕС введет санкции против Венгрии? 2-летняя малышка вылечилась от коронавируса в Казахстане Jýsan Bank за помощью не обращался В Казахстане умер третий человек с диагнозом COVID 19 Гарри и Меган, гудбай? Конкурс Евровидения отменен, но пройдет шоу Все могут короли Что пообещал Токаев казахстанцам? Как поддерживают бизнес в Казахстане, Кыргызстане и России? В Украине приняли Закон о земле Частникам разрешили вывозить ГСМ из Казахстана

Алихан Букейхан: От марксизма к идее Алаш

Посвящается 151-летию
со дня рождения
Алихана Букейхана

Лидер «Алаш» Алихан Букейхан в студенческие годы (1895-1903 г.) был известен в Казахском крае и Западной Сибири как яркий пропагандист марксизма. Но экспедиция в Казахские степи коренным образом изменила его взгляды. А в октябре 1917 года на съезде Сибирской автономии в Томске он заявил: «Нужно предоставить народам право жить не по Марксу, не по готовым формулам, а так, как они захотят». Вскоре он основал и возглавил первую казахскую либерально-демократическую партию и Республику Алаш.

Exclusive.kz продолжает публикацию материалов, посвященных 100-летию национально-освободительного движения Алаш.

Фото № 1. А.Н. Букейхан в годы увлечения экономическим материализмом марксизма. Омск, 1902 г.

«Я советскую власть не любил, но признал!»

«Лидер буржуазно-националистического движения» – это одно из обвинений, предъявленных Военной Коллегией Верховного Суда СССР в сентябре 1937 года основателю и главе Национально-демократической парламентской республики Алаш Алихану Букейхану, которое дало Советской власти основание приговорить его к высшей мере наказания. Приговор был исполнен в тот же день – 27 сентября 1937 года.

Был ли Алихан Букейхан буржуазным националистом? Архивные материалы, а ещё лучше его собственное богатейшее научно-публицистическое наследие, не оставляют сомнений в том, что был убеждённым националистом. Об этом свидетельствует его краткая речь, высказанная перед вынесением смертного вердикта после предоставления ему последнего слова. В ней не было даже намёка на раскаяние: «Я не любил Советскую власть, но признал!». А клеймо апологета «национальной буржуазии» вожди Советской власти приклеили ему лишь из-за его пребывания в рядах Конституционно-демократической партии (партии «Народной свободы», сокращенно кадеты или КДП) и членом её Центрального комитета с 1912 года в период самодержавия и первые месяцы после Февральской революции 1917 года. Если КДП являлась «буржуазной» в устах большевистских вождей до и после вероломного захвата власти в России в октябре 1917 года, то их обвинение казахской элиты «Алаш» во главе с Алиханом Букейханом в «буржуазном национализме» есть не более чем плод их беспредельной фантазии. Казахская буржуазия в начале ХХ века – это нечто из области научной фантастики.

Между тем Алихан Букейхан являлся не просто убеждённым националистом и отцом-основателем национального движения «Алаш». Но к этой идее – к вершине своего политического мировоззрения – он подошёл, пройдя тернистый путь эволюции. Этот путь начался с увлечения экономическим материализмом марксизма в студенческие годы.

«Социалист и член антирусской группы «Зарзаман»

В 1890–1894 годах Алихан учился в С.-Петербургском Лесном институте. Его пребывание в С.-Петербурге совпало с периодом новой, более организованной и мощной волны революционного движения, когда умами прогрессивной российской интеллигенции и студенческой молодежи властвовала идея коренного преобразования колониальной империи. Прибывший из далекой Азиатской колонии России казахский джигит, которому тогда было 24 года от роду, судя по архивным документам, был активным участником происходящих бурных событий. Например, исследователи Общества изучения Средней Азии Оксфордского университета утверждали, что «в юности А. Букейханов был радикальным революционером, социалистом и членом антирусской литературной группы «Зарзаман»Трагическая эпоха»]. Для подобного утверждения имеются все основания, поскольку в 90-х годах ХІХ века в ведущих вузах одного лишь Санкт-Петербурга обучались чуть ли не десяток казахских юношей, представлявших разные регионы Казахстана. К примеру, в год поступления в Лесной институт, в 1890 году, Алихан в столице империи встретил Бахытжана Каратайулы [Каратаев] из Уральска, Габидоллу Темирулы [Темиров] из Актюбинска и Барлыбека Сырттанулы (Сыртанов) [фото № 2] из Верного Семиреченской области, ныне Алматы. Бахытжан и Габидолла уже окончили юридический факультет санктпетербургского императорского университета и остались жить в столице, Барлыбек только что окончил факультет востоковедения того же вуза по специальности филолога арабско-персидского и тюрко-татарского языков. В 1892 году ряды казахских студентов в первопрестольной пополнились ещё одним сородичем из Букеевской Орды Батырхаиром Ниязулы (Ниязов). В 1892–1896 годах он тоже учился на юридическом факультете столичного университета. Между тем в 1890–1894 годах среди студентов Лесного института Алихан был не единственным казахом. Вместе с ним в одной группе учился Жагыпар Айманулы (Айманов ), родной дядя будущего известного казахского киноактера и кинорежиссера Шакена Айманова, имя которого сейчас носит национальная кинокомпания «Қазақфильм».

Фото № 2. Казахские студенты вузов С.-Петербурга:
слева направо Б
. Каратайулы, М. Сердалин, Б. Сырттанулы, Ж. Сейдалин.

Мало того, в 90-х годах ХІХ века в столице метрополии учились по крайней мере еще два казаха, имена которых вскользь упоминаются в письме Бахытжана Каратайулы от 30 сентября 1910 года из Уральска. Замечу, что оно адресовано Алихану Букейхану, добровольно эмигрировавшему из Омска в Самару. Это письмо также явно свидетельствует о том, что казахская молодежь в С.-Петербурге регулярно собиралась у одного из них на квартире, арендуемой в период учебы, где, очевидно, проходили если не тайные, то уж явно негласные заседания антирусской группы или землячества, вполне может быть и марксистского (социалистического) толка, сопровождавшиеся горячими дебатами по актуальным политическим вопросам текущего момента. «Я тебя уважал, когда ты был студентом, за твои убеждения, – напоминает адресату своего письма Б. Каратайулы. – Мне отчасти известны некоторые эпизоды из твоей студенческой жизни. Так, например, однажды в г. Питере на квартире у меня были ты и Базар Саматов (ныне покойник). Я был кандидатом в канцелярию 2-го департамента правительствующего Сената. Возник спор о таком предмете, о котором обсуждали и говорили «Новое время» и «Новости». Саматов стоял за «Новое время», а ты за «Новости». Ты сказал Саматову: «Ты глуп, как сивый мерин». Я от души хохотал. Только я ныне позабыл, о чем была речь. Несомненно лишь то, что я был на твоей стороне. Затем я помню эпизод с Валиханом (Гази), которому ты сказал: «Вы ничего не понимаете и не знаете», на что тот ответил грубыми выходками».

Как следует из письма, уже в 90-х годах ХІХ века Алихан выступал организатором казахского землячества в С.-Петербурге, идейным вдохновителем их антирусской группы «Зарзаман» и её неформальным лидером. Позднее ряд членов этой группы станет известными общественными деятелями, депутатами І и ІІ Государственной Думы [фото №№ 3, 4], пламенными борцами за возврат казахам изъятые из их пользования исконные земли и восстановление национальной государственности. Но из них именно А. Н. Букейхан станет общепризнанным национальным лидером, к которому в цитируемом письме Б. Каратайулы обращается за советом.

Фото № 3. А.Н. Букейхан – депутат Государственной думы І-созыва. СПб., 1906 г.

Фото № 4. Депутаты Государственной думы ІІ созыва от Уральской и Семипалатинской областей (слева направо) Б. Каратайулы и Темиргали Нурекенулы. СПб., 1907 г.

Остается добавить, что газета «Новое время», издававшаяся в 1868–1917 годах в С.-Петербурге, в апреле 1872 года первой сообщившая о выходе на русском языке первого тома «Капитала» Карла Маркса, в русском либеральном обществе имела репутацию сервильной, реакционной и беспринципной газеты, а слово «нововременец» становилось нарицательным. Более респектабельная газета «Новости», позицию которой отстаивал Алихан, также издавалась в С.-Петербурге между 1872–1906 годами.

По архивным данным и материалам периодической печати более позднего периода, Алихан находился в авангарде всего студенческого движения С.-Петербурга, являясь одним из инициаторов студенческих волнений и «беспорядков» в столице метрополии. Например, как сообщала санкт-петербургская газета «Наша жизнь» в декабре 1905 года, накануне избрания в депутаты І-й Государственной Думы от казахского населения Семипалатинской области, Алихан «в бытность студентом Лесного института принимал самое деятельное участие во всех студенческих делах, всегда примыкая к крайней левой. Во время разгара споров о марксизме очень энергично отстаивал тезисы экономического материализма».

Государственный архив России (ГА РФ) располагает документами, касающимися студенческого движения в С.-Петербурге в 1890-х годах, в частности, делом «о волнениях учащейся молодежи» под № 3, состоящим из отчётов и доносов тайного осведомителя столичного департамента полиции. В этом деле особый интерес вызывают следующие строки из отчета доносчика царской охранки: «Мною получены сведения, что среди учащейся молодежи некоторых высших учебных заведений С.-Петербурга замечается сильное брожение... Брожение это является результатом воздействия на своих товарищей некоторых неблагонадёжных лиц, стремящихся организовать беспорядки в учебных заведениях. Такое же брожение происходит в Лесном институте...». Далее тайный агент полиции перечисляет имена студентов, замеченных «в подстрекательстве своих товарищей к производству общественных беспорядков от 21 ноября 1893 года», в числе которых фигурирует и Алихан. На пятом листе данного отчета дана более подробная характеристика каждому из перечисленных «подстрекателей», но самая краткая из них относится к Алихану, который в этом черном списке значится одним из первых – под № 3: «Букей-Ханов-Нурмухамедов Али-Хан, IV курса – личность сомнительной благонадежности».

Василий Шелгунов: «Букейханов учил нас марксизму!»

Нужно добавить ещё один важный штрих к студенческому портрету Алихана. В годы Лесном институте, он параллельно слушал курс юридического факультета столичного императорского университета, который окончит экстерном в ноябре 1893 года вместе с Володей Ульяновым, будущим отцом-основателем СССР под именем Владимира Ленина, о чем расскажет Алимхан Ермекулы в своем интервью Казахскому радио после освобождения из ГУЛАГа.

Выясняется также, что в студенческую пору Алихана Букейхана и Владимира Ульянова свели не только и не столько совместная учеба экстерном в университете, но ещё некто Василий Шелгунов – один из старейших участников социал-демократического движения царской России, позже составивший так называемую «ленинскую гвардию большевиков».

В. Шелгунов действительно вступил в компартию ещё в 1898 году. Живя в С.-Петербурге с 1873 года, он начал простым рабочим на чугунолитейном заводе Петрова. В 1892 году, будучи рабочим Балтийского завода, в социал-демократических кружках для рабочих познакомился со студентами-марксистами, одним из которых оказался Алихан Букейхан. Об этом свидетельствуют слова самого В. Шелгунова о том, что «Букейханов учил их марксизму». Эти слова он произнёс осенью 1926 года в Кремле, в кабинете генерального секретаря ЦК ВКП (б) Иосифа Сталина, чтобы убедить его освободить Алихана Букейхана из Бутырки.

В 1895 году Алихан возвращается в Омск, где наряду с работой помощника лесничего и преподавателя математики в низшей лесной школе для казахских детей, тесно сотрудничает с местной газетой «Степной край». По воспоминаниям Сергея Швецова, с приходом в редакцию политических ссыльных, а также ряда местных деятелей либеральных взглядов, среди которых выделялся недавний студент А.Н. Букейхан, «Степной край» достигает небывалого влияния, продвинувшись в первые ряды лучшей провинциальной печати». «А. Н. Букейхан, – утверждал далее С.П. Швецов, – представлял собою марксистское направление в газете и был, несомненно, наиболее ярким его выразителем. Я бы сказал даже – единственно ярким».

Некто Ф. Виноградов, вступивший с ним в полемику на страницах советских журналов «Каторга и ссылка» и «Северная Азия» в 1930-х годах, утверждал, что газета «Степной край» «сумела обслужить нужды уральских рабочих и дать толчок для развития их классового самосознания».

Следует добавить, что в 1895–1903 годах вокруг «Степного края» сосредоточились сторонники различных, а позднее и непримиримых политических течений дореволюционной России, начиная от народовольцев («Земля и Воля») в лице Якова Севастьянова, эсеров (социал-революционеров) Сергея Швецова и Льва Чермака, социал-демократов и кончая будущими конституционными демократами в лице Алихана Букейхана, а также писателями революционной среды. Но после перехода газеты в руки социал-демократов в 1903 году Алихан покидает «Степной край», изредка публикуясь на её страницах в период первой русской революции 1905–1907 годов. Замечу, что накануне ухода из газеты, в 1903 году, А. Букейхан впервые побывал в царских застенках в составе всей редакции «Степного края», о чём рассказывал С. Швецов в вышеприведенных мемуарах.

«Будущее казахской степи в сознательном претворении западной культуры – в самом широком смысле этого слова».

Алихан Букейхан: Национализм – это любовь к своей нации...

В 1905 году грянула первая русская революция. В конце года та же петербургская «Наша жизнь» констатировала, что политические взгляды А. Букейхана претерпели изменения, иначе говоря, он из увлечённого марксиста превращается в убеждённого националиста. Радикальная перемена в его политическом мировоззрении произошла после участия в работе двух научных экспедиций под руководством Федора Щербины и Сергея Швецова в 1896–1901 и 1902 годах. Досконально изучив культуру, быт и форму хозяйства своего народа, а также самостоятельно исследовав историю вхождения Казахского ханства под протекторат России, он увидел пагубность разделения своего народа на классы богатых и бедных или эксплуататоров и эксплуатируемых, по их принадлежности к тому или иному роду, жузу или орде, на образованных или безграмотных. Он видел свой народ единой нацией с общей культурой, языком и религией. Пришел к убеждению, что казахи – талантливый народ, которому необходимо дать лишь современное образование и привить новые ценности, сохранив при этом самобытную культуру. В одном из своих первых публикаций в 1889 году он сравнивал свой народ с человеком, находящимся «в детстве своего духовного развития». В тех же ранних статьях он писал, что «Казахская степь... не в дальнем будущем достигнет некоторого успеха на пути цивилизации, как народ, одарённый от природы умом, способностью». Позднее, в 1910 году, в своем историко-справочном очерке «Казахи» («Киргизы». – С.А.), изданном в С.-Петербурге, он написал, что видит «будущее казахской степи в сознательном претворении западной культуры – в самом широком смысле этого слова». Но… не по Марксу.

«Известный пропагандистъ и главный иниціаторъ и руководитель религіозно-политическаго движенія казаховъ».

К началу же 1905 года он успел прославиться на весь Степной край как бескомпромиссный борец за права и свободу своего народа. К концу 1905 года в тайной переписке Омского жандармского управления с Департаментом полиции в С.-Петербурге А. Букейхан фигурировал как «главный руководитель, какъ оказывающій огромное вліяніе на всю казахскую (в ориг. «киргизскую». – С.А.) степь, безусловно, есть и будетъ чиновникъ переселенческаго Управленія Букейхановъ» и еще как «известный пропагандистъ, бывшій душою всехъ митинговъ и петицій и противоправительственныхъ агитацій и какъ главный иниціаторъ и руководитель религіозно-политическаго движенія казаховъ».

Алихан стал националистом не внезапно, как может показаться на первый взгляд, а был таковым со студенческих лет и оставался им до конца жизни. Выдвигая национальную идею «Алаш», её автор и лидер одноименного движения А.Н. Букейхан исходил из убеждения, что национализм – это любовь к своей нации и забота о ней, что национализм казахов – это естественное осознание своей генетической, исторической и культурной принадлежности к своему народу и своей отчизне, родо-племенное чувство, скреплённое общностью происхождения, языка, истории, культуры, традиций и стабильной средой обитания конкретной личности и его предков. Он до конца своей жизни настойчиво и последовательно отстаивал священное право казахов, как коренной нации, быть хозяевами на земле предков.

Между тем понятие национализм в цивилизованном мире имеет исключительно положительную трактовку, как преданность своему народу, защита национального единства или независимости. К примеру, Американский политический словарь, выдержавший 9 изданий, гласит: «Национализм отождествляется с социальными и психологическими силами, которые зародились под действием уникальных культурных, исторических факторов для обеспечения единства, воодушевления в среде данного народа посредством культивирования чувства общей принадлежности к этим ценностям. Национализм объединяет народ, который обладает общими культурными, языковыми, расовыми, историческими или географическими чертами или опытом и который обеспечивает верность этой политической общности».

Ему вторит и Британская энциклопедия, где национализм рассматривается как «верность и приверженность к нации или стране, когда национальные интересы ставятся выше личных или групповых интересов».

И, наконец, согласно Японской энциклопедии – «национализм есть всеобщая приверженность и верность своей нации».

Идея казахского национального возрождения «Алаш», выдвинутая Алиханом, в своем проявлении не выходила за рамки вышеприведенного классического национализма. В то же время наблюдается, на первый взгляд, противоречивое действие казахского национального лидера. В частности, в октябре 1905 года Алихан Букейхан выступает одним из организаторов омской городской группы кадетской партии (с января 1906 года – партии «Народной свободы») и тут же избирается одним из её руководителей. Более того в конце 1905 – начале 1906 года он успешно создает казахский филиал этой партии среди своих соратников в Каркаралы и Семипалатинске и избирается депутатом І Государственной Думы от казахской КДП Семипалатинской области. Находясь в эмиграции в Самаре в 1909-1917 годах, Алихан Букейхан становится лидером самарской группы кадетов и «мастером» местной ложи масонского ордена.

КДП возникла буквально между манифестами 23 апреля и 17 октября 1905 года, но за короткое время стала самой крупной и популярной в России и в её колониальных окраинах оппозиционной силой. Программные цели и задачи кадетов в целом отвечали стремлениям и чаяниям казахов. Вот их краткая суть: «…а/ обеспечение законодательными нормами неприкосновенности личности, равенства всех граждан – без различия национальности, вероисповеданий, сословий и пола, и свобод; б/ введение всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права, без различия пола, как в народном представительстве, так и в местном самоуправлении; в/ законодательное разрешение земельной реформы и г/ удовлетворение справедливых национальных требований».

Вступая в русскую политическую партию, лидер элиты «Алаш» исходил из сознания того, что бороться против могущественной колониальной империи и добиться восстановления независимости путем вооружённого восстания при самодержавии невозможно. Ни фактически, ни теоретически. И вооружённая борьба, на его взгляд, не найдет массовой поддержки в народе, что ярко продемонстрировало поражение восстания хана Кенесары в середине ХІХ века.

Единственный путь, который мог привести казахов к восстановлению национальной государственности, а затем и полной независимости, по убеждению лидера «Алаш», лежал через радикальное политическое реформирование самой колониальной империи, преобразовав её из самодержавия в конституционное федеративное демократическое парламентское государство.

С этой целью Алихан Букейхан, по одним данным, после избрания в І Думу в 1906 году, по другим – в 1908 году вступает в русскую масонскую ложу «Полярная звезда», которая после радикального обновления в 1910 году стала именоваться «Великий Восток народов России». Отец-основатель российского масонства начала ХХ века профессор Максим Ковалевский стратегическую миссию новых вольных каменщиков выразил одной фразой. После возвращения в Россию из Парижской эмиграции в 1906 году, он заявил: «только масонство может победить самодержавие». И оно выполнило свою миссию в феврале 1917 года, добившись отречения Николая ІІ от престола и свержения самодержавия.

«Здесь нам говорят о федерации и об автономии, мы же требуем себе самоопределения».

Нужно предоставить народам право жить не по Марксу, а так, как они захотят!

Своей стратегической цели достиг и Алихан Букейхан, которому теперь предстояло решить следующую не менее сложную задачу – добиться от предстоящего Учредительного собрания предоставления казахам права на национальное самоуправление, под которым он подразумевал восстановление казахской государственности пока хотя бы в составе Российской федеративной республики. Для выхода из ЦК и рядов кадетской партии он «нашёл» формальный повод, заявив на внеочередном съезде партии в июле 1917 года о возникновении «принципиальных» разногласий с ЦК, в частности – по вопросам передачи земли в собственность, отделения церкви от государства и, самое главное – предоставления казахам автономии, о чём написал в своей заметке «Почему я вышел из кадетской партии?». Попрощавшись с кадетами, он, с целью участия в выборах в Учредительное собрание самостоятельным партийным списком, немедленно приступил к созданию либерально-демократической партии «Алаш» и инициировал созыв ІІ Всеказахского съезда, где было принято постановление о требовании предоставления казахскому народу автономии. В октябре же 1917 года он участвует в первом Общесибирском съезде, где от имени всего казахского народа заявил: «Здесь нам говорят о федерации и об автономии, мы же требуем себе самоопределения, предоставления нам права самим решить, как нам управляться и жить. Нельзя управлять страной из Петербурга... Нужно предоставить народам [право] жить не по Марксу, не по готовым формулам, а так, как они захотят».

Эти слова Алихана были адресованы не только руководителям Сибирской автономии и Временного правительства России, но и вождям большевиков, которые в тот момент пока ещё отчаянно рвались к власти. Но вероятность захвата ими власти с каждым днём росла, а надежда на то, что Временное правительство во главе с Александром Керенским благополучно доведёт бывшую империю до Учредительного собрания, таяла на глазах. Эта надежда стала ещё призрачней после четвертого сентябрьского кризиса Временного правительства.

«Сперва необходимо объединиться с Сибирью, чтобы безболезненно отделиться от пут мощного государства, а затем, укрепив свою государственность, отсоединиться и от нее».

Подобная зыбкая политическая ситуация вынуждала Алихана, во-первых, включить вопрос об организации национальной армии под безобидным названием «народная милиция» в повестку дня ещё ІІ Всеказахского съезда, состоявшегося в июле 1917 года. Во-вторых – заверить І Сибирский областной съезд в том, что Автономия Алаш временно присоединится к Сибирской. Это заявление лидера Алаш прозвучало за два месяца до созыва ІІІ декабрского всеказахского съезда и официального образования Национально-территориальной Автономии Алаш. «Мы полагали, – писал он в своей статье «Жалпы Сібір сиезі» [«Общесибирский съезд»], посвященной итогам этого съезда, – сперва необходимо объединиться с Сибирью, чтобы безболезненно отделиться от пут мощного государства, а затем, укрепив свою государственность, отсоединиться и от нее».

«Ульянов-Ленин, как Николай, считает народ за безсловесное животное»

После вероломного захвата власти большевиками, 1 декабря 1917 года А. Букейхан, оставаясь комиссаром уже «низложенного» Временного правительства в Тургайской области и членом чрезвычайного комитета по управлению Туркестанским краем, издал памятку, в которой обвинил вождя большевиков Владимира Ульянова-Ленина в «самодержавности» и разоблачил черносотенную сущность новой власти. «Безответственность Правителей мы видели при царе Николае, – говорилось в памятке. – Большевистский председатель Ульянов-Ленин, как Николай, распоряжается самодержавно. Ульянов-Ленин, как Николай, считает народ бессловесным животным».

«Запомните, крестьяне, рабочие и солдаты, – взывал далее лидер казахов Алихан Букейхан в документе, – большевики считают: 1) Ответственность перед народом Правителей, 2) Свободу слова, свободу печати, свободу собрания, 3) Всеобщее, прямое, тайное голосование, 4) Неприкосновенность граждан депутатов, 5) Власть народа буржуазным предрассудком!.. Большевики освободили из тюрьмы главу «Союза русского народа» Дубровина, черносотенца, слугу Николая, организатора убийства члена первой Государственной Думы М. Я. Герценштейна, павшего в борьбе за землю для народа».

В заключение автор памятки сорвал с лица большевиков маску «революционера»: «Запомните, крестьяне, рабочие и солдаты, с лица большевика спала красная маска революционера и обнажила его сущность черносотенца!».

Как человек, переживший увлечение идеями социализма, Алихан увидел между громкими декларациями Советской власти о социализме и её реальными делами огромную пропасть. В очередном материале о текущей ситуации в России, опубликованном в номере журнала «Абай» от 19 июня 1918 года под заголовком «Қазіргі саяси хал» («Текущая политическая ситуация»), он обвинил большевиков в «извращении и предательстве идеи социализма».

В отличие от большевистской Советской власти, уничтожавшей своих политических оппонентов без суда и следствия, Народный совет Алаш Орды во главе с А. Букейханом в августе 1918 года учредил специальный суд и следственную комиссию для разбора дел казахских большевиков.

Идея «Алаш» умрёт вместе с последним казахом

Позже Алихан Букейхан и его соратники по партии были вынуждены присоединиться к Советской власти ради сохранения юного национального государства. Более того, Алихана заставили не только отказаться от вооруженной борьбы против Советской власти, но и письменно отказаться от притязаний на верховную власть в своей казахской, но уже советской республике. Тем не менее, даже в рамках соглашения ограничения деятельности сферой образования и науки, Алихан Букейхан и его соратники вплоть до 30-х годов ХХ века продолжали работать над становлением и развитием современной казахской советской культуры, образования и науки. И эта выдающаяся элита «Алаш» во главе с Алиханом Букейханом, по мнению ученых-казаховедов Общества изучения Средней Азии Оксфордского университета, до своего исчезновения в кровавых репрессиях 30-х годов, преследовала единственную цель – «придать казахской советской культуре отчётливо национальный характер».

После казни Алихана Букейхана 27 сентября 1937 года СССР не раскрывала место его захоронения даже спустя 10 лет после своего краха. Очевидно, Советская власть не была уверена, что навсегда похоронила национальную идею «Алаш» вместе с её носителем – лидером казахского национализма Алиханом Букейханом. Лишь более 60 лет спустя стало известно, что его тело кремировано, а прах засыпан в общую братскую могилу в Донском кладбище в Москве, которая в документах ОГПУ-НКВД фигурировала как «Яма № 1» [фото № 5]. Согласно документам ОГПУ-НКВД, в этой братской могиле покоятся прахи более 5 тысяч жертв коммунистического режима, в основном высшие руководители СССР, национальных республик и советской красной армии, как например, секретарь ЦК ВКП (б) Авель Енукизде, бывший председатель Совнаркома КазАССР Ныгмет Нурмакулы (Нурмаков), бывший секретарь ЦК Казкрайкома ЦК ВКП (б) Левон Мирзоян, один из первых пяти маршалов СССР Михаил Тухачевский и мн.др.

Фото № 5. Братская могила № 1 в Донском кладбище в Москве – бывшая «Яма № 1» (фото автора)

Идеи «Алаш» дремлют в генетической памяти каждого казаха и народа в целом до тех пор, пока не будут реализованы целиком, но уже в эпоху независимого государства казахов.

Султан Хан Аккулы, PhD,
директор НИИ «Алаш» ЕНУ им. Л.Н.Гумилева

Оставить комментарий

Общество

Майдан тунеядцев Майдан тунеядцев
Ботагоз Сейдахметова
20.02.2017 - 17:48
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33