четверг, 26 ноября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
В Кыргызстане предложили лишить русский язык официального статуса В Туркестанской области трех бывших полицейских обвиняют в пытках В Казахстане прошел пуск новой российской ракеты Лукашенко поздравил Путина с прекращением огня в Нагорном Карабахе В ВКО на продажу выставили остров Отравление Навального: Германия сообщила об обнаружении следов «Новичка» на других предметах В Европе начнут делать прививки от ковида уже в декабре Токаев определил важнейшие задачи в сфере индустрии и инфраструктурного развития В Узбекистане создадут единую базу данных ДНК Евразийский экономический форум не состоится Избыточная смертность в России составила 120 тысяч человек Нурбанк вошел в тройку самых убыточных банков Кого мы точно не увидим в новом Мажилисе Папа римский причислил уйгуров к числу преследуемых народов В Карагандинской области объяснили почему купили маски за 68 тысяч тенге TWP: Россия и Китай усиливают своё влияние в мире за счёт создания вакцины от коронавируса ВОЗ собирается испытать вакцину от COVID-19 на жителях Тараза Еще одни деревья срубили в Алматы, на сей раз отличилась KFC Неизвестный на автомобиле протаранил ворота резиденции Ангелы Меркель Пандемия коронавируса вызвал скачок инвестиций в сферу технологий ФСБ России задержала члена ИГ, готовившего теракт в Москве Депутаты Мажилиса интересуются прививкой от ковида Канада потребовала освободить журналистов в Беларуси Массовое отключение электроэнергии в Казахстане – «подарок» Узбекистана В Узбекистане закупили более 5 тысяч портретов президента

Генпрокуратура готовит спецназ

В недрах Генеральной прокуратуры начали готовить спецназ – плеяду сотрудников с совершенно новым типом мышления. Их задача – внедрить ген эффективности в систему госуправления. Если они добьются успеха, то у Казахстана появится шанс стать цивилизованной страной.

В марте все прокуроры страны получили  на свой адрес письмо от Генерального прокурора, которое было больше похоже на фэйк: 

Мир меняется. Он меняется каждую минуту. То, что было актуально вчера, вчера и устарело. Сегодня выживают те, у кого гибкое мышление…
…Нас ждут масштабные перемены. Прокуратура - один из ключевых драйверов этих преобразований.
Вся наша работа условно состоит из двух частей. Первое - текущая работа. Это прямой наш функционал. Но есть ещё системная работа. То есть наши инициативы по кардинальному решению острых, чувствительных проблем нашего общества. Именно эта часть работы больше ориентирована на нужды и потребности населения.
Поэтому смещаем акценты. Избавляемся от ненужного, всего того, что не даёт пользы ни людям, ни обществу, ни государству.
Фокусируемся на болевых вопросах: почему много коррупции, как защитить себя, близких, собственность, бизнес. Посмотрим на уголовный процесс глазами простого человека. Добьемся, чтобы прокуратура была справедливой, прозрачной, эффективной, то есть прокуратурой для народа.
Всё это имеет одну важную цель - оправдать доверие казахстанцев.
Для этого есть всё - статус, полномочия, поддержка Елбасы-Лидера нации.
Без личного вклада каждого прокурора изменения невозможны.
Поэтому перемены - это Ты. Три твоих секрета для наступления вперёд - твёрдое желание, современные знания, умный подход.
У нас есть точные ориентиры, мы знаем куда и как двигаться.
Маховик трансформации запущен.
Верю, Ты станешь тем, кто ускорит его, поможет сделать прокуратуру более мощной, современной, полезной для человека, общества и Казахстана.
Знаю, будет непросто. Но нам важна победа!
Уверен - Ты вложишь максимум усилий.
Твой вклад будет реальным.
Свою помощь и личную поддержку гарантирую.
Изменения уже начались!

С уважением,
Асанов Жакип Кажманович
Генеральный Прокурор Республики Казахстан

Как ни странно, но инициатором инноваций стала самая непопулярная и консервативная часть государственного аппарата – правоохранительные органы, а точнее – Генеральная прокуратура. Что же за этим стоит и надолго ли хватит вдохновения у силовиков?  Об этом в интервью Exclusive.kz рассказывает директор проектного офиса Арман Евниев.

- Генпрокуратура решилась на беспрецедентный не только для правоохранительных органов, но и в целом для всей системы госуправления эксперимент. О чем идет речь?

-  Ключевой вопрос, который встал перед нашим обществом – эффективность государственных программ. Давайте посмотрим, как сегодня идет их  реализация.  Наше любимое дело - создать рабочую группу.  Допустим, есть министр, его замы, каждый из них курирует несколько департаментов. К каждой госпрограмме прилагается план мероприятий по ее реализации, они распределяются между департаментами. Программа  остается в стороне. Все начинают выполнять план мероприятий. В итоге он выполнен, а цели программы не достигнуты. А ответственного найти невозможно. Пункты выполнены, претензий нет. 

В проектном подходе, который мы предлагаем, неважно, сколько пунктов выполнено, неважно количество совещаний, законов и постановлений, важно достижение цели. 

Проектный менеджмент помогает все это сделать вовремя в рамках выделенных средств и в соответствии с  поставленной целью. Можно ли  внедрить этот принцип в госуправление? Конечно. Как правило, госорганы имеют дело не с отдельными проектами, а программами, в которых много проектов. Допустим, в сельском хозяйстве есть задача поставить на экспорт определенный объем мяса. Но на самом деле, каждое  из тысяч крестьянских  хозяйств, которые вовлечены в достижение этой цели, являются проектом. И,  если хотя бы один из них не будет реализован, цель не будет достигнута. Поэтому самая большая задача для госслужащих - понять эту разницу между проектом и программой. И это касается любой отрасли, региона, министерства. Если общество не получило пользу от программ, то грош цена всем выполненным мероприятиям. Это все равно, что новая машина, в которой нет бензина. Она попросту не заведется. 

Все значимые события в мире – это реализация проектного подхода,  начиная с египетских пирамид и заканчивая революциями.  Весь опыт человеческой цивилизации построен на этих стандартах. Но особенно эффективно эта модель использовалась американским военно-промышленным комплексом и СССР. Сегодня над развитием проектного менеджмента работают целые институты, многие разработки еще даже не переведены на русский язык. Но начинается все с создания проектного офиса. И Генеральная прокуратура решила его создать. Чем отличается проектный менеджмент от обычного? Казалось бы, есть задача и группа людей ее решает. Но в проектном менеджменте  она достигается за счет компактной и профессиональной команды, которую набирает человек, отвечающий за результат. Все как в кино. Не более десяти человек берутся за миссию, которая считается не выполнимой. Это люди, которые должны заниматься с утра и до вечера только одной задачей.

Это уже не линейно-функциональная структура. Обычно люди говорят: это не мой вопрос, это не мои функции, у меня нет таких полномочий.  Поэтому очень удобно создать рабочую группу, в которой никто ни за что не отвечает. А в проектном менеджменте они занимаются одним и тем же каждый день.

Например, я госинспектор Администрации Президента, но генпрокурор обосновал необходимость создания проектного офиса, смог убедить в его необходимости руководителя АП. Он поддержал идею и прикомандировал меня на три месяца, чтобы я помог организовать эту работу. А цель – повысить доверие общества к правоохранительным органам.

- У нас все реформы госуправления в итоге выливались в административную реформу. Как я понимаю, речь идет о революции в госуправлении? Но остаточно ли для этого трех месяцев?

- Три месяца это не много и немало, но достаточно, чтобы создать команду. Но самое главное, что они продемонстрировали всем госорганам, что это возможно. Это даже больше, чем  революция. Это наше потенциальное главное конкурентное преимущество, которое мы можем использовать. Если бы все госслужащие над этим задумались, изменили свои организационные структуры, создали возможность формирования таких команд, то, я уверен, мы сможем решить любые задачи.  Работа в проектном офисе станет престижной, появится еще одна карьерная вертикаль.

-  То есть это своего рода спецназ госслужбы?

- Именно. Люди смогут выращивать свои компетенции. Нам нужно тщательно профильтровать и проревизировать работу наших госорганов, чтобы понять разницу между операционной текущей  деятельностью и    проектным менеджментом. Мой опыт работы в различных ведомствах говорит о том, что, если сейчас кажется, что 20% это проектная работа, а 80 -  текущая, то на самом деле все наоборот: 80%  – проектная, а 20% - операционная. При этом речь идет о команде не более 10 человек. Вы знаете, как мы отбирали людей в наш проектный офис? Из 3,5 тысяч  были отобраны 126 человек, потом их еще профильтровали и оставили пять человек, и еще всего 4 человека были отобраны с опытом работы 10-15 лет в прокуратуре. Так сложился микс молодости и опыта. Их обучили азам проектного менеджмента и обучение продолжается каждый день.

- Как выглядит цель проектного офиса?

- Наша цель – создание прозрачной и эффективной Генеральной прокуратуры нового формата. Это комплексная программа перемен, где за основу принята система сбалансированных показателей. При этом, основным индикатором является уровень доверия населения. Наша задача видеть динамику ежегодно и в каждом регионе.  Второй ключевой индикатор - Индекс верховенства права, который формируется международными организациями. Пока из 113 стран по этому индексу мы занимаем 73 место, то есть даже не в первой половине.  При этом, весь коллектив должен понимать,  что это общая цель. Сформировано  10 команд по 10 направлениям. У каждой команды свой куратор на уровне заместителя генпрокурора, свой руководитель проекта, главный менеджер. Причем он  полностью освобожден для выполнения своей задачи. У него будут менеджеры по направлениям  плюс администратор от проектного офиса. То есть  два человека и это уже огромная сила.

- А что будет спустя три месяца?         

- Я считаю,  что точка невозврата уже пройдена. Мои полномочия истекают в конце апреля. Но люди уже вдохновлены результатами. Ведь, по сути,  проектный менеджмент достаточно простой и универсальный инструмент, который может использоваться  в любых масштабах – от личности до страны.

Но для нас самое – добиться того, чтобы правоохранительные органы договорились между собой, что основной индикатор - это доверие общества и начнут работать над этим.  Поэтому один из наших проектов – разработать программу межведомственного партнерства. Мы пошли на беспрецедентную вещь – определены конкретные  52 человека из руководства областей. И не обязательно прокуроры областей. Это – Послы перемен. Они должны  транслировать новые ценности всему личному составу – до каждого из 5,5 тысяч сотрудников и получить обратную связь.  Генпрокурор обратился с поименным посланием к каждому сотруднику:  Давайте вместе обсудим эту цель и вместе ее достигнем. Какую пользу я могу принести людям? Как избавится от менторского отношения к населению?

В рамках этой программы перемен создана информационная система «Зандылык». Когда в шаблон этой системы забивается конкретное дело, его параметры, то эта система выдает ту меру наказания, которая должна быть вынесена в соответствии с законом. И если решение принято неправильно, то система начинает «гореть» красным. И за несколько недель мы выявили больше нарушений, чем за весь год.  Теперь сами судьи просят установить эту программу…  

- Как это воспринимается другими правоохранительными органами?

- Реакция положительная. Участниками этих команд являются судьи, сотрудники  МВД. Например, недавно мы сделали пилотные комнаты для допросов. Они абсолютно прозрачные. И таких примеров будет все больше и больше. Пока взаимодействие идет на уровне отдельных проектов. Нужно время, чтобы сформулировать конкретные предложения на координационный совет. От идей надо переходить к фазе реальных действий. Вот этот рубеж надо перейти. Доверие к правоохранительным органам и к власти, к госорганам - это явления одного порядка.  Возможно, это и должно стать основным индикатором.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33