четверг, 24 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Снимут ли ограничения с Ахметова? В Алматы презентовали Манифест Озоновая дыра уменьшилась У Елбасы новое звание RSF требует освободить журналиста Амангельды Батырбекова В Казахстане построят 16 аэродромов Китайским товарам – зеленый свет Трудная победа В Японии прошла церемония, которой 200 лет Абдижамилу Нурпеисову – 95! Почему глава МИД нарушил протокол? Дочь посла Ирана в России: самоубийство или сердечный приступ? Цены на нефть снижаются Казахстанцы скупают евро Токаеву доверяют почти 75% Казахи, просившие убежище, оказались в СИЗО. 600 миллиардов тенге мимо кассы Умеет ли министр образования считать? Талгат Ермегияев: свобода близко? Чили: демонстранты добились своей цели В Шахтинске восстановят пустующие многоэтажки Митинг в Баку Айсултана Назарбаева в Лондоне приговорили к 18 месяцам и штрафу Казахстанцы, в основном, положительно относятся к Золотой Орде. Назарбаев: надо консолидировать общество и элиту вокруг Токаева

100 лет назад у казахов был шанс восстановить свою государственность

1917 год для казахского народа стал поворотным моментом в реализации своей стратегической цели – воссоздать свое национальное государство, но уже в новом формате - в виде Национально-демократической республики Алаш. Элита Алаш во главе с Алиханом Букейханом приложила титанические усилия, чтобы не упустить этот великий шанс.

В феврале-марте текущего года исполнилось 100 лет со дня Февральской революции в России. В конце того же года, 25 октября 1917 года, в России произошло ещё одно событие – большевистской партией совершён государственный переворот со свержением Временного правительства и вероломно захвачена высшая политическая власть.

Казахское ханство не было завоевано русской империей, а следовательно Казахия, по условиям соглашения о протекторате, не являлась колонией России ДЕ-ЮРЕ, но стала ею ДЕ-ФАКТО.

Революция в России естественным образом коснулась и Казахского ханства, которое к вследствие исторических катаклизмов периода 1730-1847 годов, оказалось растворено в недрах русской империи. Казахская элита Алаш, воспитанная в эпоху колониальной зависимости от России, пришла к выводу, что Казахское ханство не было завоевано русской империей, а следовательно Казахия, по условиям соглашения о протекторате, не являлась колонией России де-юре, но стала ею де-факто. Ликвидация Россией в 1822 и 1824 годах ханского института государственной власти в Среднем и Младшем жузах фактически уничтожила Казахское ханство как государство. Насаждение на всей его территории своей колониально-административной системы, по убеждению лидеров Алаш, являлось ничем иным, как незаконным вмешательством России во внутренние дела другого пусть даже вассального государства и вопиющим и односторонним нарушением Россией условий добровольного принятия казахами протектората. Принятие Россией в 1868 году так называемого «положения» («Положение об управлении Семиреченской и Сырдарьинской областями» 1867 г., «Временное положение об управлении в степных областях Оренбургского и Западно-Сибирского генерал- губернаторства» от 1868 г. По реформе 1867-1868 гг. вся территория Казахского ханства была разделена на 3 генерал- губернаторства. – С.А.), гласящее, что «...земли, занимаемыя кочевьями, все принадлежности сихъ земель, а въ томъ числе и леса, признаются государственною собственностью», стало как бы фактическим завершением колонизации Казахского ханства…

Достижение конечной цели возможно лишь при объединении с прогрессивными силами самой империи, а также вследствие радикального преобразования самой колониальной России в федеративную парламентскую республику.

Неудачи многочисленных восстаний против колониальной политики России вынудили новую казахскую элиту избрать не вооружённый, ненасильственный, политический путь борьбы за освобождение от колониального ига и восстановление национальной государственности. Элита Алаш ясно осознавала, что достижение конечной цели возможно лишь при объединении с прогрессивными силами самой империи, а также вследствие радикального преобразования самой колониальной России в федеративную парламентскую республику.

Западническое направление видит будущее казахской степи в сознательном претворении западной культуры – в самом широком смысле этого слова.

Совершенно очевидно, что лидеры «Алаш» шли к поставленной цели уверенно и последовательно и подошли к февралю 1917 года уже подготовленными. Если в известной «Каркаралинской петиции» от июля 1905 года были отражены основные цели и задачи освободительной борьбы, то, судя по историко-справочному очерку «Казахи» (ориг. «Киргизы»), изданному А.Н. Букейханом в 1910 году в С.-Петербурге, автор чётко указал границы будущего казахско-киргизского национального государства, которое должно состоять из 9 областей, 1 губернии (Астраханской. – С.А.) и ряда волостей Алтайского края, в которых численность коренного народа все ещё приобладала над переселенцами – казаками и безземельными крестьянами. «Западническое направление, - утверждал автор настоящего очерка, - видит будущее казахской степи в сознательном претворении западной культуры – в самом широком смысле этого слова».

Во всехъ 10 областяхъ, взятыхъ вместе, казахи, кыргызы, кыпчаки составляютъ 51% всего населенія….

«Начиная съ XIII века, со времени Чингисхана, - говорится далее в очерке «Казахи», - киргизы (казахи) и каракиргизы (так называли современных кыргыз вплоть до 1925 года. – С.А.) живутъ въ Средней Азіи, занимая главнымъ образомъ обширную равнину, окаймленную съ севера съ рекою Джайкъ (Урал и Яйк), съ запада – Аму-Дарьей (Окс), съ востока – Иртысомъ (Иртышъ) и съ юга горными хребтами. Кроме того, они заселяютъ также и Астраханскую губернию... Во всехъ 10 областяхъ, взятыхъ вместе, киргизы, каракиргизы, кыпчаки составляютъ 51% всего населенія...».

В Казахском государстве власть должна состоять из законодательной, исполнительной и судебной. То, что они не подчиняются друг другу, и является гарантом недопущения беззакония.

Примерно в эти годы был готов и проект конституции будущего национального государства, тайно разработанный в 1910-1911 годах Барлыбеком Сырттанулы (Сыртанов) под рабочим названием «Устав Казахского государства», которую предполагалось принять в национальном мажилисе). По замыслу авторов, Казахское государства по конституции (уставу) явится подлинно демократической, парламентской республикой с президентской формой правления. «В Казахском государстве, - отмечалось в этом Уставе, - власть должна состоять из законодательной, исполнительной и судебной. То, что они не подчиняются друг другу, и является гарантом недопущения беззакония».

И, наконец, именно в дни Февральской революции в Петрограде, на берегу реки Иртыш в далеком Казахском степном крае небольшой населенный пункт под названием Заречная Слободка (ныне район «Жаңа Семей» города Семей. – С.А.), заселенный в подавляющем большинстве казахами - интеллигенцией, купцами-баями, джатаками и учащейся молодежью, готовился к выполнению функций столицы национального государства. В мае 1917 года данный поселок был переименован в город... Алаш!

Истории возникновения города Алаш как первой столицы современного Казахстана будет посвящён отдельный материал.

Наконец, грянула Февральская революция. Но лидер элиты Алаш Алихан Букейхан долгожданную революцию встретил... в прифронтовой зоне, в тылу Первой мировой войны – под Минском (!). Рядом с ним были соратники Миржакып Дулат (Мир-Якуб Дулатов), Мырзагазы Есболулы (Испулов), а также интеллигенция Алаш новой волны в лице Султанбека Кожанулы (Ходжанов), Назир Торекулулы (Тюрякулов), Аубакир Алдиярулы и мн. др. Они находились там с ноября 1916 года после указа русского царя Николая ІІ от 25 июня 1916 года о реквизиции «инородцев» Степного и Туркестанского краев «для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии».

Алихан и его соратники предприняли попытку ввести для казахов воинской повинности. Их целью была отмена запрета на формирование из казахов кавалерийских полков с самостоятельным войсковым управлением.

Как известно, 28 июля 1914 года началась І Мировая войны. Алихан Букейхан и его единомышленники поддержали вступление России в эту войну. Лидер казахов пытался использовать эту войну в интересах своего народа (!). Начиная с 1915 года, когда Россия потерпела ряд сокрушительных поражений, Алихан и его соратники в лице Ахмета Байтурсынулы, Миржакыпа Дулата, Жакыпа Акбайулы и других, предприняли очередную отчаяную попытку добиться отмены закона от 1834 года с последующим введением для казахов воинской повинности. Их целью была отмена запрета на формирование из казахов кавалерийских полков со своим снаряжением, боевым оружием и самое важное - с самостоятельным войсковым управлением. Казалось, наступил самый подходящий момент: на 3-й год войны Россия несла тяжелые людские и экономические потери.

«Киргизы – потомки Чингисхана и Тамерлана и что с ними нужно поэтому поступать так, как поступали с краснокожими в Америке».

Однако русский царь Николай ІІ 25 июня 1916 года подписал указ не о формировании из казахов самоуправляемых кавалерийских войск, для чего имелись все предпосылки. На страницах петроградской прессы русский генералитет в 1916 году признавал, что казахи в состоянии единовременно выставить боеспособную кавалерийскую армию из по крайней мере 400 тысяч сабель. Очевидно, страх от возможного возрождения «киргизских орд», составлявших ударную мощь войск Чингис хана и Тамерлана, был еще велик, еще свежа была память о восстании хана Кенесары, оказавшемся непобедимым перед русским оружием. В документах переселенческой комиссии Государственной думы откровенно утверждалось, что «киргизы – потомки Чингисхана и Тамерлана и что с ними нужно поэтому поступать так, как поступали с краснокожими в Америке» (газ. «Товарищ», 06.12.1907 г., № 422.) И в указе царя Николая ІІ от 25 июня 1916 года  речь шла о «реквизиции» инородцев, как более покорной и дешёвой рабочей силы. Предполагалась реквизиция из Туркестана и Степного края более 500 тысяч человек в возрасте от 19 до 43 лет.

Мы предлагаем выбрать меньшее зло – подчиниться указу и отпустить джигитов на отбывание трудовой повинности.

Данный указ стал неожиданным даже для депутатов Государственной думы, не говоря о казахском народе и его элите Алаш во главе с Алиханом. В Туркестанском и Степном краях вспыхнуло стихийное восстание. Лидеры движения «Алаш» выступили против восстания, но не в угоду указу или колониальной политике царя, как это утверждала советская историография, а с единственной целью защиты своего народа от ещё больших бедствий, которые неминуемо обрушились бы на и без того обездоленный народ. Ярким свидетельством подлинного отношения элиты Алаш к родному народу является её воззвание, опубликованное на страницах газеты «Қазақ» («Qazaq») под заголовком «Алаш азаматтарына!» («Гражданам Алаш!»):

Участвующее в этой войне большинство народов мира уже третий год проливает свою кровь, несёт неисчислимые потери. Вам известно, что в эпицентре этой войны находится Россия, колонией которой мы являемся. В России каждая семья тех народов, которые несут воинскую повинность, уже потеряла на фронтах единственного или любимого сына, а их хозяйство осталось без присмотра, горе постигло их жён, детей, стариков и старушек. Однако мысль о том, что если война будет проиграна, то их постигнет ещё большая беда, заставляет их дальше защищать родину. За эти два года наш народ жертвовал лишь своим скотом, не неся людских потерь. Появился указ, призывающий и нас к защите отечества. Никто не желал этой войны, не стремились к войны и мы. Но когда наши соотечественники - русские, татары и другие братские народы - вместе горят в огне войны, уместно ли нам оставаться в стороне? Думаем, что тяжелый час испытаний выпал на долю всех народов России. Поэтому мы призываем народ подчиниться указу, о чём мы неустанно твердим. Какая судьба нас ждет в случае, если мы не подчинимся указу? Что же будет, если мы отпустим своих родных на тыловые работы?

Если мы подчинимся воле государства, то да, хозяйство останется без присмотра, может погибнуть и джигит, призванный в тыл фронта, но не на войне, а от болезни или несчастного случая. Но главное, мы сохраним свое единство.

Однако вот какие бедствия нас ждут в случае, если мы откажем государству в помощи в этой войне: правительство применит силу, причём на основе закона военного времени. Доказательств тому достаточно. Например, в Тургайской и Уральской областях все, кто отказался от мобилизации, были подвергнуты телесным наказаниям, арестам, осуждены. В Акмолинской, Семиреченской областях, где население активно выражало недовольство указом, джигиты были насильственно мобилизованы на тыловые работы при помощи казачьих отрядов.

В тех регионах, где было оказано вооруженное сопротивление, было введено военное положение, как, например, в Туркестанском крае. При военном положении суровые карательные меры незамедлительны и последуют при малейшем неповиновении властям. При этом под карательные меры попадает весь народ от стара до мала, хозяйство будет разрушено до основания.

Это и есть те два зла, о которых мы говорим, из которых нам нужно выбрать меньшее. Первое из них – отпустить джигитов на тыловые работы, нести убытки в своем быту и хозяйстве, другое – выступить против мобилизации, тем самым навлечь на весь народ неисчислимые бедствия. Нужно выбирать одно из двух. Мы же предлагаем выбрать меньшее зло – первое. Это подчиниться указу и отпустить джигитов на отбывание трудовой повинности.

Что же нужно делать, подчиняясь указу? Прежде всего необходимо на местах составить справедливый список мобилизуемых, не разделяя население на бедных или богатых, родственников или чужих. К каким последствиям может привести фальсификация списков, что наблюдалось повсеместно, лучше всего показали кровавые события на тех же местностях. Не думайте откупиться от мобилизации.

Второе - необходимо требовать у правительства льготы, предъявив для этого серьёзные аргументы, факты и доказательства. Для этого нет необходимости «штурмовать» кабинеты в Петрограде. Там сложно быть услышанным.

Наконец нам дали отсрочку. До 15 сентября никого от казахов не будут мобилизовать. Теперь люди должны вернуться к своим очагам, хозяйствам, успеть собрать урожай, скосить пашню. Это не дело - скитаться по степи в бегах.

Всё имеет свое начало и конец, закончится и война. Тогда каждый получит по заслугам, адекватно своему вкладу в общую победу. Кто ничего не посеял, тот ничего и не пожнёт. Если мы действительно хотим равноправия, то мы должны подумать об этом сейчас. В этом мире всё имеет свою цену.

«Явился наш хан! Наш хан явился!»

Кроме того, казахская элита Алаш немедленно отправилась в регионы для широкой разъяснительной и агитационной работы среди простого населения. Сам лидер Алаш выбрал самые «горячую» и своенравную из них – Прикаспийскую область (ныне Атырауская, Уральская, Западно-Казахстанская и Мангстауская области). Как позже писал в своих воспоминаниях Смахан торе, вожди рода Адай встретили Алихана восторженно, с белым знаменем и возгласами «Явился наш хан! Наш хан явился!» В ответ лидер Алаш потребовал прекратить бунт.

Фактически безоружное восстание против современных регулярных войск воюющей империи, да ещё несущей тяжелые потери на фронтах І-й мировой войны, не просто опасно, а смертельно для народа.

Его аргументы были убедительными. Во-первых, фактически безоружное восстание против современных регулярных войск воюющей империи, да ещё несущей тяжелые потери на фронтах І-й мировой войны, не просто опасно, а смертельно для народа. Во-вторых, казахов призывают не на войну, а на тыловые работы. И в-третьих, молодёжь увидит совершенно иной мир, другой уровень жизни и хозяйства, современные виды оружия и условия войны. Этот опыт казахам может пригодиться в самое ближайшее время (!), разъяснил своим соплеменникам лидер Алаш. И убедил гордых, воинственных и своенравных адайцев подчиниться указу русского царя и отпустить джигитов от 19 до 35 года на фронт, пообещав им быть с ними.

Вы – цветы и надежда своего народа! Находясь в Европе, не опозорьте казахов!

Алихан сдержал свое слово и отправился вслед за джигитами на Западный фронт в конце 1916 года. Там Алихан вместе с группой соратников и казахской студенческой молодёжи объезжал инженерные войска и дружины, где служили его молодые сородичи. Подробно ознакомившись с условиями службы и быта, он убеждал их:

Это Европейская война, не имевшая аналогов в истории человечества... Не ленитесь, не избегайте тяжелых работ, не трусьте. Покажите себя настоящими джигитами.

Вы сейчас едите конину, но она скоро закончится, как и белый хлеб. Поэтому пора вам научиться есть варёную или солёную рыбу и сушёное мясо, черный хлеб, кашу из гречки и проса, а также капусту, которая спасёт вас от цинги.

Не собирайтесь все в одном вместе, иначе погибнете от одной бомбы. При отступлении действуйте строго по приказу, иначе грозит верная гибель.

Не играйте в карты, за это предусмотрено жестокое наказание. Не конфликтуйте с солдатами: здесь закон не знает пощады. Если же потерпели вы, тогда обращайтесь к руководителю или офицеру Земгора.

Вы ещё молоды. Мой вам совет: ни в коем случае не приближайтесь к женщинам лёгкого поведения. Чтобы избежать этого соблазна, есть один путь: работать до последней силы.

Если же не удержались, знайте: заразившись известной инфекцией (сифилис), сперва пострадаете сами, а потом вернётесь в степь, где мало врачей, распространите эту заразу на всех родных. Подумайте об этом. Вы – цветы и надежда своего народа!

Запомните! Здесь даже не думайте решить какую-то проблему, по привычке, дав взятку. Это Европа, до степей далеко. Находясь в Европе, не опозорьте своих казахов!

Газета «Қазақ» по сути выполняла функции неформального национального парламента и теневого правительства. И справлялась с ними блестяще.

Служба казахов в тылу Западного фронта была небезопасной, в чём можно убедиться из воспоминаний Тамимдара Сафиулы (Сафиев), служившего инструктором комитета Земгора в 7-й дружине, которую посещал Алихан вместе с сотрудниками Инородческого отдела. «В самый разгар войны, - утверждает Тамимдар Сафиулы, - немцы вплотную подошли к станции Молодёжной, откуда затем вынуждены были немного отступить. Доехав до этой станции, мы вышли на вокзале и застали разрушенную станцию. В 7-8 километрах от станции Молодёжной рабочие 7-й дружины Земгора копали окопы. Оказалось, что в 7-й дружине служит тысяча казахских рабочих. Нашей конечной целью как раз была 7-я дружина с казахами... Мы пошли пешком по густой лесной чаще. В пути над нами пролетели два немецких аэроплана, которые сбросили две бомбы. Неподалёку от нас взрывы бомб подняли огромную клубу дыма и глины. Меня охватил ужас, стало трясти. Мой спутник начал успокаивать меня, говоря: «Не бойся, у нас часто так бывает». Так я примерно в 15-х числах ноября 1916 года добрался до рабочей партии казахов 7-й дружины».

Следует подчеркнуть, что газета «Қазақ», которую издавала Алаш во главе с Алиханом Букейханом в 1916-1918 годах, по сути выполняла функции неформального национального парламента и теневого правительства. И справлялась с ними блестяще.

В конце октября 1916 года первые эшелоны с казахами последовали на Западный фронт.

Алихан акцентировал всё свое внимание на том, чтобы перевести всех казахов, мобилизованных (или, согласно указу колониальной власти, «риквизированных» словно скот. – С.А.) на тыловую повинность, под ответственность Земгора. Задолго до этого он, через газету «Қазақ», призвал казахскую студенческую молодёжь на службу в комитетах Земгора в качестве врачей, фельдшеров, санитаров, инструкторов, переводчиков и мулл. А в конце октября 1916 года первые эшелоны с казахами последовали на Западный фронт через Петроград. Их на вокзале встречали Алихан Букейхан, Мустафа Шокай (Чукаев), Салимгерей Жанторе (Салим-Гирей Джантюрин) и казахские студенты из вузов Петрограда, Москвы, Киева, Казани. Ими тут же составлялся поимённый список мобилизованных с указанием их конечных адресов на Западном фронте, чтобы сообщить все сведения о них их родным через газету «Қазақ» и отправляли в сопровождение мобилизованным переводчиков, инструкторов, врачей и др.

5 февраля 1917 года в редакцию газеты «Қазақ» поступила очередная телеграмма: «Минск, 5 февраля. Открыли Инородческий отдел Земгорсоюза. Алихан. Адрес Алихана: г. Минск. Гостиница Льежъ (уничтожена бомбой в 1941 году. – С.А.). Алихану Букейхану».

Открыв и возглавив Инородческий отдел комитета Земгора на Западном фронте, Алихан теперь стал ответственным не только за казахских джигитов, но и за всех других «инородцев» - киргизов, узбеков, сартов (таджиков) и других.

Букейхан прочитав газету как бы в шутку заметил: Все мои товарищи стали министрами. Что же я делаю здесь?!

Находясь в прифронтовой зоне, Алихан пристально следил за развитием внутриполитической ситуации в России в целом и в Петрограде - в частности. Вышеупомянутый Тамимдар Сафиулы, в своих воспоминаниях «1916 жыл оқиғасы» (дословно «События 1916 года». - С.А.), описывал один любопытный эпизод, очевидцем которого стал буквально вслед за Февральской революцией: «До 6 марта я был в Минске. Заглянул в Инородческий отдел, возглавляемый Алиханом Букейханом. Там увидел Алихана, Миржакыпа, Кенжина (Асфандияра), Есболулы (Мырзагазы) и других… Букейхан в руках держал газету «Русское слово». Прочитав её, он, улыбаясь и как бы в шутку, заметил: Милюков, Шингарёв, Родзянко – все они мои товарищи. Все стали министрами. Что же я делаю здесь?!»

Лидер Алаш, находясь в прифронтовой зоне и часто разъезжая по тылу между Минском и Киевом, получал достоверную информацию не только из ежедневных газет и телеграмм, имея параллельно несколько первоисточников в Петрограде. Это соратники по ЦК Конституционно-демократической партии, «братья масоны» из Верховного Совета ложи «Великий Восток народов России» (ВВНР), ложи «Розы» в Государственной Думе IV-созыва и, наконец, от своего ученика и верного соратника, не по годам зрелого политика-государственника Мустафы Шокая (ему в декабре 1916 года исполнилось 26 лет), служившего в 1916-1917 годах вторым представителем казахов в Бюро мусульманской фракции IV-й Госдумы (первым был сам. – С.А.) по его предложению.

Лидеру казахов не пришлось долго ждать. Чуть ли не на следующий день он получил от министра юстиции Временного правительства Александра Керенского телеграмму, в которой он предлагал ему срочно прибыть в Петроград. Но Алихан не спешил в столицу. Во-первых, он ждал Мустафу из Петрограда, которого он по телеграфу срочно вызвал в Минск, наметив его на своё место заведующего Инородческим отделом. Но Мустафа не смог прибыть из-за временно прерванного из-за немецких бомбежек железнодорожного сообщения, о чём позже писал в своих воспоминаниях. Во-вторых, необходимо было своевременно оповестить своих соратников на родине. Так, 15 марта Алихан из Минска отбил телеграмму своим единомышленникам во все концы Степного и Туркестанского краёв, по 25 адресам, начиная от Кызылжара (Петропавловска), Омска, Семипалатинска до Ташкента, от Уральска, Акмолы до Перовска (Ақмешіт, ныне Кызылорда), Скобелева (ныне Фергана) и Коканда, в которой оповестил свой народ о свержении ненавистного царя и наступлении долгожданной свободы:

Для всех в России наступил день братства, равенства и свободы! Для поддержки новой власти казахам необходимо организоваться. Для успешной деятельности нового правительства важно единение всех народов.

К выборам Учредительного собрания казахам нужно объединиться. Необходимо выдвигать на выборы достойных граждан. Впредь необходимо оставить все разногласия, раздоры, межпартийные распри. Всё, к чему нужно стремиться – это единство и справедливость!

Необходимо снова поднять вопрос о земле и всерьез взяться за решение этого первостепеннейшего вопроса! Государственной строй [в России], который отвечает нашим интересам – это «ФЕДЕРАТИВНАЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РЕСПУБЛИКА» (!). Только такой строй позволит нам отстоять наши земли и сохранить наш традиционный образ жизни.

НЕ БОЙТЕСЬ НИКОГО, КРОМЕ БОГА! Действуйте по закону, поддержите Временное правительство, помогайте нашим братьям, работающим на фронте! Следите за настроением народа!

Алихан, Миржакып, Султанбек, Назир, Тамимдар и др.

Западный фронт, Минск, 15 марта 1917 года.

По прибытии в Петроград, Алихан, Миржакып и Мустафа через «Қазақ» обратились к гражданам Алаш с очередным воззванием.

Дорогие граждане Алаш! Зажглась заря свободы. Благодаря Богу осуществилась наша мечта. Только вчера мы были рабами, сегодня мы получили равноправие. Ненавистная власть, подвергавшая все народы унижению и рабству на протяжении веков, попала в свою же яму и канула в Лету. Дорогие граждане Алаш! Кто добился этой свободы, кому мы обязаны своим равноправием? Давайте подумаем об этом! Это лидеры русского народа, с чистыми помыслами и горячим сердцем, добились этого равенства, а также русские рабочие и солдаты. Они добились свободы своей самоотверженной борьбой, своей кровью. Чем мы можем отплатить им за этот подвиг?

Наши казахские джигиты на тыловую повинность были мобилизованы насильственно. Но если наши джигиты будут дальше служить не жалея своих сил при свободе и равенстве, наступивших благодаря героизму лидеров русского народа и русских солдат, мы, возможно, и не отплатим свой долг сполна, то по крайней мере не будем краснеть перед русским народом. Пусть это будет нашим вкладом в борьбу за свободу и равенство. Об этом должны подумать и джигиты, и весь народ!

Нам также следует объединиться и поддержать новую власть во всех её начинаниях. В ближайшее время состоится выборная кампанию в Учредительное собрание, в которую мы с вами должны идти как единое целое, чтобы иметь возможность бороться ЗА СВОЁ МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ!

20 марта Алихан отправил телеграмму в редакцию газеты «Қазақ» о том, что «в этот день назначен комиссаром Всероссийского Временного правительства в Тургайской области».

Власть никогда не была самоцелью для Букейхана. Часто он предпочитал оставаться в тени, владея при этом ситуацией и давая шанс реализоваться и обнаружить свою суть каждому.

Очевидно, пост областного комиссара был не единственной высокой должностью, предложенной казахскому национальному лидеру. Тем более кадеты, ставшие после Февральской революции правящей партией, играли ключевую роль в формировании состава Временного правительства и его политической линии. Следовательно, не вызывает сомнений тот факт, что Алихану Букейхану, как члену ЦК КДП с 1912 года, да ещё члену ВВНР, был предложен широкий выбор престижных должностей прежде всего во Временном правительстве в Петрограде. Но должность комиссара одной из казахских областей явилось добровольным и осознанным выбором самого Алихана. Поскольку, как отмечала профессор Д. Аманжолова в своем исследовании «Власть культура и культура власти. Уроки от А. Букейхана», «власть никогда не была самоцелью для Букейхана, а ступени власти покорялись Букейханом как бы попутно, но полностью использовались как возможность и средство реализации стратегического замысла. Часто он предпочитал оставаться в тени, владея при этом ситуацией и давая шанс реализоваться и обнаружить свою суть каждому».

Автономия в такой стране, как ваш Туркестан, будет верным шагом к независимости, к сепаратизму.

Отъезжая в родную степь Алихан дал своему ученику Мустафе Шокаю негласное, но важное поручение – осторожно прощупать настроение «революционных демократов» в лице Петроградского Совета к подневольным народам и их стремлениям к самоопределению. Мустафа, благодаря покровительству своего наставника А.Н. Букейхана, был знаком со многими политическими деятелями России и вхож во многие высокие кабинеты в Петрограде. «В начале апреля 1917 г. я зашёл к председателю игравшего всероссийскую роль Исполнительного комитета Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов – Н.С. Чхеидзе, - писал Мустафа в своих воспоминаниях, - Политика Временного правительства тогда определялась Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов. С Чхеидзе я был знаком ещё задолго до революции. Грузин по происхождению и лидер социал-демократической фракции IV Государственной думы Чхеидзе в первые дни революции выдвинулся в первые ряды русской революционной демократии, стал председателем исполкома Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов и являлся как бы премьер-министром русской революции. Само собою разумеется, разговор наш был о Туркестане. На вопрос Чхеидзе о характере нашей предстоящей работы я ответил:

- Мы будем добиваться автономного режима для Туркестана, и, следовательно, наша работа там будет носить подготовительный для Автономии характер.

Чхеидзе как-то даже испугался моего ответа и сказал:

- Ради Бога, товарищ Ч[окаев]., не говорите там, среди Ваших соотечественников, об Автономии. Во-первых, сейчас ещё рано говорить об этом, а, во-вторых, автономия в такой стране, как ваш Туркестан, это будет верным шагом к независимости, к сепаратизму.

Что касается вашего опасения на счёт перехода Автономии в независимость, то при соблюдении русской революционной демократией лозунгов о свободе национальностей, то опасения эти едва ли основательны

Я ответил: - Мы не собираемся сейчас же провозгласить автономию или требовать предоставления нам автономного режима. Мы будем ждать Учредительного собрания. А пока же, до Учредительного собрания, мы считаем необходимым подготовливать страну и народ к этой Автономии. Что касается вашего опасения на счёт перехода Автономии в независимость, то при соблюдении русской революционной демократией десятки лет ею провозглашаемых лозунгов о свободе национальностей, то опасения эти едва ли основательны» (!!!).

С какой радостью встретили казахи февральскую революцию, с таким же ужасом пришлось встретить им октябрьскую.

Но именно Февральская революция, по убеждению лидеров движения «Алаш», предоставила великий исторический шанс 6,5 миллиному казахскому народу воссоздать свою национальную государственность из руин Казахского ханства в новом формате. «Настолько понятна была казахам (в ориг. «киргизам».) февральская революция, - писал по этому поводу А. Байтурсынулы в статье «Революция и казахи», опубликованной в 1919 году в большевисткой газете «Жизнь национальностей», - настолько же непонятной показалась им октябрьская (социальная) революцию. С какой радостью встретили они первую революцию, с таким же ужасом пришлось встретить им вторую. Такое отношение казахов к той и другой революции весьма естественно и понятно тем, кто знаком с казахским народом. Первая революция была правильно понята и с радостью встречана казахами потому, что, во-первых, она освободила их от гнета и насилий царского правительства и, во-вторых, подкрепила у них надежду осуществить свою заветную мечту – управляться самостоятельно».

Однако по сей день, спустя даже 100 лет после исчезнования царской империи, этот исторический факт продолжает носить позорное клеймо «буржуазной революции». Напомню, что это клеймо было приклеено её вождями «октябрского путча», позже, в попытке оправдания своего предательского и вероломного захвата власти в бывшей империи в октябре 1917 года, названной «великой пролетарской революцией» и развязания гражданской войны против собственного народа. Оно оказалось настолько живуче даже четверть века спустя после краха СССР, что историческая наука современного Казахстана продолжает путаться в зарослях этого клейма.

Съезд, состоявшийся 2 апреля 1917 года, фактически был Первым Всеказахским курултаем.

Наконец, накануне отъезда из Петрограда, 20 февраля 1917 года, Алихан Букейхан отбил в редакцию «Қазақ» и лично её редактору Ахмету Байтурсынулы ещё одну важную телеграмму о срочном созыве в Оренбурге казахского съезда. Он назначил дату съезда на 2 апреля 1917 года. Этот съезд, состоявшийся ровно 100 лет назад в Оренбурге под вывеской «Тургайского областного съезда казахов», фактически был Первым Всеказахским курултаем. Подробности этого съезда, а также о том, почему Алихан Букейхан, казахский национальный лидер, при назначении на пост комиссара Временного правительства выбрал именно Тургайскую область, а не родную Семипалатинскую, будут в ближайших публикациях.

Султан Хан Аккулы
Краткий тезис из І и ІІ томов книги
«Алихан Букейхан. Собиратель казахских земель»


Читайте также:

Республика Алаш: 100 лет спустя

Алаш Республикасы: 100 жылдан кейін

Алихан Букейхан: От марксизма к идее Алаш

Как рождалась казахская армия

Оставить комментарий

Общество

Где южанам жить хорошо? Где южанам жить хорошо?
Ботагоз Сейдахметова
19.04.2017 - 17:19
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33