среда, 03 марта 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Глава МВД Украины выразил уверенность в том, что страна сможет вернуть Крым и Донбасс Депутаты о бастующих крановщиках: «Тяжелый труд должен достойно оплачиваться» В Павлодаре вырубят 19 тысяч деревьев для строительства дороги В Литве ответили на запрос Беларуси экстрадировать Тихановскую Банки Казахстана подготовили совместное обращение «КазМунайГаз» и Air Liquide договорились о поставках водорода и азота для Атырауского НПЗ В Узбекистане запустят первую солнечную электростанцию Работники «Казахтелекома» требуют повышения зарплаты в 2 раза В США отказались от экспорта оборонной техники в Россию В Европе наблюдается рост заболеваемости коронавирусом Венгерские инвесторы вложат деньги в Туркестанский регион В Грузии напали на офис партии Саакашвили Казахская беженка из Китая удостоена почётной премии Саудовская Аравия назвала условия для паломников В Нур-Султане как в Туркменистане Казахстан вложил 1 млрд долларов в Кыргызстан за последние 15 лет Узбекистан зарегистрировал вакцину от коронавируса Лукашенко уволил своего сына с поста помощника президента Узбекистан справился с кризисом 2020 года лучше Казахстана Тихановскую могут экстрадировать в Беларусь Под Алматы хотят построить курорт за 400 млрд тенге Узбекистан и Россия подпишут 30 двусторонних документов в рамках визита Мирзеева в Москву Президенты Казахстана и Кыргызстана выступили с совместным заявлением Партия Зеленского лишилась госфинсирования Работодатели выполнили требования части бастующих крановщиков

Элементарные частицы большой энергетической политики

Возобновляемая или альтернативная энергетика – вопрос политически важный и одновременно спекулятивный. В стране с архаичной структурой экономики проходит международная выставка EXPO, где встретить стопроцентную казахстанскую продукцию также сложно, как редким отечественным энтузиастам найти серьезных, долгосрочных инвесторов.

О чистой энергии настоящего и будущего в Казахстане Exclusive.kz говорит с руководством маленькой алматинской компании «Tree Energy», которая занимается интеллектуальным и ручным воплощением в жизнь энергии ветра и солнца.

Как все начиналось

 

Жанбулат Музбаев

Жанбулат Музбаев, директор ТОО «Tree Energy»

– Когда-то давным-давно я посадил сад. Для моего небольшого крестьянского хозяйства нужна была энергия, а брать ее было неоткуда. Вернее, далеко нужно было тянуть провода. Мы были вынуждены самостоятельно искать альтернативу. Поставили сначала китайские солнечные панели, а ветрогенератор уже сделали сами. Сначала маленький, потом больше. Всю жизнь, а точнее с первого класса школы я занимался авиамоделированием: самолеты, вертолеты, другие модели. Мы еще в детстве сами делали к ним электродвигатели, генераторы, беспилотники. Оттуда все и пошло.

Сегодня мы сами разрабатываем чертежи, проводим деталировку и запускаем в производство. Более того, аналогов нашим генераторам нет. Это все наше и из наших материалов. Железо наше, проволочки и то карагандинские. Разве что магниты пока еще китайского производства. Их в Казахстане не делают. Мы сейчас подыскиваем адекватных инвесторов и, если найдем, то привезем оборудование и начнем эти магниты производить здесь. Все равно китайцы эту же руду, металл, тот же неодим берут в Казахстане.

 

Кому и когда нужен казахстанский производитель?

– В Астане перед выставкой мы презентовали свои ветрогенераторы на водно-зеленом бульваре. Красивый объект получился. Он реально работает, в течении дня копится энергия, а вечером светят фонари. Не стыдно такой объект тем же иностранцам показать. Приятно. Второй проект мы реализовали возле Хан Шатыра, в парке влюбленных. Шикарно смотрится. Хотя у нас нет дизайнеров, мы справились без них и получилось здорово.

Программ государственных у нас полно. Есть, например, Национальное агентство технического развития, есть министерство образования и науки со своими грантами. Но кому эти гранты выдают - неизвестно. Мы уже три раза подавали заявки, но всё безрезультатно. Молчат без объяснения причин отказа. В прошлом году мы подавали заявку в МОН, в НАТР, через «Даму» тоже участвовали, там тоже отказали. Потом в акимате Алматы разыгрывались гранты. Я там был со своим ветрогенератором, проторчал пару дней, прошел все процедуры, а в итоге грант дали каким-то рекламщикам. Это очень странно, потому что без ложной скромности – это первый генератор казахстанского производства, никто больше их не делает. А ведь создание такой штуки – это очень сложный, трудоемкий процесс. Здесь такие расчеты, что доля миллиметра решает всё. Ошибся – деньги на ветер, бесполезный набор железок.    

 

 

Отрицательный заряд

Жанбулат Музбаев, директор ТОО «Tree Energy»

– На сегодняшний день в Казахстане ветровая энергетика выглядит так – люди привозят из Китая генераторы, лепят на них свои лопасти и выдают за отечественную инновационную продукцию. И таких «изобретателей» куча! На самом же деле – это всё наши потенциальные клиенты. Мы ведь изобретаем само сердце, которое дает эту энергию.

Да, у нас пока дороже, чем у импортеров получается процентов на 50. Но это еще сильно зависит от технических тонкостей. Что касается ценовой политики, то она гибкая. Мы подстраиваемся под конкретного заказчика. Уже есть международные заказы. Татарстан покупал нашу продукцию, Крым, украинцы, кыргызы, узбеки. Вот Индонезия сейчас заинтересована. Правда, просят сбросить цену и тогда они готовы покупать массово. Но у нас, к сожалению, нет своего современного оборудования для массового производства. Поэтому производство занимает много времени. Если купить современные станки, то цена на продукцию упадет раза в два.

Не знаю почему, но люди бояться вкладывать, а если даже хотят инвестировать, то хотят сегодня вложить, а через полгода уже отбить эти деньги. А это невозможно, когда речь идет о новых технологиях. Для того, чтобы вернуть эти деньги с процентами, неважно кто их вкладывает – государство или частный инвестор – по нашим расчетам необходимо три с половиной года. Мы не один раз делали бизнес-планы, так что всё просчитано. У нас уже три поколения собственных генераторов, каждое следующее стараемся делать так, чтобы дешевле и проще. Лично знаю несколько человек, которые покупали наши ветрогенераторы не для того, чтобы использовать, а просто разбирали, изучали с целью начать производить, но у них ничего не получилось. Потом они приходили, предлагали вместе работать. 

Александр Низовкин, инженер ТОО «Tree Energy»

– Есть еще на рынке такая компания «Astana Solar»», которая занимается фотопанелями. Насколько я знаю, они вначале пути планировали делать полный цикл производства, но там, видимо, что-то не сложилось. Поэтому они сегодня работают, как наш отверточный автопром, та же история. Много компаний, работающих просто по принципу «купил-продал». Это монтажеры-инсталляторы. Есть еще одна интересная категория в Казахстане – это люди, которые придумывают различные ветрогенераторы, кормятся с грантов государственных и долго-долго что-то изобретают, потому что каждая их вещь, как «произведение искусства». 

Если говорить про производственные перспективы, то тема достаточно грустная. Вся проблема в людях, в кадрах. За 25 лет независимости мы «наклепали» юристов и экономистов. К примеру, в одной известной столичной компании ушел один-единственный инженер, а остальные – это двадцать менеджеров, которые не отличают постоянный ток от переменного. Вот и все. А сегодня бывает еще так, что один электрик уходит и вся компания разваливается.

 

 

Потенциальный потребитель

Жанбулат Музбаев, директор ТОО «Tree Energy»

– На самом деле, сам по себе рынок для работы большой. В Казахстане примерно две тысячи поселков без электроснабжения, плюс около сорока тысяч крестьянских хозяйств, отгонных ферм в Кызылординской области, Аральском регионе, ЮКО, Западном Казахстане. Мы не   конкуренты государству, мы абсолютно никому не мешаем. А этим крестьянам, которые в ХХI веке сидят на отшибе без света, никто не поможет. Они до сих пор на дизель-генераторах, бензиновых двигателях работают. Ездят за сотни километров каждый день, чтобы купить тот же ГСМ. Не годами, десятилетиями, получается, мучаются.

В прошлом году мы по программе ПРООН поставили несколько ветрогенераторов прямо на берегу Аральского моря, и они прекрасно работают. Там бывают шквальные ветра и те же китайские, российские «ветряки» ломаются. Не рассчитаны на наши климатические условия. При -25, например, китайский «ветряк» уже отказывается работать, просто лопасти порой отрывает. А мы делаем стальные, тяжелые, можно сказать советские, их даже обслуживать никому не надо.

Еще одна очень большая, серьезная проблема – это, конечно, отсутствие в стране производства. Можно привезти и поставить, например, мощные «мегаватники», а куда девать потом эту энергию? У нас основной потребитель – частные лица. Ни заводов, ни тебе фабрик. Ничего нет. Вот и вся разница почему на Западе альтернативная энергетика есть, а у нас только проекты. 

 

И здесь – великий Китай

Александр Низовкин, инженер ТОО «Tree Energy»

Раньше альтернативная энергетика была совершенно невыгодна. Сейчас традиционное электричество стоит 13-18 тенге за киловатт. Пару лет назад стоимость «фотопанельного» электричества была больше 40 тенге за киловатт/час. Движение же в сторону альтернативной энергетики обусловлено исключительно тем, что стоимость элементов (фотопанели, контроллеры, инверторы) постоянно снижается. За это дело взялись многие, а самое главное – великий Китай. Он обрушил этот рынок. Если, например, у европейцев 4,5 долларов за ватт (есть такая характеристика у фотопанелей), то китайцы говорят, «мы делаем за полтора доллара». Сегодня уже даже 30 центов за ватт. Европа по этому поводу возмутилась и даже законодательно ограничила доступ к китайским товарам. Конечно, есть китайская поденщина, но есть очень качественная, сертифицированная заводская продукция и жесткий госконтроль. Могут и расстрелять. Там с этим делом все очень круто!

 

 

Искусственная практика

Александр Низовкин, инженер ТОО «Tree Energy»

– Вот у нас есть Джунгарские ворота. Самое показательное место в плане избытка энергии ветра. Там дует так, что вагоны и джипы переворачивает! И есть целая гора – гора из проектов, которые предлагают установить там ветровые электростанции, фермы и все что угодно. На деле же участки с готовыми проектами перепродаются, потому что фактически ничего нет. Все потому, что туда банально не идут провода. Вот почему возле Капчагая поставили ветряки? Там их пять штук, а есть еще солнечная электростанция. Там их разместили искусственно только потому, что они зацепились за провода, которые есть. Еще один пример «ветряки» на Кордае - из них половина крутится, а другая половина простаивает. Не потому что они сломаны, а потому что их остановили. Энергию никто не покупает, достаточно того, что есть. Проще говоря, проблема Казахстана в огромных расстояниях и в неразвитой, неподготовленной инфраструктуре.

 

Положительный заряд

Жанбулат Музбаев, директор ТОО «Tree Energy»

– В последнее время все резко стало меняться. Мне кажется, до сознания людей дошло, что экология сегодня выходит на первый план. Скажем, в Индии за один день посадили 20 миллионов деревьев! Такого в истории человечества еще не было. В Китае всех госслужащих обязали сажать деревья. Наступил, кажется, критический момент. Время нефти и традиционных энергоносителей проходит. Максимум через 10-15 лет все поменяется и в Казахстане. Конечно, люди ругают власть за то, что она сильно потратилась на EXPO, но это тоже меняет сознание людей. Мы все равно придем к чистой энергии. Государство понимает, что, если будет покупать чистую энергию по хорошей, завышенной цене, то это даст толчок инвесторам. Потом придет время, когда рынок насытится и цена упадет естественным образом.      

Александр Низовкин, инженер ТОО «Tree Energy»

–  Основополагающая часть – это политика правительства. Надо отдать должное, наше правительство приняло закон о возобновляемой энергетике и это не просто «бла-бла-бла». Он живой, рабочий. Два момента, на которые надо обратить внимание. Первое – если, у меня, например, есть крестьянское хозяйство и я ставлю «альтернативное железо», то государство должно компенсировать мне половину затрат. Правда, при условии, что техника казахстанского производства. Второе – если у меня есть такой девайс, который производит энергию, а мне она не нужна, то государство, в лице KEGOC, обязано покупать ее по установленным тарифам. Сегодня, по-моему, солнечную энергию по 36 тенге за киловатт они берут, ветровая подешевле. Это, конечно, не мы придумали, это европейский опыт, но это стимулирует развитие возобновляемой энергетики.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33