четверг, 02 апреля 2020
,
USD/KZT: 448.52 EUR/KZT: 490.32 RUR/KZT: 5.69
Как будут хоронить умерших от коронавируса? Все прилетевшие в Казахстан будут изолированы на 3 дня Генсек ООН: пандемия коронавируса - самый серьезный кризис после Второй мировой войны ЕС введет санкции против Венгрии? 2-летняя малышка вылечилась от коронавируса в Казахстане Jýsan Bank за помощью не обращался В Казахстане умер третий человек с диагнозом COVID 19 Гарри и Меган, гудбай? Конкурс Евровидения отменен, но пройдет шоу Все могут короли Что пообещал Токаев казахстанцам? Как поддерживают бизнес в Казахстане, Кыргызстане и России? В Украине приняли Закон о земле Частникам разрешили вывозить ГСМ из Казахстана Импорт из Китая в Казахстан упал на 25% Нур-Султан и Алматы закроют небо Олимпиада в Токио состоится в июле 2021 года На блокпостах стали применять беспилотники Норвегия готовится к войне ЕС выделяет 37 млрд евро на поддержку здравоохранения и МСБ Биртанов готовится к пику в апреле Сколько платят штрафов в разных странах за нарушение карантина? Откуда привезли коронавирус в Алматы? За смерть врача, заразившегося коронавирусом, государство заплатит 10 млн. тенге В США одобрено применение антималярийных лекарств для лечения коронавируса

Хиджаб в школе – раскол в обществе?

«Открытая редакция» пришла к выводу, что исламизация сознания – это прямое следствие того, что государство с треском проиграло идеологическую войну. В печатной версии Exclusive.kz предлагает выборку самых разных интересных экспертных мнений участников планерки. 

 

 

Хиджаб по-казахски

 

 

–  Я считаю, что дискриминировать ребенка только потому, что она носит хиджаб, нельзя. Это хрупкая детская психика. В то же время, понятно, что это решение за нее приняли  родители. В то же время, каждый человек вправе сам решать, что ему носить, но для этого ему должно исполниться хотя бы 18 лет. Но даже взрослые люди не могут сегодня однозначно ответить на эти вопросы. Вообще, надо бы для начала понять, что такое хиджаб? Необходимая часть одежды, чтобы выжить в песках на палящем солнце или исламская платформа, которая охраняет общественное целомудрие. Может, ларчик просто открывается? Может, это все следствие наших химер?

 

Внешняя модернизация ислама

 

 

– Ношение хиджаба прописано в исламском праве – шариате. Но это не жесткое обязательство. Ислам достаточно демократичная религия, где ношение хиджаба – выбор каждой женщины. Один из главных принципов ислама – никто не имеет права принуждать. Это одна сторона. Если касаться общего вопроса – запретительного приказа министерства образования – этот документ, возможно, был бы к месту в начале 1990-х годов. Очень много времени утекло. Новое поколение выросло на других идеологических постулатах, правильных или нет, привнесенных или адаптированных – другой вопрос. Но это факт, реальность. И сегодня «ломать через колено», запрещать, преследовать – это приведет к всплескам, к эмоциям, к судебным тяжбам.

Мне кажется, единственный выход – эффективная разъяснительная работа среди молодежи, среди родителей.  У нас господствует арабизация или так называемый «правильный» ислам – это саудиты и ваххабитская версия, исламский дресс-код – это тоже арабская версия. А ведь  в казахском языке нет слов «хиджаб», «паранджа», «абайя» и так далее. Но в виду идеологического вакуума, слабости муфтията, это явление распространилось.

Но ведь любая религия это, прежде всего, дух, созерцание, идеология, иман, милосердие, а уж потом пятикратная молитва, униформа, бороды… А ведь в самых  клерикальных мусульманских обществах сегодня есть очевидная тенденция к модернизации. Буквально лет двадцать назад, в Эль-Рияде – в этом очаге ваххабитской идеологии – невозможно было встретить ни одну женщину с открытым лицом. Лет пять назад я был там, и более половины женщин ходят с открытыми лицами, без паранджи. Буквально на днях саудиты разрешили женщинам водить автомобили. В начале 2000-х годов я работал в Эмиратах. Процентов 40 женщин носило хиджабы, сегодня их не более 10-15 процентов. А вот в таких консервативных странах как Афганистан и Сирия много паранджи и хиджаба.

 

Принцип реальности

 

 

– Тут надо исходить из принципа реальности. А в реальности дети в Казахстане носят хиджабы. И носят они не просто так, а потому, что они с младенчества находятся в той среде, где это считается самом собой разумеющимся. Эта часть мусульманской одежды несет в себе очень мощный символический аспект. И маленькие дети, у которых нет еще критического мышления, принимают это. Представьте себе, что вам прикажут раздеться? Вы конечно же откажетесь. Для них это практически то же самое! Поэтому, очевидно, что для ребенка запрет на хиджаб – это мощная травма. Это сцеплено в психике детей с тем, что это стыдно. Они лишаются того, что их как бы защищает. Не скажу, что это травля или буллинг, но дети-мусульмане чувствуют себя «неправильными», неполноценными. С этим еще сопряжен вопрос страха не самих детей, а тех, кто видит угрозу в хиджабе. Такие люди считывают ее на бессознательном уровне.

 

Приказ МОН как политический реверанс

 

 

– Мы проводим исследование на тему положения женщин и девочек в контексте религиозной ситуации в Казахстане. Это гендерное исследование, полевая часть которого сейчас завершается, а результаты обрабатываются. Для меня, как для детского психолога, особенно важен вопрос рекрутинга в религиозные объединения с точки зрения соблюдения прав девочек. Дети не несут ответственности за выбор, они не осознают до конца, что с ними происходит, в какой среде они растут, что происходит в семье. Они просто принимают образцы и модели поведения, жизненный уклад, который предлагают взрослые.

Что касается самого приказа о запрете носить хиджабы в школах, то, мне кажется, это некий реверанс в сторону Запада. Летом я была в Вене на конференции ОБСЕ по гендерному равенству. И, я считаю, что с нашей стороны такие шаги (приказ МОН) – это все-таки политический реверанс, желание показать, какое мы светские и совсем не исламское государство. Да, мы не исламское общество, у нас своя идеология и культура, но и делать такие откровенные реверансы не стоит.

Что касается мусульман, то сегодня они создают свои коммюнити. У них свои детские ясли, своя инфраструктура, экономика, бизнес. Это неплохо и не хорошо, это данность, с которой надо считаться. Часть наших граждан сделала свой выбор.

 

Государство в глухой обороне

 

 

–  Приказ МОН о запрете ношения хиджаба в школе имеет очень сомнительные юридические основания. Есть Конституция, другие законы, согласно которым граждане Казахстана наделены свободами, в том числе носить ту одежду, которую считают нужным. Тезис о том, что у нас светское государство, а в школе дети носят определенную форму, любой мало-мальски грамотный правозащитник, опираясь на наши же законы, разнесет в пух и прах. Более того, человек вправе подать иск в адрес министерства образования. Но есть гражданская позиция. И я, как гражданин Казахстана, категорически против хиджабов в школах. Тут нужны, видимо, точечные поправки в законодательство.

Почему? Объясню. Я очень обрадовался, когда наконец-то заговорили про модернизацию сознания. Ведь долгие годы в стране идет подмена понятий. Конечно, верующий лучше, чем алкоголик или наркоман, но мы столкнулись с тем, что казахам прививают то, чего никогда не было у нас. Мы и ислам-то когда-то принимали с большими поправками и оговорками. Наши предки приняли ислам, но их кочевая жизнь, исконная культура не нарушались. Мы далеки от того ислама, который исповедуют в арабских странах. Есть ислам сам по себе и есть традиции арабов. Мы не должны арабизироваться. Родители должны очнуться, понять, кто они: казахи и последователи степного мусульманства или же носители чуждых концепций?  

Буквально несколько дней назад в Австрии запретили ношение хиджаба. Это европейское государство, которое соблюдает права человека. Я считаю, что, если государству становится очевидно, что радикальные течения берут в стране верх, то оно имеет право на оборонительные меры. Если такая исламская культура победит, то казахи исчезнут как нация. Биологическое тело – это просто, а сначала исчезает душа.  Получается, что мы, мирные и толерантные можем проиграть более агрессивным. И тогда эта программа модернизации сознания ни к чему не приведет. Почему вы отказываете казахам в праве на защиту своего казахского? Нам нужен иной, просвещенный ислам.

 

Духовный «багаж» независимости

 

 

– Противоречивый приказ МОН – это пример стереотипа. Похоже, что это попытки отчитаться перед руководством о принятых мерах. Но, таким образом, ставится знак равенства между экстремистскими течениями и тем, что люди все чаще идут по пути нетрадиционного для казахов ислама, носят бороды и хиджабы. Попытки решить этот вопрос нахрапом демонстрируют очень поверхностный подход. Отсюда все эти призывы сбривать бороды, запрещать паранджу. Это все очень сложные вопросы, которые требуют сложных решений. Это 25-летний «багаж», который нельзя решить одним махом или приказом.    

25 лет мы прожили под девизом «сначала экономика, потом политика», про идеологию вообще никто ничего не говорил. Сейчас мы пожинаем плоды деидеологизации. Этот вакуум заполнял кто угодно, но только не национальные ценности, не традиции, не культура, не государство. В результате часть наших воюют на Донбассе под флагом сепаратистов, а другая часть едет воевать за ваххабитов или моджахедов. И только сейчас мы говорим о духовном возрождении. Вся это рефлексия и есть последствия предыдущего шапкозакидательства. Поэтому «запретить», «поставить вне закона» не будет работать, а будет приводить к судам, скандалам и к еще большей маргинализации общества.       

Возвращаясь к нашим исконным традициям, это кимешек, саукеле и так далее, но никак не абайя и хиджаб. Но это тоже не значит, что современные казашки для того, чтобы подчеркнуть свою религиозность должны носить то, что когда-то носили их прабабушки. В России никто не носит кокошники. Это все вопросы модернизации. Мы должны понять, что наши авторитеты - это Яссауи, аль Бухари, Шакарим, Абай. У нас есть свои светочи, которых в мусульманском мире уважают гораздо больше нежели это делаем мы сами. Вот это и есть рухани жангыру, вопрос идеологической работы, разъяснений. Но у нас пока тренд – за кем-то гнаться, кому-то непременно подражать. То мы второй Кувейт, то уже Южная Корея, то почти Сингапур, то хотим быть как американцы. Для того, чтобы стать самими собой нужен дух, люди, которые реально знают, о чем говорят, продуцировать эти идеи в массы.     

Если говорить одновременно о гендерном равенстве и исламе, то у меня такой подход, что мы мечемся из крайности в крайность. Часть идет в средневековый ислам саудовской модели, а часть подвержена тотальной эмансипации. Но нужна золотая середина, которая основана на наших многовековых истоках. Казахское общество впитало и переработало и ислам, и тенгрианство, и номадизм, при этом выработало такую систему общественных отношений (в том числе по гендерному вопросу) где женщина, как хранительница очага была уважаема, почитаема. Ведь очень много знаменитых женских имен в нашей истории! Нам надо взять из нее все, что можно модернизировать и что востребовано сегодня.     

 

Может ли власть конкурировать с исламом?

 

 

– Мы не можем находиться в пустоте. Бог для человека – большой родитель. И тут либо государство занимает это место, либо, если оно не выполняет свои родительские функции как положено, хотим мы того или нет, но автоматически эти пустоты займут религия или нечто другое. Поэтому те пустоты, которые возникают в Казахстане, прежде всего заполняет ислам. Наше государство еще на уровне подростка. А что делает подросток, если нет должного родительского воспитания, контроля? Это либо бандитская среда, либо что-то другое. Поэтому государство должно взяться за нормальный, честный, без всяких двойных стандартов «говорю одно, а на самом деле делаю другое» подход. Иначе оно проиграет эту схватку.  

 

О детской толерантности

 

 

– Вся детская жизнь сконструирована взрослыми. Это наша калька. Поэтому, если дети где-то нетерпимы к сверстникам в хиджабах, то это наша заслуга. Конечно, если мы будем внушать детям, что те, кто носит хиджаб, представляют скрытую угрозу, то исход очевиден. Если мы будем воспитывать страх, получим страх и противостояние. Тем более, в детской среде это происходит очень искренне, буквально с мордобитием. Здесь нужно быть очень деликатными и осторожными. 

 

Медресе как альтернатива

 

 

– В Казахстане единственное религиозное учебное заведение – университет Нур-Мубарак. (Кстати, почему в названии еще остался Мубарак?!) Но, тем не менее, сегодня многие молодые люди едут получать духовное образование за рубеж, где их учат чужим догмам. Почему бы не открыть медресе, духовные колледжи в тех же проблемных регионах, где они могли бы предоставлять право выбора, удерживать многих молодых людей от «иного пути».  У нас очень много квалифицированных теологов, знатоков суфизма, но им не дают эфир, а некоторых просто преследуют.

 

Тотальное невежество

 

 

– Все, что с нами происходит – это от глубокого невежества. Мы не знаем, что такое ислам, что такое другие религии, и я согласна, что мы свой идеологический матч проиграли всухую. Но почему? Прежде всего от невежества самой власти. В то же время, так заманчиво обвинить во всем власть. Ну а где же мы с вами? Во всех странах, где прошла успешная  модернизация, ее главной движущей силой была национальная элита, интеллигенция. Ни в коем случае не государство. Это слишком чувствительная сфера.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33