четверг, 13 декабря 2018
Туман -2.5, Туман
USD/KZT: 370.04 EUR/KZT: 420.99 RUR/KZT: 5.58
У туркменов жестокий дефицит пропаганды Местной солярке выписывают «стоп» на полгода Завтра вступит в силу закон о прекращении Договора о дружбе между Украиной и РФ У МНЭ все устойчиво растет или падает Водоводу Россия – Казахстан – Западный Китай быть? ЧП во Франции: нация разделилась Всем развитым миром против китайского кибершпионажа В Алматы презентовали книгу «Над облаками» по дневникам легендарного альпиниста Букреева МИД Франции вынес предупреждения России и лично Трампу Искусственный казинтеллект-2030 Электорат Пашиняна одержал «могучую» победу ОАС: один аким сказал Больше полицейских – хороших и разных «Читки.» в лаконичной форме YouTube-2018 в мире и в стране В Алматы состоялся международный форум по культурной политике и управлению в ЦА Британцы, может быть, покажут нам лица Стати Едросы реанимируют призраки прошлого Трамп обнаружил в парижских беспорядках свою правоту У Аркадага все растет, невзирая на системный кризис Domestos за высокие стандарты чистоты SpaceX – всем пример Ответ Астаны Джеймсу Джеффри Официальный Киев подает иск в Международный суд ООН Кыргызский лидер за ЕАЭС без границ и с единой валютой

Цифровой Казахстан в условиях «старого порядка»

Власть и научное сообщество говорят о цифровизации страны на разных языках, а сам процесс иногда напоминает политический анекдот времен «кремлевских старцев».     

 

 

На этой неделе министр информации и коммуникаций Даурен Абаев показал кабинету министров конечный документ «Цифровой Казахстан», который далее направили или должны направить президенту Казахстана. В свою очередь, Нурсултан Назарбаев уже успел определить данную программу как основную задачу правительства. Если не конкретно этого, так какого-нибудь последующего. Хотя, как показывает местная жизнь, качественно от этого мало что меняется.

– Мы не должны здесь отстать и не должны забалтывать. Конкретно надо работать. Я поручаю еще раз кому положено в правительстве, министрам, следить. «Я сам буду за этим следить», – говорил на днях глава государства. – 30% роста экономики будет от внедрения «Цифрового Казахстана»! Сможет сделать это правительство – сможет, не сможет – должно другое правительство работать. Вот насколько серьезно стоит вопрос!

Как бы осознавая всю серьезность текущего политического момента, члены действующего кабинета обещают, что загадочный термин «цифровизация» к 2022 году даст стране 300 тысяч рабочих мест, госуслуги онлайн к тому времени вырастут до 80%, а всемирная паутина накроет 82% населения. Цена вопроса – 310 миллиардов тенге.

– Реализация программы предполагает привлечение более 169 миллиардов тенге со стороны субъектов квазигосударственного сектора и привлечение финансирования в объёме 141 миллиарда тенге из средств республиканского бюджета, – поведал на презентации министр информации.

Собственно, можно не сомневаться, что за бодрящими отчетами и докладами членов правительства дело не станет. Но, что думает об этом научный мир и эксперты? Во всяком случае, очевидно, что вновь обещанный 30-процентный рост экономики никак не отражен в тенге, доходах населения и в качестве жизни, в целом. По словам членов Международной академии информатизации и экспертного сообщества, набор нерешенных и нерешаемых чиновники вопросов тут вполне себе стандартный. 

 

 

– Беспокоят коррупционные риски, качество образования, состояние отечественной науки и технологические разработки. Мы сосредоточены не на том, чтобы повторять очевидные вещи и критиковать. Важно говорить, что делать и что нужно обществу, какие практические усилия сегодня должны приложить мы, чтобы изменить ситуацию.

У нас сильно развит патернализм и стереотип во всех бедах обвинять госаппарат. Это чаще всего так, но мы должны сосредоточиться на себе, что можем мы, как активные люди сделать? Потребность в кадрах огромная. Мы – страна молодая, нам нужно идти в ногу со временем, но это необходимо делать по всем правилам. Не изобретать всякий раз свой инструмент, который нам всегда кажется лучше, чем инструменты, которыми пользуется все мировое сообщество.

 

 

Есть стереотип, что достаточно применить название «цифровая экономика» и мы войдем в число 30-ти передовых государств. На самом деле, если цифровую экономику рассматривать лишь как экономику данных, то это, по сути, будет всего лишь цифровизация управления. То есть госаппарат будет продолжать расти в огромном количестве. Вот эти огромные объемы данных, которые пытаются генерить и напрягать всех, чтобы каждый из нас их составлял, приводят к тому, что нужно выделять огромные пространства для хранения этой информации. Она зачастую нигде не используется, но госорганы тут же генерят встречные потоки, и мы тонем в этих данных.

Главная проблема при этом – отсутствие научно обоснованной, математически просчитанной экономической модели

Это приводит к технократическому лоббированию, каждый пытается протолкнуть свой проект. Если посмотреть разные законодательства, то они неоднократно менялись, и в то же время очень много нового не нашло отражения в нормативно-правовой базе. Более того, госаппарат лихорадочно придумывает все новые и новые изменения и дополнения в нормативно-правовые акты, совершенно не задумываясь о том, что это сеть дискредитации каналов, которой и места в цифровой экономике нет. Некоторые нормативно-правовые акты физически невыполнимы. Взять тот же термин «абонентское устройство подвижной сети». Сегодня Казахстан – единственное государство в мире, где не телефон перемещается в сети коммуникаций, а сама сеть двигается вокруг него.

Это проблема терминологии. Наша задача – добиться того, чтобы мы все друг друга понимали, включая подрастающее поколение. На сегодня в любых совещаниях, которые не проводятся по теме развития цифровой экономики, произносятся одни и те же термины, но все их понимают по-разному. Такое вавилонское многоязычие, где никто друг друга понять не может.

Допустим, что такое цифровизация? Есть понятие «цифровизация» и есть «оцифровка». Вот сейчас весь госаппарат занят «оцифровкой». При этом чиновники ничего менять не хотят. Каждый из нас чувствует это на себе. Один из наглядных показателей – это то, как казахстанские чиновники оценивают кто есть пользователь всемирной паутины. Если ты один раз в год побывал в интернете – ты уже считаешься пользователь.

К системным рискам провала специалисты также относят отсутствие серьезной исследовательской работы в той же добывающей отрасли. Между прочим, здесь вполне можно сделать ссылку на слова Нурсултана Назарбаева, которые он произнес во время телемоста «Новая индустриализация страны: Прыжок казахстанского барса».

– Сначала надо смысл понять. У нас народ в этом плане не сильно грамотный. Я прошу горняков, металлургов, вникнуть в суть вопроса.

Так вот, если постараться вникнуть, то, по словам академика МАИН Владимира Лося, давно и принципиально поменялась ситуация.

– Все, что валялось на поверхности, что легко можно было найти с помощью молоточка, давно найдено. Сейчас нужно искать с помощью новых методов и технологий, которые мы, к сожалению, не разрабатываем. Кроме того, технологические разработки в сфере геологоразведки полностью прекратились еще в 1990-е годы.

Надежды на то, что придут иностранцы и все за нас сделают, полностью рухнули

Ни одного месторождения не открыли! В геологоразведке есть две операции. Одна из них – это построение модели месторождения, оценка геологическая, экономическая, технологическая. Но это все исчерпано. Теперь главное, как мы можем нарастить свою минеральную базу – открытие новых залежей. Уже лет 30 как в Казахстане не открыто ни одного хоть сколько-нибудь существенного рудного объекта. Ни одного! Технологии открытия новых месторождений сегодня такие, что во всем мире примерно из 1000 участков, которые считаются перспективными, выстреливает только одно.

В этой прогнозно-поисковой сфере для нас открываются очень большие возможности. Ниша с разведкой практически вся занята. А вот с прогнозами –  там пусто. За рубежом это пока не используется, потому что есть перенасыщение рынка ресурсов. Но это время закончится. Здесь необходимы новые технологии. Мы не лезем в авиастроение, потому что не дано нам. А в области геологии у нас очень большой опыт прошлого.

Существенное, а, возможно, основополагающе влияние политического фактора отмечает исследователь Чокан Лаумулин.

– Все, что произошло со странами ЕАЭС за последние четверть века можно описать одним словом – деиндустриализация. Сегодня перед обществом стоит сложная и многофункциональная задача –  реиндустриализация. Но какую   индустрию нам строить, для чего она нужна, вообще, зачем нам участвовать в этой гонке? Нет разницы между терминами индустриальный или постиндустриальный Казахстан. Инновации – это единственное, что важно в истории.

Дегитализация или цифровизация должна быть направлена на повышение политической и экономической транспарентности. И здесь, конечно, Казахстан и постсоветское пространство вступили в противоречие

В чем главная проблема цифровизации/дигитализации в Казахстане? В том, что старый порядок, который был разрушен в 1991 году, имеет черты предыдущего архаичного общества. Они проявились в виде коррупции и других негативных явлений. Поэтому успех внедрения дигитализации будет хорошим индикатором состояния нашего общества.

Еще один «проклятый» вопрос заключается не в наличии лишь политической воли, а в том, как себе представляют члены правительства и другие ответственные за цифровой Казахастан лица «современную экономику знаний». Ее основой эксперты называют состояние и финансирование научно-технической базы. 

– Если обратиться к опыту развитых стран, то послевоенное развитие (более чем половина экономики) тех же США было основано на развитии научной мысли. Это же применительно к СССР периода 1956-60-х годов. Полупроводники, космическая отрасль и так далее. Хороший пример – Британия. Сегодня 43-44% ВВП здесь формируется за счет экономики знаний. На развитие науки британцы тратят всего 2,6% ВВП, из них треть на фундаментальную науку и каждый вложенный в науку доллар приносит около 230-240 долларов. Занятие наукой, таким образом, есть самый прибыльный бизнес для государства. Ничего важнее этого нет. Потому что последние 200 лет мы живем в мире, который был создан наукой.

Как устроена экономика? В ее основе лежит наука, о чем многие благополучно забывают. Поэтому очень важно понимать, что академия участвует в создании важнейшего элемента – среды, которая дает толчок для развития человеческого капитала, а из этого потом появляются наука и культура, как два сопровождающих друг друга феномена.

В обществе должно возникнуть понимание, что наука – есть движущая сила экономики

Надо просто добиваться хотя бы увеличения ассигнований на развитие науки. Сегодня Казахстан тратит всего лишь, что-то около 0,17% ВВП, в развитых же странах в среднем тратят 2,4% ВВП. Поэтому, этот 1% способен изменить и Казахстан, и регион, и, условно говоря, даже мир. Это полмиллиарда долларов в год, на которые можно было бы создать ряд лабораторий. Последний стереотип, который сильно распространен в местной среде и, который хотелось бы разрушить – это предопределенность нашего научно-технологического развития, то есть, все думают, что существует только одни путь, по которому движется вся мировая наука. Но наука и познания безграничны. И еще очень важно различать науку и технологии, нельзя смешивать их друг с другом, это разные вещи.

А чем сегодня дышит «успешная» казахстанская наука можно легко проследить по последним информационным событиям. Так глава государства присудил государственные премии в области науки и техники за «Развитие теории гравитации для описания свойств реальной вселенной, способствующей выходу казахстанской фундаментальной науки на уровень передовых достижений в мире», а также за «Научно-обоснованные методы обеспечения активного долголетия». Темы, возможно, вполне благородные, но как-то слишком откровенно смахивают на политический анекдот. 

Оставить комментарий

Общество

Кордай раздора (видео) Кордай раздора (видео)
Редакция Exclusive
27.11.2017 - 15:46|169 364
Как оценить учителя? Как оценить учителя?
Редакция Exclusive
27.11.2017 - 15:04|77 625|
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33