четверг, 13 декабря 2018
Туман -2.5, Туман
USD/KZT: 370.04 EUR/KZT: 420.99 RUR/KZT: 5.58
У туркменов жестокий дефицит пропаганды Местной солярке выписывают «стоп» на полгода Завтра вступит в силу закон о прекращении Договора о дружбе между Украиной и РФ У МНЭ все устойчиво растет или падает Водоводу Россия – Казахстан – Западный Китай быть? ЧП во Франции: нация разделилась Всем развитым миром против китайского кибершпионажа В Алматы презентовали книгу «Над облаками» по дневникам легендарного альпиниста Букреева МИД Франции вынес предупреждения России и лично Трампу Искусственный казинтеллект-2030 Электорат Пашиняна одержал «могучую» победу ОАС: один аким сказал Больше полицейских – хороших и разных «Читки.» в лаконичной форме YouTube-2018 в мире и в стране В Алматы состоялся международный форум по культурной политике и управлению в ЦА Британцы, может быть, покажут нам лица Стати Едросы реанимируют призраки прошлого Трамп обнаружил в парижских беспорядках свою правоту У Аркадага все растет, невзирая на системный кризис Domestos за высокие стандарты чистоты SpaceX – всем пример Ответ Астаны Джеймсу Джеффри Официальный Киев подает иск в Международный суд ООН Кыргызский лидер за ЕАЭС без границ и с единой валютой

Сегодня автономии алаш – ровно 100 лет

Казахские национальные лидеры планировали совместно с лидерами других тюрко-мусульманских народов России добиться права на образование единой автономии. Однако свержение большевиками Временного правительства и захват власти в Петрограде вынудили лидеров «Алаш» ускорить процесс созыва всеказахского курултая и образования автономии. Но ей предшествовало создание Туркестанского мухтаиата.  

 

 

«КОКАНДСКАЯ АВТОНОМИЯ» РОДИЛАСЬ... В ОРЕНБУРГЕ?

Вслед за захватом большевиками центральной власти в Петрограде, 26 октября Уфа перешла в руки советов, 28 октября Уфимское губернское мусульманское (татарское) военное шуро также перешло на их сторону. Более того, большевики, также достаточно легко взяли в свои руки власть в Сырдарьинской и Семиреченской областях. А 28 октября они перехватили власть и в Ташкенте. Видимая легкость успехов большевиков в Туркестане и других колониальных окраинах обуславливалась поддержкой, оказанной новым властям со стороны местного чиновничьего аппарата, верхушки переселенческой деревни и армейских частей.

Напуганные стихийным восстанием 1916 года в Казахском степном крае и Туркестане, они больше боялись антиколониальных выступлений «туземных» народов, чем «диктатуры пролетариата»

Любая власть в метрополии рассматривалась ими как гарант сохранения привилегий европейцев в крае.

Захват большевиками власти в Уфе и Туркестане вынудил казахскую элиту «Алаш» к более решительным действиям. Поскольку наступила реальная угроза вовлечения Великой Казахской степи в пучину гражданской войны и, соответственно, срыва его плана образования Автономии Алаш. 9 областей, Астраханская губерния и ряд волостей Алтайской губернии, заселенные приемущественно коренным казахским населением, которые элита «Алаш» планировала объявить территорией предстоящего автономного государства, оказались в кольце тех регионов, которые перешли в руки советов. Их особенно беспокоила ситуация, сложившаяся на юге будущей Алашской автономии - Туркестане, где власть также перешла в руках советов. В этой связи лидер казахов Алихан Букейхан в последние дни октября 1917 года экстренно собрал своих ближайших соратников в своей резиденции в Оренбурге, о чём свидетельствует в своих мемуарах Заки Валиди Тоган (он же Ахмет-Заки Валидов, бывший глава Башкирской автономии. – С.А.). Из его воспоминаний следует, что «видные деятели казахского народа: писатель Ахмед Байтурсун, потомок Чингис-хана, глубоко уважаемый представитель Букейской Орды, человек уже почтенного возраста Шахингарей Султан Букейханов [султан Шангерей Букейулы. – С.А.], Мустафа Чокаев [Шокай. - С.А.] из Ташкента, Жиханшах Достмухамедов [Жанша Досмухамедулы. – С.А.] и другие собрались в конце октября - начале ноября в резиденции Тургайского губернатора Галихана Букейхана». Далее он констатирует, что в связи с переходом власти в Ташкенте в руки Советов, Мустафа Шокай решил задержаться в Оренбурге. В ходе совещания Алихан Букейхан предложил Ахмет-Заки Валидову «оставить на время башкирские дела, выехать вместе с Шокаем в Ташкент» (!). В резиденции А.Н. Букейхана обсуждение ситуации в Туркестане продолжалось два дня и во многом определило дальнейший ход действий лидеров Алаш. По утверждению З.В. Тогана, на этом совещании «решили сохранить верность идеям демократии и Учредительного Собрания, не признавать большевиков, ориентироваться на Украину, осуществляющую политику областной автономной самостоятельности», а также «договорились в конце декабря в одни и те же дни созвать в Оренбурге казахский и башкирский курултаи, в Туркестане также стать на путь борьбы за суверенитет».

Из этой короткой цитаты особого внимания заслуживает последняя строка – «договорились... в Туркестане также стать на путь борьбы за суверенитет», которая дополняет ещё одну неизвестную страницу истории Автономии Алаш. Из неё вытекает вполне логичный вывод, что решение о создании Туркестанского мухтариата, более известного как «Кокандская автономия», было принято на экстренном совещании, состоявшемся в конце октября – начале ноября 1917 года по инициативе и под председательством Алихана Букейхана в его резиденции, который все еще продолжал исполнять обязанности комиссара свергнутого Временного правительства. Следовательно, Туркестанский мухтариат явился ещё одним проектом лидеров движения и партии «Алаш», чтобы «Туркестан также встал на путь борьбы за суверенитет». Его создание явилось одним из условий, предварительных планов казахских лидеров с целью перехвата инициативы у местного мусульманского духовенства и власти у большевиков в южных областях будущей автономии Алаш и обезопасить южные рубежи ещё до её образования.

Что касается собственно Туркестана, то колониальный характер большевисткой власти в южных областях наглядно был продемонстрирован III Краевым съездом Советов, прошедшим в Ташкенте 15-22 ноября 1917 года. Здесь была провозглашена Туркестанская советская автономия, однако, представители коренного населения были отстранены от власти под предлогом их «неготовности» к пролетарской революции. Недовольство коренного населения было подавлено вооруженной силой. В противовес, 26 ноября того же года, в Коканде начал свою работу IV чрезвычайный Туркестанский краевой съезд, организованный членами движения и партии «Алаш» М. Тынышбайулы, М. Шокаем, А. Акайулы и другими во исполнение решения экстренного совещания в Оренбурге. Вот как гласила резолюция этого исторического съезда (цитирую статью М. Шокая «От Автономии к Независимости: 1917 – декабрь – 1930»): «IV Чрезвычайный Туркестанский краевой съезд, выражая волю населяющих Туркестан народов к самоопределению на началах, возвещённых Великой Российской революцией, объявляет Туркестан территориально-автономным в единении с Федеративной  Демократической Российской Республикой. Установление форм автономии предоставляется Туркестанскому Учредительному собранию, которое должно быть созвано в кратчайший срок. Съезд торжественно заявляет, что права населяющих Туркестан национальных меньшинств будут всемерно охранены [защищены]».

Остается добавить, что главой Туркестанского мухтариата - председателем его Временного Совета (правительства) стал Мухаметжан Тынышбайулы, министром иностранных дел – Мустафа Шокай, членом правительства – Абдрахман Оразайулы (Абдурахман-бек Уразаев). Таким образом, на юге Казахстана (в Туркестане) с ноября 1917-го по январь 1918 годов сложилось своеобразное двоевластие. Иначе говоря, создав Кокандскую автономию в противовес большевисткой власти в Ташкенте, лидеры «Алаш» уровновесили положение в Туркестане и приступили к организации ІІІ Всеказахского съезда для образования собственно Автономии Алаш.

 

ІІІ ВСЕКАЗАХСКИЙ КУРУЛТАЙ ВМЕСТО... ВСЕРОССИЙСКОГО УЧРЕДИТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ

Необходимо подчеркнуть, что очередной Всеказахский съезд, состоявшийся 5-13 декабря 1917 года в Оренбурге и фигурирующий во всех источниках и научных исследованиях как «ІІ Всеказахский», в действительности же был третьим по хронологии общенациональным собранием. Поскольку апрельский съезд казахов Тургайской области, как по свидетельству Мустафы Шокая, являлся І Всеказахским. Следовательно, декабрский общеказахский съезд был третьим. Во-вторых, ІІІ съезд следует рассматривать как Всеказахский курултай, то есть Всеказахским учредительным собранием, каковым он являлся по сути и содержанию. Сорок три его депутата 12-18 ноября 1917 года были избраны членами и кандидатами в члены Всероссийского учредительного собрания. Следовательно ІІІ Всеказахский курултай являлся представительным органом казахского народа и именно ему предстояло образовать Автономию Алаш, сформировать её правительство и избрать её председателя.

В номере газеты «Сарыарқа» от 10 ноября 1917 года за подписью Алихана Букейхана, Ахмета Байтурсынулы, Ахмета Биримжана, Миржакыпа Дулата и других была опубликована телеграмма под заголовком «Орынбордан телеграм» (букв. «Телеграмма из Оренбурга». – С.А.). В ней сообщалось, что всю страну охватил огонь анархии, всюда творится беззаконие. В связи с чем авторы телеграммы призвали народ объединиться и предпринять все необходимые меры для защиты отечества. «Исходя из острейшей необходимости и неотложности этого вопроса, мы решили созвать всеказахский съезд (курултай). Уважаемые аксакалы, сознательные образованные граждане, к 5 декабря просим явиться в Оренбург, чтобы обсудить меры самобороны – формирование милиции. Мы оказались в пучине смертельной опасности, в бушующем море событий, которые потрясли и привели в ужас весь мир. Вопрос стоит в плоскости жизни или смерти. От каждого уезда по два аксакала, пользующиеся доверием и уважением населения, а также по два представителя от областного комитета должны явиться в Оренбург к 5 декабря. В дни работы нашего съезда, параллельно пройдет всеобщий съезд казачьих войск. Нам необходимо провести переговоры и с ними», - подчеркивалось в этой телеграмме из Оренбурга.

В телеграмме же, опубликованной в газете «Қазақ» орггруппой во главе с Алиханом Букейханом, на предстоящий Всеказахский курултай персонально приглашалась по одному представителю от газет «Ұран» (букв. «Лозунг» или «Клич»), «Сарыарқа», «Бірлік туы» («Знамя единства»), а также из других новых изданий и обществ.

Персонального приглашения удостоились также популярные религиозные лидеры и деятели, как, например, Гумар кази (исламское религиозное звание) Карашулы, Каиршах кази Ахметжанулы, Кабидолла кази Ишмухамедулы, известные баи-меценаты в лице братьев Ахмеда ишана и Ходжа-Ахмеда Оразайулы (Уразаевых), Турмухамеда Сагынайулы, Нурлана Кияшулы, Есенгула ходжи Маманулы (Маманов); бывшие депутаты Государственной думы и действущие члены Временного правительства Бахыткерей Кулманулы (Бахыт-Гирей Кулманов), Мухаметжан Тынышбайулы, Мустафа Шокай, авторитетные старейшины (аксакалы) Шангерей Букейулы, Коргамбек Биримжанулы (Беремжанов), аксакал Шонан и другие; писатели, поэты (Шакарим Худайбердыулы) и мн. др.

 

ЗА АВТОНОМИЮ, НО ПРОТИВ НЕМЕДЛЕННОГО ЕЁ ПРОВОЗГЛАШЕНИЯ

Всеказахский курултай начал свою работу в Оренбурге в намеченный день, с опозданием на три дня собрался и ІІІ Всебашкирский курултай. Напомню, что договорённость между лидерами двух родственных казахского и башкирского народов о проведении в одно и тоже время общенациональных собраний была достигнута в ходе экстренного совещания в резиденции Алихана Букейхана еще в конце октября – начале ноября 1917 года.

В эти же дни в Оренбурге параллельно заседал казачий войсковой круг оренбургского казачьего войска, в котором, как сообщалось в вышеприведенной телеграмме лидеров «Алаш» из газеты «Сарыарқа», представителям казахов предстояло непременно присутствовать и выступить с призывом к союзу и совместной борьбе против большевиков. В свою очередь, в курултае казахов наряду с представителями тюрко-мусульманских народов присутствовали делегаты оренбургского казачьего круга Т. Седельников, А. Богданов и другие, которые выступили с приветственными речами, призывая казахский народ к единению (!).

Почеркну, что деятели «Алаш», с их подачи и лидеры других тюрко-татарских народов, видели в казачестве не только общие тюркские корни, но и потенциального союзника в достижении поставленных целей – национальной автономии. Вот что писала оренбургская газета «Южный Урал» о событиях, происходивших в одно и то же время в дни Оренбурге: «Г. Оренбургъ въ настоящее время служитъ центромъ политической жизни и мѣстомъ решенія чрезвычайныхъ важныхъ вопросовъ для двухъ мусульманскихъ тюрко-татарскихъ народностей – казаховъ и башкиръ. Здесь именно происходятъ общенаціональные съѣзды – башкиръ изъ губерній оренбургской, уфимской и части пермской, самарской и вятской, и казаховъ изъ областей – акмолинской, семипалатинской, семирѣченской, уральской, тургайской, частью сырь-дарьинской, ферганской, самаркандской и закаспійской, а также и отъ внутренней букеевской орды астраханской губерніи. Кроме того  въ Оренбурге съ 7 декабря засѣдаетъ въ епархіальномъ женскомъ училищѣ казачій войсковой кругъ оренбургскаго казачьяго войска, гдѣ также участвуютъ мусульмане, казаки, татары и др. Вообще политическая жизнь нашихъ мусульманъ нынѣ напряжена и бъетъ ключёмъ въ нашемъ Оренбургѣ.

Общебашкирскій съѣздъ открылся 8 декабря въ Караванъ-сараѣ для санкціи и одобренія уже принятыхъ решеній областной башкирской Шуры (совѣта). На первомъ планѣ здесь стоитъ и принятъ съѣздомъ законопроектъ о территоріальной автономіи Башкурдистана съ обособленіемъ ея въ особую самоуправляющуюся федерацію Россійской Республики. Автономія эта была провозглашена Шурой еще 15 ноября и тогда же башкиры оповѣщены были объ этомъ особымъ печатнымъ фирманомъ за № 2, за подписью председателя Шар. Манатова, управляющаго внутренними дѣлами – Заки Валидова и всѣхъ прочихъ министровъ Башкиріи.

Вмѣсте съ темъ башкиры примкнули и вступили въ блокъ съ юго-восточнымъ союзомъ народностей и казачьихъ частей.

Второй Общеказахскій съѣздъ, въ составѣ до 70 участниковъ и приглашённых и делегатовъ, открылся 5 декабря въ бывшемъ областномъ Правленіи на углу Введенской и Орской улицъ, гдѣ происходилъ и первый съѣздъ 21-25 іюля.

На съѣзде много общественныхъ дѣятелей изъ казаховъ, образованныхъ и хорошо говорящихъ по-русски. Но есть и степные номады въ національныхъ казахскихъ костюмахъ съ малахаями, которые и присутствуютъ на съѣзде, располагаясь по восточному на коврѣ.

На истекшихъ дняхъ избранъ былъ президіумъ съѣзда. Председателемъ избранъ Кулмановъ (Кулманулы Бахыткерей. – С.А.) изъ Букеевской орды, бывшій членомъ І-й Государственной думы, съ высшимъ образованіемъ, депутатъ Учредительнаго Собранія. Товарищами председателя – Букейхановъ, комиссаръ Тургайской области, членъ І-й Государственной думы, избранный въ члены Учредительнаго Собранія отъ тургайской, акмолинской и семипалатинской областей; Досъ-Мухамедовъ (уралецъ; Досмухамедулы Жанша), бывшій председателемъ на І-мъ съѣздѣ; Карашевъ (Карашулы Гумар) и Кенисаровъ (Кенесарыулы или Кенесарин Азимхан). Секретарями съѣзда избраны Дулатовъ (Дулатулы или Дулат Миржакып), Кусебгалеевъ (Кусипгалиулы Даулетше), Кадирбаевъ (Кадырбайулы Сеидазим. – С.А.) и др.»

Далее ІІІ казахское общенациональное собрание утвердило повестку дня, состоящую из 10 вопросов: 1) о блоке с юго-восточным союзом народностей (или Сибирской автономией) или Туркестанским мухтариатом (он же Кокандская автономия); 2) образовании автономии казахских областей; 3) учреждении своей национальной милиции (национальная армия); 4) формировании Национального Совета (высшего исполнительного органа автономии - правительства); 5) образовании; 6) национальном фонде; 7) открытии своего муфтиата для управления духовными делами с отделением от подведомства уфимскому (татарскому) муфтию; 8) народном суде; 9) аульном самоуправлении и 10) продовольственной безопасности.

По первому вопросу с докладом выступил национальный лидер Алихан Букейхан. В своем выступлении он обрисовал сложившуюся во всей России катастрофическую ситуацию, единственно верным выходом из которой является образование автономии, немедленная организация национальных сил самообороны (национальной армии под видом «народной милиции») и формирование Народного совета (правительства). В тоже время лидер казахов призвал повременить с официальным объявлением автономии до «выяснения отношения неказахского населения степных областей к Казак-Киргизской автономии». Под «областями с неказахским населением» Алихан имел в виду, прежде всего, крестьян-переселенцев в Уральской, Тургайской, Акмолинской и Семипалатинской областях, которые занимали наиболее плодородные площади исконной казахской земли вперемежку с коренным населением. К началу ІІІ Всеказахского курултая он успел предварительно заручиться поддержкой казачества степных областей на образование национальной автономии, о чём вскольз упомянул в статье «Жалпы Сібір сиезі» («Общесибирский съезд»). Лидер «Алаш» не желал терять ни пяди родной земли ни в северных областях, ни на юге будущей национальной автономии и поэтому убеждал делегатов, что «обособляться... политически и взять самостоятельный курс чисто автономного управления было бы нецелесообразно». Доклад члена Временного совета (министр иностранных дел. – С.А.) Туркестанского мухтариата Мустафы Шокая и выступление ряда делегатов Туркестанского края прозвучали в этом контексте. В частности, М. Шокай, рассказывая о Туркестанской автономии, информировал, что казахи Семиреченской и Сырдарьинской областей пока еще не изъявили желание присоединиться к этой автономии. Делегаты из Туркестанского края в своих речах подчеркнули необходимость объединения казахов в текущий момент и высказали желание присоединиться к Казак-Киргизской автономии, если таковая будет объявлена.

Кроме того Алихан Букейхан, как отмечалось в его статье об итогах первого общесибирского съезда в Томске, он вновь высказался за присоединие к Сибирской автономии, что дало бы возможность менее болезненно и с меньшими территориальными потерями освободиться от пут великой державы. Cвоё публичное заявление о том, что «если казахи образуют с Туркестаном единую автономию, то это всё равно, что запрячь в телегу верблюда с ослом», он адресовал революционно-демократическим лидерам России, в том числе и вождям Советской власти, не лишённым великодержавной психологии. На деле же Алихан рассматривал Туркестан как неотьемлимую часть единого тюрко-мусульманского государства. Например, по свидетельству Алимхана Ермекулы (Ермеков), одного из делегатов ІІІ Всеказахского курултая в Оренбурге, в ходе которого он был избран одним из 15 членов Национального совета Алаш Орды, «на этом съезде, между прочим, косвенно затрагивали вопрос об объединении с Туркестаном в целом».

По докладу и вопросам об автономии, организации национальной армии под видом «народной милиции» и избрании Народного совета (Алаш Орды), курултай постановил передать их на рассмотрение особой комиссии из 7 человек, с правом привлечения экспертов, и перейти к рассмотрению вопроса о народном образовании. Вот что о ходе и итогах ІІІ-го Всеказахского курултая сообщала газета «Оренбургскій казачій вестникъ» в своём материале «Из мусульманской жизни», который начинается с подзаголовки «Автономія Казакыстана»: «Второй общекиргизскій съѣздъ, заслушавъ и обсудивъ въ засѣданіи 11 декабря 1917 года по докладу Халилъ Габбасова (Габбасулы) вопросъ объ автономіи и имѣя въ виду, что въ конце октября пало Временное Правительство, что Россійская Республика лишилась власти, пользующейся довѣріемъ народа и моральнымъ авторитетомъ, что при отсутствіи всякой власти въ стране возможно возникновеніе гражданской войны, что анархія волна за волной заметаетъ большіе города и деревни по всему Государству, что анархія растетъ съ каждымъ днемъ и угрожаетъ распространиться на территорію тѣхъ областей, гдѣ живутъ Казакъ-Киргизы, что волна анархіи угрожаетъ опасностью жизни и имуществу населенія областей Казакъ-Киргизскаго народа, что единственнымъ выходомъ изъ создавщагося труднаго положенія является организація твердой власти, которую признавало бы все населеніе Казакъ-Киргизскихъ областей, Съѣздъ единогласно ПОСТАНОВИЛЪ:

І. Образовать территоріально-національную автономію областей Букеевской Орды, Уральской, Тургайской, Акмолинской, Семипалатинской, Семирѣченской, Сыръ-Дарьинской, киргизскихъ уѣздовъ Ферганской, Самаркандской, Амударьинскаго Отдѣла, Закаспійской области, смежныхъ киргизскихъ волостей Алтайской губерніи, представляющихъ сплошную территорію съ господствующимъ населеніемъ, Казак-Киргизскимъ, единаго происхожденія, единой культуры, исторіи и единаго языка.

ІІ. Автономія Казак-Киргизскихъ областей присвоить названіе «АЛАШЪ».

ІІІ. Территорія автономныхъ областей Алашъ со всѣми богатствами, находящимися на поверхности земли, водами, ихъ богатствами, а также нѣдрами земли составляетъ собственность Алашъ.

ІV. Конституція автономіи Алашъ утверждается Всероссійскимъ Учредительнымъ Собраніемъ.

V. Всѣмъ, кто живетъ среди Казакъ-Киргизъ, гарантируются права меньшинства, во всѣхъ учрежденіяхъ автономіи Алашъ представители всѣхъ націй должны быть представлены пропорціонально. Предоставляется также экстерриторіальная и культурная автономія тѣмъ, кто безъ территоріи окажется въ пределахъ автономіи Алашъ.

VI. Въ целяхъ спасенія области Алашъ отъ общаго развала, анархіи, организовать Временный Народный Совѣтъ «Алашъ-Орда», состоящій изъ 25 членовъ, 10 мѣстъ изъ которыхъ предоставить русскимъ и другимъ народамъ, живущимъ среди Казак-Киргиз. Мѣстомъ пребыванія Алашъ-Орда временно избрать Семипалатинскъ. Алашъ-Орда должна немедленно взять въ свои руки всю исполнительную власть надъ Казак-Киргизскимъ населеніемъ.

VII. Алашъ-Орда обязуется принять энергичныя мѣры къ созданію народной милиціи.

VIII. Алашъ-Орда обязанъ въ ближайшее время созвать Учредительное Собраніе автономіи Алашъ на началахъ, выработанныхъ имъ, примѣнительно къ существующимъ правиламъ о производствѣ выборовъ въ Общее Россійское Учредительное Собраніе.

ІХ. Алашъ-Орда уполномачивается Съѣздомъ:

1) заключать займы;

2) вести переговоры о блокахъ съ другими автономными сосѣдями, при чемъ самое заключеніе договора предоставляется Учредительному Собранію Алашъ.

Х. Къ Учредительному Собранію Алашъ Народный Совѣтъ обязанъ представить выработанный имъ проектъ конституціи автономіи Алашъ...»

«На этом съезде, - свидетельствовал Хайретдин Болганбайулы (Болганбаев), один из делегатов ІІІ курултая, в своих показаниях начальнику восточного отдела ПП ОГПУ, - среди казахской интеллигенции произошла перегруппировка, одна часть стояла за немедленное объявление Казахской автономной республики, а вторая – на другой точке зрения. За первую точку зрения стояли, главным образом, Досмухамедов (Жиханша)... Вторая часть – Семипалатинская и Акмолинская группы возглавлялись Букейхановым, Ермековым, Габбасовым, Байтурсуновым, Дулатовым».

Если верить роману-эссе Сакена Сейфуллаулы (Сейфуллина) «Тернистый путь», Ж. Досмухамедулы упорно стоял за немедленное объявление автономии, находясь всецело под влиянием уральского духовенства. Это утверждение Сакена нашло потверждение в показаниях Халела Габбасулы, видного представителя Автономии Алаш. «Другое течение, возглавляемое Досмухамедовым, - писал Х. Габбасулы в ноябре 1928 года в биографической части своих показаний, - отстаивало необходимость немедленного объявления автономии. Последнее течение по существу было демагогическим (!)».

Х. Болганбайулы причину того, почему лидер «Алаш» предлагал повременить с провозглашением автономии, объяснял тем, что они, то есть Алихан Букейхан и его сторонники, «хотели обождать учредительное собрание». Он утверждал, что на 2-м съезде «победила» уральская группа, семипалатинцы согласились на немедленное объявление Казахской автономной республики и было избрано Правительство Алаш Орда. Но «это было единое правительство для всего Казахстана», добавил он. По мнению Х. Габбасулы, одного из заместителей А. Букейхана в его бытность главой Алаш Орды, основная причина «заключалась  в  том,  что представители русского крестьянства отсутствовали на съезде». Но он, в отличие от Х. Болганбайулы, не считал, что сторонники немедленного объявления автономии «победили». Он наоборот констатировал тот факт, что большинство при голосовании оказалось на стороне первого течения, возглавлямого Алиханом Букейханом, но противники не подчинились. «В результате большинство, не желая создавать раскол, должны были сделать некоторые структурные поправки», - указывал Х. Габбасулы.

Всё же, наиболее объективную оценку, произошедшему на ІІІ Всеказахском курултае инциденту, даёт тот же «Оренбургскій казачій вестникъ»: «Представители Уральской, отчасти Сыръ-Дарьинской области и Букеевской Орды доказывали необходимость объявленія автономіи теперь же (немедленно. - С.А.), делегаты же другихъ областей полагали [право] объявленія предоставить Центральному Народному Совѣту (Алашъ-Орде. – С.А.) послѣ организаціи милиціи и по окончаніи переговоровъ съ киргизскимъ населеніемъ Туркестанскаго Края и съ другими народностями, живущими въ киргизскихъ областяхъ. Вопросъ этотъ былъ поставленъ на поименное голосованіе, при чемъ за немедленное объявленіе автономіи голосовали 33 делегата, а противъ – 42, трое же (ими были Мустафа Шокай, Азимхан Кенесары (Кенесарин) и Ахмет Шагырулы (Чегиров)) отъ голосованія воздержались.

Делегаты, оставшіеся въ меньшинствѣ, не подчинились решенію большинства, потребовали немедленнаго объявленія автономіи, заявивъ, что въ противномъ случаѣ они намерены присоединиться къ Туркестанской автономіи. Въ виду этого, Съѣздъ признавая объединеніе всѣхъ киргизъ въ настоящій моментъ необходимымъ, а отдѣленіе нѣкоторыхъ киргизскихъ областей и присоединеніе ихъ къ Туркестанской автономіи недопустимымъ, вынесъ слѣдующую резолюцію, которая была единогласно принята всѣми участниками Съѣзда:

      І) Общекиргизскій Народный Совѣтъ Алашъ-Орда обязуется въ месячный срокъ со дня своего сформированія выяснить возможность присоединенія всѣхъ Казак-Киргизъ Туркестанскаго Края къ автономіи Алашъ.

      ІІ) Если въ мѣсячный срокъ Туркестанскіе Казак-Киргизы не присоединятся къ автономіи Алашъ, Народный Совѣтъ Алашъ-Орда обязуется оффиціально объявить автономію Алашъ отъ имени всѣхъ остальныхъ киргизскихъ областей.

      ІІІ) Въ случаѣ не присоединенія Туркестанскихъ Казакъ-Киргизъ къ автономіи Алашъ въ мѣсячный срокъ и не объявленія Алашъ-Ордой автономіи, населенію каждой области предоставляется дѣйствовать по своему усмотрѣнію.

      IV) Въ случаѣ присоединенія Туркестанскихъ Казакъ-Киргизъ въ теченіе мѣсяца къ автономіи Алашъ, Народному Совѣту Алашъ-Орда предоставляется право объявить автономію Алашъ при первой же возможности...».

В члены (комиссары) Всеказахского Народного совета Алаш-Орда курултаем были избраны:

 

1. Уалихан Танашулы (Валидхан Танашев или Таначев) (1887-1938) - высшее юридическое образование, Букеевская орда;

2. Халел Досмухамедулы (Досмухамедов) (1883-1939) - военный врач, Уральская область;

3. Айдархан Турлыбайулы (Турлубаев) (1877-1937) – высшее юридическое образование, город Омск, Акмолинская область;

4. Ахмет Биримжан (Беремжанов) (1871-1927) - высшее юридическое образование, Тургайская область;

5. Халел Габбасулы (Габбасов) (1888-1931) - образование высшее, физик-математик, Семипалатинская область;

6. Садык Аманжолулы (Аманжолов) (1889- 1941) - высшее юридическое образование, Семиреченская область;

7. Мустафа Шокай (Чокаев) (1890-1941) - высшее юридическое образование, Сырдарьинская область.

     

Вне областей были избраны:

8. Алихан Букейхан (1866-1937) - высшее лесное (агрономическое) и юридическое образование, глава (президент) - президент Автономии Алаш;

9. Жанша Досмухамедулы (1887-1938) - высшее юридическое образование, Уральская область;

10. Алимхан Ермекулы (1891-1970) – образование высшее, математик, Каркаралинский уезд Семипалатинской области;

11. Мухаметжан Тынышбайулы (1879-1937) – образование высшее, инженер-железнодорожник, Семиреченская область;

12. Бахтыкерей Кулманулы (1859-1919) - образование высшее, востоковед, Букеевская орда Астраханской губернии;

13. Жакып Акбайулы (Якуб мурза Акпаев) (1876-1934) - высшее юридическое образование, магистр права, Каркаралинский уезд Семипалатинской области;

14. Базарбай Маметулы (Маметов) (????-1937) - высшее юридическое образование, Семиреченская область;

15. Отыншы Альжанулы (Отунчи Альджанов) (1873-1918) – учитель, Семипалатинская область.

 

Казахская национальная элита «Алаш: первый слева – Халел Габбасулы (1888-1931), один из заместителей премьер-министра Автономии Алаш,  Миржакып Дулат, Ахмет Байтурсынулы, Мухтар Ауэзулы; во-втором ряду (слева на право) – Жусипбек Аймаутулы, Алькей Маргулан, Абдулла Байтасулы. Кызыл-Орда, 1926 г.

Кандидатами в члены (комиссары) Национального совета Алаш-Орда избраны:

1. Иса Кашкынбайулы (Кашкинбаев) (1891-1948) - врач, Уральская область;

2. Нусипбек Жакыпбайулы (Джакипбаев) (18??-1932) - врач, Семиреченская область;

3. Ережеп Итбайулы (Ирежеп Итпаев) (1885-1936) – незакоченное высшее образование, юрист, Семипалатинская область.

4. Сатылган Сабатайулы (Сабатаев) (1874-1921) – образование высшее, ученый-агроном,  Семиреченская область;

5. Есенгали Касаболатулы (Касаболатов) (1889-1938) – врач, Уральская область;

6. Батырхайыр Ниязулы (Ниязов) (1872-1924) – высшее юридическое образование, Букеевская орда;

7. Мукыш Боштайулы (Мукуш Поштаев) (1888-1921) - высшее юридическое образование, Павлодарский уезд Семипалатинской области;

8. Сеилбек Жанайдарулы (Жанайдаров) (1884-1929) - высшее юридическое образование, Атбасарский уезд Акмолинской области;

9. Салимгерей Нуралыханулы (Нуралыханов) (1878-19??) - высшее юридическое образование, Букеевская орда;

10. Омар Алмасулы (Алмасов) (?-1920) – народный учитель, Тургайская область;

11. Сейдазим Кадырбайулы (Кадырбаев) (1887-1938) - высшее юридическое образование, Тургайская область;

12. Аспандияр Кенжеулы (Асфандияр Кенжин) (1887-1938) – народный учитель, Оренбургская область;

13. Молданияз Бекимулы (Бекимов) (1882-193?) - военнослужащий  (штабс-капитан), Уральская область.

14. Есен Турмагамбетулы (Турмагамбетов) (дата рождения и смерти неизвестны) – из Тургайской области.

15. Жанеке (Жакып) Солтоноев  - ветеринар, этнический киргиз.

Среди комиссаров правительства Алаш Орды были 4 бывших депутата Государственной думы Российской империи І и ІІ созывов. Из них Ахмет Биримжан (Беремжанов) избирался депутатом Государственной думы І и ІІ созывов, Алихан Букейхан, Мухаметжан Тынышбайулы – депутаты Думы І-созыва, Бахтыгерей Кулманулы – ІІ-созыва.

Все 15 членов Национального совета Алаш-Орды – в ноябре 1917 года были избраны в депутаты Всероссийского Учредительного собрания.

Стоит обратить особое внимание на тот важный момент, что лидер казахов Алихан Букейхан, предлагая повременить, я подчеркиваю, не с образованием национальной автономии, поскольку подобное предложение впервые исходил именно от него самого ещё на июльском ІІ Всеказахском съезде, а именно с официальным объявлением таковой, руководствовался куда более важной и масштабной целью - собрать и присоединить все казахские области, в том числе и киргизов, территориально относившихся к Семиреченской области, а также каракалпаков, к единой автономии. При возникновении разногласий по вопросу о времени объявления автономии, он невольно продемонстрировал свою готовность к компромиссу во имя достижения поставленных задач. Проявив свою политическую зрелость, опыт и искушённость в политике, Алихан, идя на видимые уступки, как считал Халел Габбасулы, «демагогическим» требованиям, всё же добился принятия политически взвешенного решения о том, что «Общеказахскій Народный Совѣтъ (правительство) Алашъ-Орда обязуется въ месячный срокъ со дня своего сформированія выяснить возможность присоединенія всѣхъ Казак-Киргизъ Туркестанскаго Края къ автономіи Алашъ», не допустив при этом нежелательного роскола среди делегатов. Более того, вопрос о муфтиате был снят с повестки дня курултая и отложен вплоть до объявления автономии и созыва учредительного собрания Алаш, куда, состоящие при оренбургском мусульманском духовном правлении кази казахских областей, обязаны представить проект реформы казахского духовного правления.

На ІІІ Всеказахском съезде для выяснения вопроса о присоединении туркестанских казахов к автономии Алаш, было принято решение от Автономии Алаш делегировать на съезд Сырдарьинских казахов Бахыткерея Кулманулы, Миржакыпа Дулата и Турагула Кунанбая (сына Абая Кунанбайулы). В последний день работы всеказахского курултая в Оренбурге, в газете «Қазақ», на следующий день и в газете Мустафы Шокая «Бірлік туы», за подписью А. Букейхана и М. Шокая была опубликована телеграмма, в которой сообщалось, что для обсуждения вопроса о присоединении туркестанских казахов к Автономии Алаш, Алаш Орда назначает Сырдарьинский областной съезд на 5 января 1918 года, местом проведения был намечен город Туркестан.

Согласно IV пункту постановления ІІІ Всеказахского съезда, Конституция автономии Алаш должна была быть утверждена Всероссийским Учредительным собранием.

В этой связи необходимо констатировать тот факт, что проект конституции будущей Казахской республики был составлен в 1911 году

 Автором проекта под названием «Устав Казахского государства» (в ориг. «Қазақ елінің уставы») являлся покойный Барлыбек Сырттанулы (Сыртанов), близкий друг и соратник Алихана Букейхана ещё с далеких студенческих лет, прошедших в 1890-1894 годах в С.-Петербурге. Согласно проекту, казахский край, который стал колонией России де-факто, вследствие грубого одностороннего нарушения русской империей условий вхождения Казахского ханства под её протекторат, должен был выйти из её состава и образовать суверенное государство - с парламентско-президентской формой правления - республику.

Высшим органом государственной власти провозглашалось Национальное собрание, которое конституционным большинством голосов выбирало главу высшей исполнительной власти - президента - сроком на 4 года. 

Президент формирует кабинет министров (правительство), который должен быть одобрен Национальным собранием. Одно лицо не имело права избираться президентом больше двух раз подряд

Основной идеей устава являлось обретение Казахским государством политико-экономической независимости, признание его не российской колонией, а российским доминионом (фактически независимым государством в составе империи, союзником). Иными словами, в своей внешней и внутренней политике Казахское государство должно было обрести полный суверенитет и независимость, установив политический союз с Россией. После февральской революции 1917 года эти идеи Б. Сырттанулы вошли в основу программных установок национально-демократической партии и Автономии Алаш.

Следующим ключевым моментом ІІІ Всеказахского курултая, последовавшим за образованием Автономии Алаш и формированием его высшего государственного исполнительного органа - Народного Совета Алаш Орда, стало избрание главы (президента) Автономии.     

Как известно, на съезде с Алиханом Букейханом соперничали два других кандидата – Бахыткерей Кулманулы (Бахыт-Гирей Кулманов), востоковед, депутат Государственной думы ІІ созыва, и Айдархан Турлыбайулы (Турлубаев), выпускник юридического факультета С.-Петербургского императорского университета, опытный юрист.

По итогам тайных выборов Алихан Букейхан набрал 40 голосов «за» (или избирательных голосов) и 18 голосов «против» (неизбирательных голосов) своей кандидатуры, Бахыткерей Кулманулы – 19 «за» и 39 «против», Айдархан Турлыбайулы – 20 «за» и 39 «против». Таким образом, лидер национально-освободительного движения и партии «Алаш» Алихан Букейхан стал главой одноименной Автономии «Алаш» и председателем Всеказахского Народного совета (правительства) Алаш-Орда.

Затем, рассмотрев вопрос о создании национального фонда, под которым подразумевался государственный бюджет вновь образованной автономной республики, казахский курултай признал, что национальный   фонд временно должен состоять из сумм, которые будут собраны с населения на организацию милиции (национальной регулярной армии), на содержание комиссии по составлению учебников и Всеказахского Народного совета Алаш Орда. Подробная разработка этого вопроса в дальнейшем возлагалась на Алаш Орду.

Следующим стал вопрос об обеспечении продовольственной безопасности казахских областей, по которому курултай принял постановление из трех пунктов: 1) продовольственное дело на местах земства (учреждения местного самоуправления) должны немедленно взять под свою ответственность; 2) уточнение количества имеющегося в каждой области хлеба и равномерное распределение находящихся в казахских областях запасов хлеба по областям, получающим хлеб извне, возложить на обязанность Народного совета Алаш-Орда; 3) Алаш Орда обязуется принять превентивные меры по сохранению хлеба, закупленного для казахского населения ряда областей, голодающего из-за конфискации продовольственными комитетами большевистких советов.

Опережая события отмечу, что, если после образования национальной автономии, ближайшей целью Алихана Букейхана являлись полный суверенитет и независимость, то среднесрочной его стратегией было превращение страны казахов в одно из развитых государств мира на уровне стран Запада и Азии, прежде всего Японии. Но об этом подробно речь пойдет в продолжении материала.

Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33