среда, 16 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Экс-главу Союза фермеров Казахстана осудили за изнасилование Божко: «мне что-то добавить очень сложно» 93% компаний Казахстана сталкиваются с киберугрозами Банки рефинансировали займы на сумму около 215 млрд. тенге Эрдоган против перемирия с сирийскими курдами Токаев о будущем Казахстана Конфуз с российским гимном Майлыбаева раньше срока не выпустят В Казахстане обсудят зарплаты с китайцами Назарбаеву дали новый орден Казахи из Китая просят политубежища в Казахстане Кто в стране самый заядлый шопоголик? Ануар Нурпеисов: «если я не могу выбрать президента, я могу выбрать страну, в которой я хочу жить» Таджикская власть признала оппозиционеров террористами Константина Сыроежкина лишили казахстанского гражданства На выборах президента сэкономили В Алматы обсудили эко-проблемы стран Центральной Азии Что сказал Тайжан на встрече с Токаевым? Две трети машин в Казахстане старше 10 лет Тайфун «Хагибис» в Японии: 45 погибших, сотни раненых и миллионы эвакуированных Помощь малому бизнесу за год сократилась на четверть Еще одна жертва Арыси 70 процентов таджиков живут за счет денег из-за границы Премьер – президентам пример Бишимбаев вышел на свободу

Рустам Бурнашев: Казахстану нужно понимать, что Китай – партнер Казахстана, но не его союзник

Не так давно советник министра охраны окружающей среды Казахстана Айнур Куатова на коллегии министерства в Астане, ссылаясь на прогноз международных экспертов, выразила опасение того, что у основных поставщиков водных ресурсов в нашу страну Китая и Узбекистана к 2030 году резко вырастет спрос на воду. Она сообщила, что по прогнозам экспертов, к 2030 году спрос на воду в Китае с нынешних 555 миллиардов кубометров в год вырастет до 818 миллиардов кубометров. Такая тенденция может вызвать кардинальное снижение объема воды в реке Или, которая обеспечивает порядка 80% притока в озеро Балхаш. Данное заявление вызвало новый всплеск активного обсуждения общества извечной темы трансграничных рек. В этой связи exclusive.kz обратился за комментариями к директору по аналитике и консалтингу Института политических решений Рустаму Бурнашеву. «По моему мнению, тематика трансграничных рек для Казахстана является актуальной не только с точки зрения «целостности водного баланса страны», но сама по себе. Впрочем – как и для любого государства, в пределах территорий которых находятся части так называемых международных водосборных бассейнов. При этом я не могу согласиться с тем, что обсуждение данной тематики активизировалось в последнее время. Фактически весь период существования Казахстана как независимого государства вопрос трансграничных рек обсуждается достаточно активно – уже в силу географического положения страны». Эксперт заявил, что «не стал бы оценивать позицию Казахстана в переговорах с Китаем однозначно как «пассивную». Наиболее явный ответ на такие упреки, по моему мнению, говорит Р.Бурнашев, - выглядит в виде встречного вопроса – а как должна выглядеть «активная» позиция Казахстана в переговорах с Китаем? Особенно в ситуации, когда Китай находится в верхней части течения трансграничных рек, а Казахстан – в нижней. Иначе говоря, прежде всего надо ответить на технический вопрос – как? Возьмем, например, тезис «Пекину удалось провести в казахстанско-китайские двухсторонние документы по речному водоразделу пункт, согласно которому Казахстан не может противодействовать планам КНР по расширению забора воды рек Или и Иртыш». А как Казахстан может противодействовать водозабору со стороны Китая? Каков механизм такого противодействия? По моему мнению, уже сам факт того, что переговоры с Китаем по данному вопросу идут и в их ходе удается находить компромиссы, подписывать соглашения – показатель далеко не плохой». Директор по аналитике и консалтингу ИПР, говорит, что «не стал бы демонизировать Китай, особенно, если при этом акцентируется некая исключительно злонамеренная сторона его внешней политики. Современный Китай достаточно четко демонстрирует приверженность действующим нормам международного права и принципу добрососедства. Это не значит, что позиция Китая – альтруистическая. Как и любое другое государство, Китай имеет свои национальные интересы, которые он реализует, и будет стремиться реализовать. Эффективное развитие СУАР – один из таких интересов. Таким образом, Казахстану нужно не опасаться Китая, а понимать, что Китай – партнер Казахстана, но не его союзник. Более того, в международных отношениях, как указывал еще в середине XIX века Генри Темпль, нет ни вечных союзников, ни постоянных врагов, но есть постоянные интересы. Для малых государств, каким является Казахстан, наиболее действенным механизмом отстаивания своих интересов выступает поддержка имеющегося международного режима и усиление своих международных связей». «Трансграничные водные ресурсы связывают Казахстан не только с Китаем, - говорит Р. Бурнашев, - Трансграничными являются такие реки, как Урал, Тобол, Ишим и Иртыш, которые связывают Казахстан с Россией. Наверное, наиболее яркий пример – это бассейн реки Сырдарья, объединяющий между собой Таджикистан, Киргизию, Узбекистан и Казахстан. Проблемных вопросов в рамках данного бассейна не меньше, чем вопросов между Китаем и Казахстаном. Тем не менее, даже в рамках этого бассейна я не стал бы говорить об угрозах, то есть о ситуации, требующей принятия некоторых экстраординарных и неотложных мер». «Но если говорить в общем, надо четко понимать, что сделать что-то, чтобы не зависеть от соседей, Казахстан, как, впрочем, ни одно другое государство, не может. Возможно и есть какие-то исключения. Но это – уже из разряда анекдотической ситуации – «я ни от кого не завишу тогда, когда от меня ничего не зависит». Поэтому зависимость будет всегда, тем более – в вопросе трансграничных рек. И просто надо действовать и договариваться так, чтобы переводить зависимость в формат взаимозависимости», - заключил эксперт.
Оставить комментарий

Общество

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33