воскресенье, 24 января 2021
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
По всей России прошли протесты в поддержку Навального Антикоры попросили не раздувать резонанс по делу хищений в модульной больнице Алматы Эстония требует прекратить репрессии против белорусских журналистов На «КазМунайГазе» впервые из работников никто не погиб В Японии опровергли информацию об отмене Олимпийских игр в Токио Мужчина совершил самосожжение у Дома правительства в Минске За Максом Бокаевым собираются следить еще 3 года Bloomberg: Навального могут посадить на 13 лет Свыше 2 млрд долларов отстоял Казахстан в международных судах США вводит обязательный карантин для прибывающих из-за рубежа Каждый второй работающий казахстанец получает менее 350$ Япония может отменить Олимпийские игры и провести их 2032 году Казахстанская компания будет связана с аэропортом Нью-Йорка Кадыров призвал ООН и ОБСЕ выдать Ахмеда Закаева С 23 января начнется прием заявок на использование пенсионных накоплений В разных городах России проходят задержания сторонников Навального Владельцы отелей просят госпомощь В Беларуси мужчине вынесли приговор за публичное оскорбление Лукашенко Казахстан и страны Азии приняли Анкарскую декларацию Туркменистан предоставит бесплатный набор вакцин от коронавируса для иностранцев Лавров получил казахский орден В Багдаде произошел теракт Габидулла Абдрахимов стал вице-министром культуры и спорта Совладелец ресторанов «Нават» задержан в Бишкеке Россия на безвозмездной основе предоставит Кыргызстану полмиллиона доз вакцины от коронавируса

На «встречных курсах»

Проблемы, с которыми столкнулись в последние годы нефтедобывающие государства бывшего СССР, во многом схожи: снижение экспортной выручки, снижение стоимости активов, нисходящая динамика фондовых рынков, де­вальвация национальных валют. Однако, если сравнивать двух основных игроков на постсоветском пространстве – Россию и Казахстан – нельзя не за­метить два показательных отличия.

С одной стороны, в России по мере осложнения экономической ситуации бизнесмены стремятся перевоплотиться в чиновников. Примеров становится всё больше – от М.Абызова, который из успешного предпринимателя стал «министром без портфеля», ответственным за «Открытое правительство»,  до В.Груздева, из основателя одной из розничных торговых сетей превративше­гося на время в губернатора Тульской области. На уровне среднего звена эта тенденция ещё более заметна: люди, ранее попробовавшие себя в бизнесе, стремятся стать чиновниками или занять посты в руководстве государствен­ных корпораций. В Казахстане, судя по всему, начинает набирать силу об­ратный процесс: бывшие чиновники и руководители госкомпаний стремя­тся попробовать себя в частном бизнесе, и, вероятно, воспринимают его в качестве более перспективного занятия, чем госслужбу.

Последним приме­ром тому может стать переход в частный сектор К.Сатыбалды, в разные годы работавшего на руководящих постах в государственных структурах и до­бившегося даже должности секретаря партии «Нур Отан», в очередной раз только что одержавшей победу на выборах в Мажилис. Успев поработать на ключевых позициях в крупных госкомпаниях, он начал с приобретения 10% акций в «Kaspi Group» и окончательно отдал предпочт­ение частному бизнесу в инвестиционной компании Alatau Capital Invest, которую создал и контролирует.

С другой стороны, если в России сегодня стремительно идёт процесс «на­ционализации элит» и активные контакты с представителями европейских и американских финансовых групп кажутся подозрительными (тогда как участие в автаркических программах «импортозамещения» – похвальными), в Казахстане привлечение инвестиций из-за рубежа, в том числе и в страте­гические отрасли экономики, остаётся одной из приоритетных задач. Та же Alatau Capital Invest 29 февраля 2016 г. подписала в Алматы меморандум с Baring Vostok Capital Partners, предполагающий сотрудничество в области привлечения инвестиций в Казахстан.

Если говорить более понятным язы­ком, бывшие чиновники в Казахстане начинают использовать свой опыт в сфере государственного управления с тем, чтобы обеспечить западным фи­нансистам наиболее благоприятные условия для работы – иначе говоря, для того, чтобы сделать Казахстан более предсказуемым для инвесторов. В России, замечу, основным видом бизнеса близких к властям (или бывших во власти) людей остаётся «освоение» бюджетных потоков, которые правите­льство обеспечивает со всё большим трудом, повышая налоги на компании, работающие в конкурен­тной среде. Конечно, можно сказать, что и в Казах­стане не всё благополучно, если иностранцы ищут фигуры, которые бы гарантировали защиту инвестиций своей репутацией и политическим весом.

Ключевые фигуры из казахстанского списка Форбс давно ассоциированы с определенными группами влияния, формирующими экономическую и политическую повестку в стране, и поэтому бывшие бюрократы – практически идеальные кандидаты в «новые предприниматели».

Еще раз: с точки зрения сторонников абстрактной рыночной экономики, и российская, и казахстанская практика не являются идеальными. Однако я рискнул бы сказать, что среди идущих «на встречных курсах» российской и казахстанской хозяйственных моделей последняя выглядит всё же более мно­гообеща­ющей…

 

Оставить комментарий