суббота, 21 апреля 2018
Облачно +8, Облачно
USD/KZT: 326.17 EUR/KZT: 401.25 RUR/KZT: 5.31
«Арсенал» начнет «эпоху без Венгера» «Самрук-Қазына» оптимизируется вдвое Арест «Алма ТВ» Лавров гарантирует: настоящей войны не будет Не ищите Свазиленд Стоимость нефти зависит от аппетитов Qazaq Banki: все было плохо еще до нас Банк Астаны «чувствует себя комфортно» Правительства Сапара Исакова больше нет Афганский транзит Аграрный вопрос устроил сенаторов Голос Китая Жогорку Кенеш против кабинета Сапара Исакова Экономика Казахстана: рост будет умеренным Министр Сагадиев: уточним, примем и выплатим Новые санкции США обождут МВД: генерал Кудебаев чист Aluminium уверенно продолжает рост Безвизовый Хайнань Население отключили от эфира Жаров: Facebook, и вас заблокируем! Почем нынче социология? Армянская «бархатная» Алюминий «Русала» не нужен и японцам Пулитцеровская премия-2018: и здесь не без Кремля

Назначение Шукеева: трансформации вопреки

У стратегического развития Казахстана есть две очень серьезные проблемы – крайне высокая роль государства в экономике и отсутствие прогресса в сельском хозяйстве. Новое назначение Шукеева еще раз показало, что в этих направлениях никакой реальной трансформации не происходит.

Насколько реальна трансформация «Самрук-Казына»?

Первоначально программа трансформации АО ФНБ «Самрук-Казына» была утверждена в сентябре 2014. Последний раз она была подкорректирована в январе 2017. В программе в частности говорится:  

«Существующая система управления Фондом допускает участие государственных органов в принятии операционных и инвестиционных решений на уровне Фонда и портфельных компаний. Данная практика может искажать коммерческую логику принимаемых решений и противоречит практике управления, принятой в эффективных зарубежных Фондах. Сокращение объема и формализация вмешательства государственных органов в принятие операционных и инвестиционных решений Фонда и портфельных компаний является одной из основных задач программы трансформации.»

Очевидно, здесь не нужно никаких дополнительных объяснений о том, насколько важна эта задача. Ключевым моментом вмешательства государства в коммерческую деятельность государственных коммерческих компаний и холдингов является способность государственных органов назначать и снимать первых лиц госкомпаний, несмотря на их прошлый опыт и результаты работы в госкомпании.

Освобождение Умирзака Шукеева с должности главы ФНБ «Самрук-Казына» без всяких объяснений для общественности и без консультаций с Советом директоров фонда, куда входят «независимые» авторитетные зарубежные «агашки», говорит только об одном - трансформация фонда в течении более трех лет происходит только на бумаге

В реальности государство как имело подавляющее влияние на госкомпании, так и продолжает иметь. По факту все ключевые решения в ФНБ «Самрук-Казына» принимаются либо президентом, либо правительством, и эти решения могут в корне противоречить главным целям программы трансформации и стратегии развития фонда. Простой пример: как говорится в программе трансформации, она была разработана «для обеспечения необходимого повышения эффективности инвестиционной и операционной деятельности фонда». При этом в отдельной отчётности ФНБ «Самрук-Казына» за первое полугодие 2017 года указано, что из 803 млрд кредитов и срочных депозитов, размещенных в банках, 446 млрд были переданы в эти финансовые институты «в целях финансирования мероприятий, утвержденных правительством».

Спрашивается, зачем вообще фонд финансирует банки по поручению правительства? Как это согласуется с его программой трансформации и стратегией развития?

При этом, очень большая часть денег фонда на конец июня 2017 была размещена в проблемных банках, таких как БТА, RBK, Delta и Казинвестбанк. Это тоже никак не соответствует задаче «повышения эффективности инвестиционной деятельности». В целом можно сказать, что правительство использует ФНБ «Самрук-Казына» для внебюджетного финансирования своих проектов в обход парламентского контроля.

Увидим ли мы прогресс в сельском хозяйстве?   

Не ясно, почему  освободили от должности заместителя премьер-министра Республики Казахстан – министра сельского хозяйства, однако в сельском хозяйстве однозначно не видно никакого прогресса.

Мырзахметов был назначен главой Минсельхоза в мае 2016 и сразу же было объявлено, что он начнет «настоящие» реформы в сельском хозяйстве. В ноябре министерство презентовало концепцию «Государственной программы развития АПК на 2017-2021», после чего оно начало активную PR компанию по продвижению данной концепции. В конце концов программа была утверждена указом президента в феврале 2017.

Если внимательно изучить текущую программу развития АПК, то можно легко увидеть, что она ничего принципиально нового не предложила. В ней нет нормального анализа того, какие меры в прошлом предпринимало правительство для повышения конкурентоспособности агробизнеса и почему эти меры не дали результатов. В программе совсем отсутствует анализ международного опыта по эффективности различных мер государственной поддержки сельского хозяйства.

В конечном итоге вся работа по изменению агрополитики фактически свелась к увеличению и новому перераспределению государственных субсидий. Однако принципиальные недостатки программы как были, так и остались

По мнению Всемирного банка, который в начале 2017 года опубликовал свой обзор по сельскому хозяйству Казахстана, главным недостатком всех государственных программ по развитию АПК в стране, было отсутствие фокуса на развитии рыночных механизмов с целью роста конкурентоспособности, производительности, и благосостояния населения в сельском хозяйстве.

По мнению этой международной организации, главная проблема государственной стратегии развития сельского хозяйства заключается в том, что используемые в ней государственные меры не способствуют, а мешают развитию рыночных отношений в сельском хозяйстве.

С момента утверждения текущей программы не прошло и года, как «внезапно» оказалось, что у ней большие проблемы. В ноябре этого года, правительством был оперативно утвержден поэтапный план перехода от прямого субсидирования сельского хозяйства к льготному государственному кредитованию, что является принципиальным изменением программы.

Однако, если снова посмотреть анализ международного опыта и рекомендации Всемирного Банка то, можно увидеть, что данное «новшество» уже использовалось в некоторых странах и оно не улучшает ситуацию в АПК, а наоборот будет мешать развитию рыночных механизмов не только в сельском хозяйстве, а еще и в финансовом секторе. Об этом подробно в конце октября писали здесь.

Что касается назначения Умирзака Шукеева на пост министра сельского хозяйства, то уже сейчас можно сказать, что никакой «трансформации» в агрополитике не предвидится. По-настоящему глубокие реформы в сельском хозяйстве (например, так, как это предлагает Всемирный Банк) будут очень болезненными. В этом случае новый глава Минсельхоза должен заранее иметь четкий план таких сложных реформ и до своего назначения ему необходимо получить политический мандат на их исполнение.

Судя по всему, на сегодня у Шукеева нет своего плана на кардинальные реформы в сельском хозяйства. Как он сам сказал, «я не писал заявления, мне просто предложили такую должность, я согласился»

Также, в конце ноября правительство единогласно одобрило проект Стратегического развития Казахстана до 2025 и отправило его на рассмотрение и утверждение президенту. В данном документе тоже нет никаких принципиальных новшеств относительно развития сельского хозяйства.

То есть, текущим правительством уже зафиксирован план реформ до 2025. Теперь, если новый глава Минсельхоза захочет принципиально изменить программу развития АПК, то делать это нужно будет совместно со Стратегией 2025. Причем, это касается не только развития сельского хозяйства, а также снижения чрезвычайно большой роли государства в рыночной экономике и реальной «трансформации» национальных (государственных) холдингов – ФНБ «Самрук-Казына», НУХ «Байтерек» и «Казагро».  

Захар Кузменко
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33