пятница, 25 мая 2018
Ясно +20, Ясно
USD/KZT: 325.75 EUR/KZT: 382.04 RUR/KZT: 5.31
Путин не признает итоги расследования по Boeing 777-200ER Штаты расследуют коррупционную историю на газопроводе «Центральная Азия – Китай» 12 июня Трамп и Ким Чен Ын не заключат друг друга в объятия Акимат столицы не приветствует воздушные шарики Санкции вытеснили Олега Дерипаску MH17 сбил курский «Бук» Президент открыл «шлюзы» для экономически активных Казах и узбек – бизнес навек Греф: инвестор уйдет из России из-за преследований за соблюдение санкций Самые пустые тюрьмы в СНГ в Узбекистане? Астане нужны 12 российских истребителей Трамп: больше пошлин, «хороших» и разных Сенаторы ратифицировали «секретный» протокол ОДКБ Вкладчики могут лишиться 22 миллиардов пенсионных накоплений? Русский бизнес троллит «народную прислугу» Невиданная демократия Кто тормозит инновации Письмо Кулибаеву от председателя совета директоров «АЛМА ТВ» Узбекский антиполиэтиленовый пакет мер Банков станет меньше С июля пенсионеры «будут обращаться за назначением выплат в госкорпорацию» Европейский инвестиционный банк даст узбекам 400 миллионов евро Акимы больше не будут меряться качеством школьных знаний Абрамович должен доказать, что его «роман» с капиталами честный Премьер-министра огорчает суровая проза жизни

КНР разочаровано в росте за счет госинвестиций

Эндрю Шэн, Сяо Гэн

В начале второго пятилетнего срока Си Цзиньпина на посту Председателя КНР приоритетом номер один в политике страны является переход к «качественному росту». Все китайское правительство без шума, но решительно приступает к созданию новой модели роста, которая бы исправила перекосы, порожденные десятилетиями слишком  быстрого роста, такие как коррупция, загрязнение окружающей среды, растущее неравенство и другие структурные диспропорции.

Большую часть последних 40 лет Китай основное внимание уделял быстрому развитию на основе земельных ресурсов, стимулируемому местными инициативами, направленными на привлечение инвестиций в инфраструктуру, людские ресурсов и налоговые поступления. Создание особых экономических зон, индустриальных парков и зон свободной торговли способствовало такому развитию, поскольку они могли с выгодой использовать большое количество дешевой рабочей силы, мигрирующей из сельских районов.

На протяжении всего этого процесса Китай использовал рост ВВП как основной показатель успеха. Это позволило установить четко определенные цели и стимулы для местных чиновников при их конкуренции друг с другом. Но это также привело к множеству серьезных проблем – таких как ущерб для окружающей среды, неравенство, чрезмерные долги, избыточные мощности и коррупция.

Сегодня власти Китая изучают более широкий спектр возможных мер на местном и национальном уровнях, учитывающих не только рост, но и качество жизни. Замысел этого перехода был озвучен на 19-м Национальном съезде КПК в октябре прошлого года, когда Си назвал 14 областей политики, которые имеют решающее значение для развития «социализма с китайской спецификой».

Среди этих императивов было «принятие нового плана развития», который «гарантирует и улучшает уровень жизни». Этот план должен подкрепляться приверженностью «подходу, ориентированному на людей» и «гармонии между человеком и природой». Си также подчеркнул важность сильного руководства, в частности «обеспечение руководящей роли партии во всей работе», «обеспечение верховенства закона во всех аспектах управления» и «осуществление полного и строгого контроля за партией».

Мотивация этих изменений в развитии Китая – ни для кого не тайна. Китай – вторая по величине экономика мира и обеспечивает почти половину мирового экономического роста. В настоящее время он в значительной степени догнал передовые страны в отношении инфраструктуры, торговли, инвестиций и индустриализации. Продолжение укрепления его позиций на мировой арене сейчас зависит от того, сможет ли он соблюдать и даже превосходить мировые стандарты в самых разных областях, от устойчивого развития до качества управления.

Конечно, решение проблем, с которыми сталкивается сегодня Китай, потребует множества проб и ошибок – наподобие тех, благодаря которым страна развивалась в прошлом, – не говоря уже о примирении с некоторыми экономическими потерями. Например, упадок индустриальных областей на северо-востоке Китая и подъем современных, конкурентоспособных на мировом рынке производственных кластеров в дельтах рек Жемчужная и Янцзы в юго-восточной части страны – это две стороны одной медали. Рыночная конкуренция в Китае привела к появлению как победителей, так и проигравших, и сейчас победители с юго-востока отбирают предпринимателей, специалистов и другие ресурсы у проигравших с северо-востока.

Управление трансформацией региональных экономик Китая при сохранении социальной стабильности потребует тщательного баланса между старой стратегией роста, которая  в значительной степени полагалась на государственные предприятия и государственные инвестиции, и новой, в большей степени ориентированной на человеческий капитал. В этом процессе Китаю необходимо будет учитывать местные факторы, такие как тенденции в области народонаселения, природные ресурсы и привлекательность регионов для китайских туристов со средним доходом.

Это перебалансирование потребует помощи центрального правительства для облегчения бремени задолженности, возникшей в результате банкротства проектов в проигрывающих регионах, как это было в 1990-х годах, когда оно списало потери, понесенные государственными предприятиями во время азиатского финансового кризиса. Это не означает, что Китай должен спасать устаревшие местные отрасли. Скорее, это означает  возможность дать  местным жителям запускать инновационные стартапы, в то же время инвестируя в проекты, дающие новые возможности для получения дохода.

Китай, помимо структурных корректировок со стороны предложения, должен сделать так, чтобы его новая стратегия роста учитывала проблемы «последней мили» на стороне спроса, связанные с городским и человеческим развитием, в том числе пробки на дорогах, узкие места в инфраструктуре, нехватку жилья, слаборазвитые услуги по утилизации отходов, а также неудовлетворительное образование и здравоохранение. При нынешнем положении дел решение этих проблем микроуровня, имеющих решающее значение для благосостояния людей, – одно из самых слабых мест в сложных макроэкономических и социальных планах Китая.

В Китае есть все физические, финансовые и социальные ресурсы, необходимые для устранения этих проблем, которые на самом деле представляют собой крупные инвестиционные возможности как для государственного, так и для частного секторов. Но для достижения успеха любая стратегия должна давать возможность принимать решения на местном уровне, включая проектирование и реализацию.

В любом случае, лидеры Китая продемонстрировали готовность и способность более широко смотреть на вещи, соглашаясь с более низкими темпами роста ВВП, если они приводят к более сбалансированной модели развития страны и улучшению качества жизни. Реализовать план «развития, ориентированного на людей», который Си обнародовал в октябре прошлого года, будет нелегко. Но Китай находится на правильном пути.

Эндрю Шэн ‑ заслуженный научный сотрудник Глобального института Азии при Гонконгском университете и член Консультативного совета ЮНЕП по устойчивому финансированию. Сяо Гэн ‑ президент Гонконгского института международных финансов и профессор Гонконгского университета.

Copyright: Project Syndicate, 2018.
www.project-syndicate.org

Эндрю Шэн, Сяо Гэн
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33