четверг, 21 июня 2018
,
USD/KZT: 341.08 EUR/KZT: 394.46 RUR/KZT: 5.37
Имитации демократии не бывать Юань ослабят из-за агрессивной политики Трампа Шенген подорожает Канадский план в законе Берлин и Париж за Совбез ЕС США – на выход, Россия – на вход Ташкент помирит Кабул и талибов Сезон «девальвации» тенге Депутату – депутатово... Американские сенаторы топят ZTE Gallup замерил уровень поддержки Трампа ТЭЦ, которая всех объединяет Высокие американо-китайские отношения Таджикам будут выдавать кредиты в юанях? Стандарты «7-20-25» утверждены Нацбанком Осторожно, геймеры! «Самрук-Қазына» и «Атамекен» берутся за импорт Евросоюз опять пролонгировал санкции против России, но у казахов все хорошо Карикатура на Поклонскую – дело архиопасное Правительство подсчитывает будущую прибыль от разгосударствления Нуворишам снова не беспокоиться! Суровому Эрдогану нужно попасть в Антарктику Казахстан темир жолы о резонансном крушении Трамп нашел «врагов народа» Акорда определила ректора консерватории имени Курмангазы

Яблоко раздора между Китаем и Индией

   Излюбленное место отдыха – Мальдийские острова – перестали быть безопасными. Страну сотрясают политические кризисы, красивейшие курорты пустеют, а недавно Китай тайно приобрёл 17 островов у обременённых тяжёлыми долгами Мальдив для инвестиционных целей.

Мальдивская республика, красивая страна в Индийском океане, состоящая из тысячи с лишним коралловых островов, знаменита на весь мир как тихое и очень дорогое туристическое направление. Но сейчас она взбудоражена столь серьёзным политическим кризисом, что международные консультанты советуют воздерживаться от поездок на Мальдивы.

Верховенство закона на Мальдивах неуклонно ослабевало, с тех пор как в 2013 году к власти пришёл президент Абдулла Ямин. Но ситуация резко обострилась в начале февраля, когда Ямин отказался выполнить единогласное решение Верховного суда, аннулировавшего сфабрикованные Ямином обвинения в терроризме девяти оппозиционеров, в том числе бывшего президента страны Мохамеда Нашида, находящегося в изгнании. Вместо освобождения заключённых, чьи приговоры были отменены, Ямин ввёл военное положение и арестовал двух из пяти судей Верховного суда, в том числе его председателя.

Разумеется, авторитаризм не является чем-то новым для Мальдивской республики. Более того, Нашид был единственным демократически избранным и не авторитарным президентом этой страны с момента обретения ею независимости от Британии в 1965 году. Он правил лишь чуть более трёх лет, пока в 2012 год ему не пришлось уйти в отставку под дулами автоматов.

Впрочем, мрачная политическая ситуация на Мальдивах имеет серьёзные, далекоидущие последствия, в том числе и потому, что она тесно переплетена с радикальным исламом. В день, когда был свергнут Нашид, исламисты ворвались в главный музей страны, разбивая бесценные буддистские и индуистские статуи и стирая любые свидетельства доисламских корней страны. В пересчёте на душу населения Мальдивы отправили наибольшее количество иностранных наёмников на поддержку террористических группировок в Сирии и Ираке.

Кроме того, Мальдивы находятся на пересечении ключевых морских путей в Индийском океане, что делает эту страну крайне важной для безопасности региона. По этим причинам ухудшение политической ситуации в стране всё сильнее привлекает международное внимание. Демократические державы – от США до Индии – призывают ООН вмешаться в данный кризис, в то время как Китай, стремящийся к продвижению собственных интересов в Индийском океане, защищает коррумпированного Ямина.

Расширение связей между Китаем и Мальдивами представляет собой значительный сдвиг по сравнению с положением в прошлом, когда Индия была главным региональным партнёром этой страны. Основная масса жителей Мальдив имеют индийские и шриланкийские корни, они поддерживают тесные культурные и экономические связи с Индией и Шри-Ланкой, а их страна традиционно рассматривалась как часть индийской сферы влияния.

Однако в последние годы Китай стал ослаблять влияние Индии на Мальдивах в рамках своей программы по строительству «жемчужного ожерелья». Это серия военных и экономических проектов, предназначенных для распространения китайского влияния на Индийский океан. Недавно Китай получил в аренду на 99 лет шриланкийский порт Хамбантота,  и точно так же, по данным Нашида, он тайно приобрёл 17 островов у обременённых тяжёлыми долгами Мальдив для инвестиционных целей.

Впрочем, выдавая свои стратегические цели, Китай уже отправил с дружеским визитом на Мальдивы военные корабли. Если Китай, усиливающий военное давление на Индию вдоль гималайской границы, превратит один из Мальдивских островов в свою военно-морскую базу, он фактически откроет морской фронт в борьбе против Индии. Это будет важная веха в китайской политике стратегического окружения соседнего государства.

Мальдивский кризис, тем самым, является ключевым моментом для Индии. Проведёт ли Индия военную интервенцию, о которой её просят Нашид и другие мальдивские оппозиционеры, или же она позволит Ямину и дальше помогать Китаю в реализации его стратегических задач в регионе?

В истории есть прецедент военной интервенции Индии на Мальдивские острова. В 1988 году Индия подавила попытку переворота против авторитарного режима Момуна Абдул Гаюма, организованного мальдивскими бизнесменами при поддержке вооружённых наёмников, главным образом тамильских сепаратистов из Шри-Ланки. Благодаря быстрым действиям индийской армии, Гаюм сумел сохранить власть ещё на два десятилетия.

Тем не менее, когда в 2012 году первый и единственный демократически избранный президент страны умолял Индию спасти его от исламистских сил, осаждавших здание его администрации, Индия от него отвернулась. Правительство Индии считало себя преданным из-за бурного развития отношений между Нашидом и Китаем. Нашид не просто заключил с Китаем первые инфраструктурные контракты; буквально за три месяца до своего падения он торжественно открыл в столице страны Мале новое здание посольства Китая, причём в тот же самый день, когда занимавший тогда пост премьер-министра Индии Манмохан Сингх прибыли на Мальдивы для участия в региональном саммите.

Сегодня вариант интервенции Индии выглядит рискованным, и не в последнюю очередь потому, что легитимные органы власти Мальдив не приглашают Индию прислать свои войска. Индийские десантники могли бы установить полный контроль над Мале в течение нескольких часов. Но каким может быть эндшпиль? На фоне роста исламистского влияния и изменчивой политической лояльности горстки могущественных семей, доминирующих в экономике и политике Мальдив, будет невероятно трудно найти надёжных союзников, которые были бы преданы делу защиты демократических свобод, а уж тем более способны их защищать.

Кроме того, даже если Ямин будет свергнут, а в стране пройдут демократические выборы, представляется маловероятным, что это поможет ограничить влияние Китая. Как показывает опыт Бангладеш, Мьянмы, Непала и Шри-Ланки, Китай дипломатически обыгрывает Индию, даже когда имеет дело с демократически избранными правительствами. Более того, он уже сделал это на Мальдивах при Нашиде. Размер долга Мальдивской республики будет и дальше нарастать, поэтому, каким бы ни было её руководство, у Китая сохранится излюбленный рычаг влияния.

Индия, с её географической близостью и историческими связями с Мальдивами, может выглядеть страной, у которой здесь сильные позиции. Но она многое потеряет, если усугубит уже и так нестабильную политическую ситуацию на своих морских задворках, начав военную интервенцию.

Лучший вариант для Индии – убедительно пригрозив военными действиями, одновременно ввести вместе с другими демократическими державами экономические санкции, которые подорвут поддержку Ямина мальдивской элитой. Многие представители этой элиты владеют роскошными курортами, где сейчас слишком много пустых номеров. Если привлечь их на свою сторону, международное сообщество, возможно, сумеет гарантировать справедливость и инклюзивность президентских выборов, которые должны состояться в этом году, – а также участие в них наблюдателей ООН. Это единственный способ покончить с данным кризисом и восстановить мир на райских островах в Индийском океане.

 

Брахма Челлани – профессор стратегических исследований в Центре политических исследований в Нью-Дели, научный сотрудник Академии Роберта Боша в Берлине, автор девяти книг, в том числе «Азиатский джаггернаут», «Вода: Новое поле боя в Азии»«Вода, война и мир: Как справиться с глобальным водным кризисом».

 

Copyright: Project Syndicate, 2018. www.project-syndicate.org

Брахма Челлани
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33