суббота, 21 июля 2018
Небольшая Облачность +32, Небольшая Облачность
USD/KZT: 346.68 EUR/KZT: 404.02 RUR/KZT: 5.47
Тимур Бекмамбетов попытается воплотить идею Дениса Тена Ибн Рахмон и его Рахмонистан 24+8: экс-президенту Кореи «индексировали» срок Мирзиеев явил миру «Узатом» Путин предложил Трампу Донбасский референдум Ленты об убийстве Дениса Тена Президент сообщил людям, что их благосостояние «в целом, хорошее» Задержан градоначальник Бишкека Теперь и «за вмешательство в выборы» Не слишком скромные узбекские свадьбы штрафуют за размах на дорогах Путин «назначил» звание – заслуженный журналист Мадьяры вышли из соглашения ООН по миграции Google штрафанут на €4,3 миллиарда за махинации Катар считает стадионы для чемпионата мира по футболу В узбекские школы придет «корпоративное» руководство Нацбанк оштрафовал БВУ почти на 18 миллионов тенге Президент США думает, что его встреча с российским лидером – почти триумф Таджики тоже объявят поэтапную войну пакетам Казахстанский уран, возможно, попадет под пошлины Главный фондовый воротила не скупится на благотворительность Плановые приватизация и доприватизация «Исторический» саммит прикаспийских лидеров пройдет 12 августа Президент в кадре: «Требую не допускать безобразия!» Крылатый Rolls Royce Привыкаем к «заскокам» тенге

Центральная Азия: между Россией и Китаем

Центральная Азия на сегодняшний день пока является недоинтегрированным регионом, государства которого не смогли выработать эффективные механизмы сотрудничества и регионального диалога в течение многих лет. Получится ли в этот раз?

В начале 1990-х годов новые независимые республики Центральной Азии столкнулись с серьезными проблемами безопасности, такими как отсутствие опыта, проведение демаркации и делимитации границ, сложная экономическая обстановка, угроза этнических конфликтов. Кроме того, этот период ознаменовался появлением таких угроз, как гражданская война в Таджикистане, стремительное ухудшение ситуации в Афганистане и попытки радикальных исламистов обрести большее влияние на происходящие процессы.

Вместе с тем, данный период являлся благоприятным для интеграционных процессов в регионе. Ведь экономики центральноазиатских республик были сформированы в рамках общей советской системы, страны обладали достаточным уровнем взаимозависимости. Кроме того, геополитическая ситуация в регионе была благоприятной для сближения, так как ни Россия, ни Китай, ни США еще не были активно вовлечены в региональные процессы, а опыт Европы демонстрировал в основном положительные преимущества интеграции.

По мнению большинства экспертов, процесс региональной интеграции охватывает период с 1994 по 2005 годы. В течение этих одиннадцати лет страны попытались запустить различные механизмы, такие как Центрально-Азиатский Союз (ЦАС) с 1994 по 1998 годы, Центрально-Азиатское Экономическое Сообщество (ЦАЭС) с 1998 по 2001 годы, Организация Центрально-Азиатское Сотрудничество (ОЦАС) с 2002 по 2005 годы.

Эти структуры на деле не достигли своих целей, таких как создание зоны свободной торговли, таможенного, валютного и платежного союзов. Амбициозные намерения не имели под собой устойчивой основы. У намечавшейся интеграционной конструкции отсутствовал фундамент. Быть может, есть предпосылки для создания такого фундамента сейчас?

Об этом говорили в ходе дискуссии на заседании экспертного клуба «Мир Евразии».

Эксперты заметили, что в марте в Астане состоялась рабочая консультативная встреча глав государств региона. В подобном формате лидеры стран не контактировали около 10 лет.

Поэтому 2018 год эксперты называют поворотным в области активизации регионального сотрудничества стран Центральной Азии. Анализ ряда экспертных мнений свидетельствует, что актуализация региональной повестки связана с инициативами второго президента Узбекистана Шавката Мирзиеева.

Хотя можно оценить ситуацию с другой стороны. Не является ли повышенный интерес к внутрирегиональному сотрудничеству некоей реинкарнацией очередной идеи о создании Центрально-Азиатского Союза, которая была озвучена в Казахстане в 2007 году?

«С одной стороны, Центральная Азия является молодым регионом, а интерес к нему в силу его ресурсной и стратегической привлекательности проявляют многие ведущие страны мира, - сказал политолог Эдуард Полетаев. - В частности, это определяется межконтинентальной значимостью региона для торговых и других связей между странами Европы, Ближнего Востока и Азии. Кроме того, здесь наблюдается рост культурно-гуманитарного сотрудничества. Это дает предпосылки к разговору о том, что межстрановое взаимодействие способно стать одним из приоритетов политической, экономической и социальной сфер жизни центральноазиатских государств».

Но насколько демонстрируемые инициативы по сближению являются долговременными? Не может ли случиться так, что скоро о них позабудут?

«Я считаю, что фундаментальный фактор Центральной Азии, как полноценного региона присутствует. Во-первых, есть географическая близость, общие границы. Это уже влияет на многое, - сказал в своем выступлении директор Центра китайских исследований CHINA ENTER Адиль Каукенов. - Я понимаю, что также есть общие границы, скажем, у Индии и Пакистана или у России и Украины. Но, тем не менее, реален и другой взгляд на общие границы, воплотившийся в результаты – Европейский Союз, АСЕАН. Общность проблем, целей и задач – это очень важно».

И в чем же эта общность целей заключается? Дальнейший ход рассуждений Каукенова был довольно неожиданным.

«В ближайшее время никакой глубокой интеграции странам не светит, - сказал он. - Весь вопрос заключается в индивидуализме национальных элит, которые не готовы делегировать властные полномочия. Недоверие между странами Центральной Азии еще остается, и оно порой сметает выгодные экономические предпосылки. Кыргызстан, например, все еще опасается Узбекистана. А в прошлом году Бишкек перед недавними выборами президента страны чуть было не «назначил» Казахстан виновником некоторых своих бед».

Созвучно этому мнению было выступление директора института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-Немецком университете Болата Султанова.

«Мы находимся на различных позициях к главным региональным вопросам. Например, к вопросу водно-энергетических ресурсов. Есть два государства, которые контролируют воду, и три - которые зависят от воды. И водный вопрос не будет решен, пока не будет общей программы. А она возможна только при наличии взаимных компромиссов. Но в условиях ухудшения экономической ситуации политическая элита на компромиссы идти не будет», - уверен он.

То есть, если следовать логике экспертов, то причиной отсутствия у нас активного интеграционного процесса является нежелание элит этот процесс осуществлять? А как же тогда мартовская встреча глав государств в Астане? Тем не менее, сам факт этой встречи Владимир Павленко, PR-Консультант Казахстанской коммуникативной ассоциации призвал оценивать «со сдержанным оптимизмом».

«После многих лет затянувшейся паузы поднимались старые и очень непростые вопросы. Вода, региональная безопасность, - сказал он. - И очень интересно было наблюдать, когда президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил отделять прагматическое решение водных проблем в Центральной Азии от политики. Для этого выработать определенный механизм и придерживаться этого правила при разрешении спорных вопросов между странами региона по водной проблеме. И все участники встречи согласились с этим предложением».

Впрочем, как отметил Павленко, принимая во внимание сложность и многослойность проблемы водных ресурсов в регионе, возможен и другой вариант, при котором рациональные предложения останутся просто фразами, которые повторили СМИ, и они скоро забудутся.

«Если же говорить о сценариях развития процессов в Центральной Азии, то мы фактически говорим о двух: центростремительных, и центробежных, - считает политолог, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов. - Пока мы наблюдали разобщенность в регионе. И, скорее всего, сохранение статус-кво закрепит такое положение дел. Чтобы сломить тенденцию, надо менять сложившуюся в регионе практику. Возникают вопросы касательно того, готовы ли страны и их лидеры к переменам?»

По мнению Каражанова, пока рано говорить об центростремительных процессах в Центральной Азии. За неимением лучшего оптимальным вариантом остается именно  сохранение статус-кво. В этом случае события и протекающие процессы в регионе будут носить малопредсказуемый характер.

Но, вместе с этим, есть еще несколько сценариев развития ситуации в Центральной Азии. Это, прежде всего фактор растущего Китая. Власти КНР анонсировали политику «Один пояс - один путь», что само по себе является знаковым событием. В этом случае регион рассчитывает на китайские инвестиции, углубление сотрудничества с ним, усиление транзитного потенциала Центральной Азии. В общем и целом, движение по реализации данного проекта уже наблюдается в регионе.

Но усиление Китая несет в себе опасности, связанные с протекающими в этой стране процессами. К примеру, последние события показали, что экономика КНР несовершенна и уязвима перед мировым кризисом, к тому же у Китая есть торговые споры с США.

Другим государством, которое претендует на статус политического и экономического полюса в Центральной Азии, выступает Россия. Однако, она сегодня находится под давлением внешних санкций, которые в свою очередь могут стать сдерживающим фактором в деле сотрудничества со странами Центральной Азии.

«Есть и еще один сценарий развития событий для региона, это проект с условным названием «от Владивостока до Лиссабона». Его еще часто называют «Большой Евразией». В отличие от предыдущих вариантов, он не включает в себя «полюсов влияния», он не однополярный и не моновекторный. Условием для его реализации выступает заинтересованность евразийских стран и равноправное сотрудничество. И самое интересное, что центральноазиатским странам ничего не надо будет предпринимать, так как все сделают за них другие», - уверен Каражанов.

Так или иначе, но эксперты в целом сходятся на том, что говорить сегодня об интеграции стран Центральной Азии пока рано, разве что сотрудничестве, и то не во всех областях. Нужно работать над общими знаменателями, поскольку слишком уж разными стали государства за истекшие десятилетия, несмотря на культурную и историческую общность.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33