понедельник, 21 мая 2018
Облачно +20, Облачно
USD/KZT: 328.31 EUR/KZT: 386.62 RUR/KZT: 5.27
Британия конфискует активы путинских клептократов? Стройка газопровода «Сарыарка» стартует в праздничном июле ООН требует, чтобы Рахмон освободил оппонента «Антифашист» Мадуро вновь наследник Боливара и Чавеса Чехи не видят в Кремле угрозу НАТО Осень покажет, где и за сколько построят новый НПЗ ЕС поможет бизнесу, работающему с Ираном Киев отзывает своих представителей из СНГ Европа не будет соблюдать иранские санкции Трампа Санкции Белого дома против Кремля ударят по ВВП Всемирный банк кредитует Узбекистан почти на $1 миллиард Total ждет $100 за баррель уже в этом году Мадуро как вождь и учитель демократии Кыргызских экс-президентов хотят лишить неприкосновенности Ким Чен Ына минует судьба Каддафи Четверть акций «Казатомпрома» продадут Бурно богатеют «брендовые» миллиардеры из Франции ООН: через 32 года будет чуть больше 130 миллионов россиян От Qazkom что-то останется Brent почти дорос до $80 за баррель Санкции на всякий случай «Казахтелеком»$ Kcell: сделка еще оформляется Сенатский Комитет по разведке одобрил главную ЦРУшницу ЕАЭС и Иран: временно вместе Назарбаев снова за общие криптовалютные правила игры

Лейбористы в ловушке расизма

Когда правые начинают обвинять левых в антисемитизме, происходит явно нечто очень странное. Дело в том, что исторически ненависть к евреям была патологией, свойственной крайне правым. Однако сейчас в Британии консервативные политики и правые газеты, например, Daily Telegraph, глубоко возмущены предполагаемым антисемитизмом некоторых депутатов парламента от Лейбористской партии. Консерваторы и сами не чужды ксенофобии, причём особенно, когда речь заходит о мусульманах или даже о европейских народах. Однако, у их лицемерия есть причина, которая определяется исключительно отношением к Израилю.

Антисемитизм левых – это зачастую вариация излишнего рвения в осуждении израильской политики по отношению к палестинцам. Когда критики израильского правительства начинают говорить о «сионистах», а не израильтянах, вы можете быть вполне уверены в том, что имеете дело с такими фанатиками. Таков пример бывшего мэра Лондона Кена Ливингстона. Его утверждения, что Гитлер был своеобразным прото-сионистом, – это не столько неудачная попытка сделать провокационный исторический вывод, сколько преднамеренная попытка дискредитации самого существования Израиля.

Если лидер Лейбористской партии Джереми Корбин, ревностный антисионист, не видит ничего плохого в появлении в Лондоне стены, на которой нарисованы злобные, горбоносые плутократы, играющие в «Монополию» на обнажённых спинах страдающих трудящихся, тогда мы можем извинить тех, кто пытается связать похвалы Корбина в адрес «Хамаса» с прежними формами антисемитизма.

Возможно, это несправедливо. Возможно, Корбин просто сглупил. Однако нет сомнений в том, что рьяный антикапитализм иногда приводит к антисемитизму у левых. Так было в конце XIX века во Франции, когда Жорж Сорель и революционные синдикалисты смотрели на евреев точно так же, как автор рисунка на лондонской стене. И до сих пор так считают те, кто видит сегодня в Джордже Соросе самого главного врага-злодея трудящихся масс.

Говоря о левых, надо делать различие. В США любого демократа, который уверен, что правительство должно помогать неимущим, обычно называют леваком. Но в Европе и других регионах мира мало что сохранилось от классовой идеологии, которая когда-то ассоциировалась с социализмом. Больше нет существенной разницы между умеренными социал-демократами и традиционными консерваторами. Корбин и Ливингстон представляют секту жёстких левых, которыми движет в основном свирепая враждебность к тому, что они называют западным империализмом (или «неоколониализмом») и расизмом по отношению к небелым людям.

Две страны, которые наиболее явно олицетворяют собой зло неоколониализма и расизма в глазах сектантствующих левых, – это Израиль и США. Более того, из-за упорной поддержки Америкой Израиля, причём особенно сейчас, когда президент Дональд Трамп предоставил правительству Биньямина Нетаньяху возможность делать всё, что оно только пожелает, израильский гнёт над палестинцами стал восприниматься как совместный американо-израильский проект. Вашингтон и Иерусалим считаются двумя столицами сионизма. (А кто-то может включить в этот список ещё и Нью-Йорк с Голливудом из-за «еврейских денег»).

Есть масса причин для критики израильской политики и правительства США, которое её слепо поддерживает. Не секрет, что многие израильтяне, включая видных членов кабинета Нетаньяху, придерживаются таких взглядов на арабов, которые справедливо можно назвать расистскими. (Впрочем, судя по его недавним заявлениям о Холокосте, то же самое можно сказать и о Махмуде Аббасе, лидере ООП). А отношение Трампа к небелому населению тоже трудно назвать дружественным.

Но одно дело критиковать, и совсем другое – считать США и Израиль двумя самыми зловещими угрозами человечеству. Сионизм и американский империализм выглядят в глазах некоторых левых фанатиков настолько отталкивающими, что их явные враги становятся друзьями левых. Именно поэтому некоторые левые с удовольствием прощают президенту России Владимиру Путину его действия и даже воспринимают его пропаганду за чистую монету.

Ливингстон и другие, возможно, не понимают, насколько близки их представления об американо-сионистском зле к антисемитским рассуждениям крайне правых в начале XX века. США и – до определённой степени – Британия тогда тоже ассоциировались с «еврейскими деньгами». Люди тоже тогда считали, что «еврейская власть» исходит из Вашингтона и Нью-Йорка. А имя Ротшильда использовалось так же, как имя Сороса сегодня.

Руководство Лейбористской партией левыми сектантами – это новый феномен. Корбин всегда был маргинальной, эксцентричной фигурой, а его имя редко можно было услышать за пределами его собственного избирательного округа в северном Лондоне. Его восхождение на пост лидера партии казалось такой же нелепостью, как и захват Трампом Республиканской партии. Тем не менее, во всём этом есть определённый идеологический смысл.

Лейбористская партия, как и левые партии в других странах, когда-то представляла интересы тех, кого называли рабочим классом. Она поддерживала сильные профсоюзы и выступала за сохранение в государственной собственности ключевых национальных институтов, например, железных дорог и почты. Национализированное здравоохранение и государственное образование были их первоочередной заботой. Многие левые были при этом интернационалистами. В первые десятилетия существования Израиля, когда левые были у власти в этой стране, большинство лейбористов симпатизировали сионизму.

Ситуация начала меняться в 1960-х и 1970-х годах. И дело не только в том, что Израиль стал страной-оккупантом, правящей на палестинских территориях, которые были захвачены в ходе двух войн, но и в том, что левая идеология на Западе стала смещаться от классовых вопросов к борьбе с империализмом и расизмом. Многие левые идентифицировали себя как борцов с расизмом, поэтому они никаким образом не могли считать себя антисемитами, вне зависимости от того, насколько рьяно они выступали против «сионистов». Более того, их отношение к сионизму подтверждало их идентичность борцов с расизмом.

Тем временем, параллельные перемены происходили на правом фланге – в Израиле, Европе и США. По мере того как израильское правительство становилось всё более воинственно-националистическим, ксенофобы и шовинисты на Западе превращались в активных сторонников Израиля. Именно поэтому британские тори, которые когда-то придерживались далеко не самого дружественного мнения о еврейском народе, могут сейчас с чистой совестью осуждать политиков-лейбористов как антисемитов. Дело в том, что они любят Израиль, возможно, даже слишком.

 

Иэн Бурума – редактор журнала «The New York Review of Books», автор книги «Нулевой год: История 1945 года».

Copyright: Project Syndicate, 2018. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33