понедельник, 10 декабря 2018
Туман -3, Туман
USD/KZT: 370.49 EUR/KZT: 421.06 RUR/KZT: 5.54
ОАС: один аким сказал Больше полицейских – хороших и разных «Читки.» в лаконичной форме YouTube-2018 в мире и в стране В Алматы состоялся международный форум по культурной политике и управлению в ЦА Британцы, может быть, покажут нам лица Стати Едросы реанимируют призраки прошлого Трамп обнаружил в парижских беспорядках свою правоту У Аркадага все растет, невзирая на системный кризис Domestos за высокие стандарты чистоты SpaceX – всем пример Ответ Астаны Джеймсу Джеффри Официальный Киев подает иск в Международный суд ООН Кыргызский лидер за ЕАЭС без границ и с единой валютой Чем старше, тех хуже видишь «светлое будущее» в России Перспективы Алматы «Грузинская мечта» – президент Саломе Зурабишвили Трамп отменит встречу с Путиным в Буэнос-Айресе? США обвиняют интергруппу россиян и казахстанцев в мошенничестве О чем говорил президент на Гражданском форуме Чем Лукашенко хочет расширить повестку ЕАЭС Украинцы выберут президента 31 марта будущего года Семья акима Алматы и АParking – не одно и то же Джека Ма просят считать коммунистом Мухтара Аблязова заочно осудили на всю жизнь

Центральной Азии нужны общие цели

Посол по особым поручениям, политический советник МИД Сингапура Б.Каусикан считает, что для экспертного диалога нужно участие бизнес-сообщества, а не представителей государства. Поскольку «это усложнит процесс».

-Как Вы оцениваете те интеграционные процессы, которые сейчас начались в Центральной Азии?

-Они очень важные, но находятся в весьма ранней стадии. В этой связи вам надо будет больше поработать над общими целями  вашего региона. Пока все коммуникации происходят в двухстороннем режиме, но стоит попробовать более интенсивно развивать межрегиональные связи. И в этом контексте самым главным является коллективная выработка ваших целей и задач. Хотя, видимо, в обозримой перспективе двустороннние отношения будут превалировать – слишком большая разница в темпах и этапах развития.

-Я согласна с вами, но как раз проблема в выработке этих единых общерегиональных подходов. Скажите, пожалуйста, как этот процесс складывался у вас? Всегда сложнее всего дружить, именно тем странам, которые находятся рядом. Но тем не менее, Юго-Восточная Азия сегодня воспринимается как большой, единый и очень перспективный рынок.

-Текущие проблемы вашего региона можно разделить на две группы. Первая группа относится к проблеме самоидентификации Центральной Азии. Вы должны начать с консолидации ваших позиций. Я понимаю, что среди шести стран Центральной Азии некоторые страны не охотно идут на такой шаг, но альтернативы нет. Второе – нужно суметь убедить ваших двух больших соседей, что региональная консолидация Центральной Азии не угрожает их интересам! Наоборот, служит им во благо.  

Касаясь второго блока проблем, я бы хотел отметить, что интерес среди 10 стран АСЕАН к Центральной Азии совершенно разный. К примеру, Вьетнам уже является партнером в зоне свободной торговли ЕАЭС, а Сингапур в настоящее время ведет переговоры, чтобы стать участником этого договора. Другие страны пока такого интереса не проявляют, что связано, скорее всего, с недостатотком информации. Сейчас одной из задач является информирование  стран АСЕАН о Центральной Азии.

-Абсолюно согласна, что хотя бы информационная дистанция должна быть сокращена, поскольку географически мы все же живем на азиатском континенте.  Помню очень активные попытки экспертного диалога между нашими регионами в 90-х, но потом началось то ли взимное разочарование, то ли не случилось быстрых побед, и этот диалог практически сошел на нет. Любой процесс начинается с экспертного диалога. Как вы думаете, на каких платформах мы  могли бы возобновиться эти дискуссии?

-Я помню, что сразу после получения вашей независимости в 1991 году ваш президент Нурсултан Абишевич инициировал созыв «Совещания по мерам доверия и безопасности в Азии» (СВМДА). Мы участвовали в нескольких встречах, но в 90-х годах каждый занялся  своими внутренними проблемами и мы разошлись в разные стороны. Как вы знаете, в начале 90-х г. ситуация в Центральной Азии была не очень стабильна. Сейчас все более-менее предсказуемо.  У нас, конечно, ситуация в Сингапуре, намного лучше, но тоже есть свои сложности. Поэтому, одной из таких площадок может быть СВМДА. Я думаю, что сейчас хорошее время придать этой инициативе второе дыхание. Эта версия вторая может быть основана на связях между экспертами, между аналитическими центрами. Вы можете  включить в этот диалог Японию, Корею, Китай, Индию. Индия очень важна для Центральной Азии. Не забудьте включить также Россию. Одним из важных элементов этих процессов должно стать формирование доверия между участниками диалога. И, как вы раннее сказали, мы должны сократить ментальную дистанцию между людьми. Главное, не ставить очень амбициозные цели.  Не надо говорить, что мы хотим принять некую декларацию, потому что мы все время потратим на выработку правильных фраз, подбора правильных слов, вместо обмена словами. Еще раз говорю, формирование доверия, формирование знания о друг друге позволит нам найти какие-то решения уже в практической плоскости. То есть я опять говорю о связях между аналитическими центрами, между исследовательскими институтами. Не следует всех сразу же приглашать. Можно отобрать несколько исследовательских центров в Казахстане, в Сингапуре, во Вьетнаме, может еще в нескольких странах, их объединить, начать работу, другие уже присоединятся по ходу развития этого диалога. У меня есть успешный опыт налаживания такого диалога между Азией и Латинской Америкой. Именно тогда я убедился в том, что вместо амбициозных целей нужно для начала просто научиться друг друга понимать.

-Я согласна с вами, что это не должны быть амбициозные цели. Но какие? Я была участницей десятков подобных конференций. Каков должен быть  результат этих встреч?

-В первую очередь, пора осмыслить отношения Центральной Азии и АСЕАН. Одним из полезных направлений сотрудничества я вижу все-таки торгово-экономические отношения. То есть мы можем на экспертном уровне определить и выявить какие турдности и барьеры стоят на пути торгово-экономических отношений, выработать рекомендации, как можно их обойти или минимизировать. Одним из механизмов минимизации, предметом изучения может стать китайская  инициатива «Один пояс – один путь». Как эта инициатива может связать и объединить два региона? Как можно получить  выгоду и, в то же время, минимизировать риски? Я думаю, такое исследование не потребует большого бюджета, это может быть выполненно на уровне содрудничества двух или нескольких аналитических центров. Не надо, еще раз повторюсь, приглашать аналитические центры со всех 10 стран, надо пригласить тех, кто готов участвовать в этой работе.

- Когда мы думали о том, почему экспертный диалог почти сошел на нет, то пришли к выводу о том, что,  помимо объективных причин, правда в том, экспертные заключения и рекомендации не воспринимались нашим правительством, нашим бизнесом. Скажите пожалуйста, как здесь выстроена модель взаимоотношений меджу аналитическим сообществом, правительством и бизнесом?

- В Сингапуре все аналитические институты и центры финансируются за счет госбюджета, но в то же время они совершенно независимы в своей исследовательской работе. К примеру, я возглавляю Институт Ближнего Востока, к нам поступают заказы от правительства, мы готовим на платной основе доклады. В других странах Юго-восточной Азии другие модели. Мне кажется, что для эффективности работы экспертов необходимо приглашать в первую очередь представителей бизнес-сообщества, а не государства, поскольку это усложнит процесс. Одним из важных моментов является приглашение молодого поколения экспертов.  Как правило, эти молодые люди не имеют опыта работы в правительстве, многие из них имеют свой небольшой бизнес,  кто-то представляет академические круги. Но я заметил, что их ход мыслей абсолютно другой. То, как мыслит старое поколение, которое привыкло работать в госструктурах, и то, как мыслит новое поколение, это совершенно разные вещи. Они мыслят по-другому, абсолютно не стандартно. Поэтому нужно вовлекать больше  молодых людей, выходцев не из некрупного бизнеса. Не надо приглашать руководителей крупных корпораций, национальных компаний. Потому что они мыслят примерно также, как и чиновники.  Выработка новых идей, рекомендаций  должна происходить в естественной форме, гармонично сочетать интересы всех участников,  должна показать необходимость интеллектуального бизнеса.  В настоящее время, кроме психологической дистанции, у нас есть проблемы географической отдаленности друг от друга, но это опять же можно решить через использования интернета. Возможно, есть смысл начать с виртуального сообщества в сети, как более бюджетного варианта.

- Логично предположить, что партнером такого проекта мог бы стать, исходя из своей глобальной стратегии, фонд «Самрук Казына», который декларирует, что он некий прообраз Темасек, который смог эффективно использовать финансовые инструменты при отсутствии финансовых ресурсов. «Самрук-Казына» переживает бесконечную трансформацию в попытке повторить этот успех. Можно ли в принципе повторить успех Темасек?  

- Разница между «Темасек» и «Самрук-Казына» в том, что ваша страна не имеет опыта рыночной экономики, в отличие от Сингапура. У нас всегда было рыночное мышление.  У «Тимасек» две функции. С одной стороны, это госхолдинг, управляющий аффилированными государственными  предприятиями в нашей стране,  с другой - это фонд, занимающийся привлечением денег. Создать клон «Тимасек» очень сложно именно из-за разницы в мышлении.

- Может ли проект  «Один пояс -один путь» стать базовым для экспертного диалога стран, вовлеченных в него?

- С этим проектом надо быть осторожным. На 16 конгрессе Компартии Китая в 2012 году ее лидеры признали, что тот блестящий рост экономики, который был достигнут в 1990-2010 годах, остановился. Модель, которая его обеспечивала, себя изжила. Почему? Потому что два фактора  вошли в острый конфликт: рыночная эффективность и необходимость сохранения контроля партии. Как сохранить баланс между этими факторами так и не стало ясно. Поэтому съезд прошел в нервной обстановке. Прошло 5 лет, ничего не изменилось, старая модель продолжала применяться и на 19 конгрессе в прошлом году  Си Цзиньпин подошел по-другому к этой проблеме. Он ее перефразировал так: нам нужно решить проблему, сочетая ожидания людей и несбалансированной экономики. По большому счету его выступление на 19 конгрессе партии было адресовано внутренним жителям Китая, а не мировому сообществу, вопреки утверждениям мировых масс-медиа. На самом деле он обращался к своим согражданам. Для обеспечения стабильности, устойчивости развития нужны деньги. Поэтому они решили применить старую модель за пределами Китая, строить крупные инфраструктурные проекты с участием госпредприятий, но за пределами Китая. Казахстан, в отличие от других стран, находится в уникальном положении. Вы являетесь обладателями огромных ресурсов и можете, по большому счету, позволить себе не развивать свою зависимость от внешних кредиторов, используя  внутренние ресурсы. Вам нужны не деньги, вам нужны управленческий и технический опыт. Вот что вам нужно импортировать, а не занимать за рубежом деньги и импортировать товары.  И самое главное, нельзя привлекать займы только из одной страны, в частности из Китая. Это будет весьма несбалансированная политика. Я бы еще добавил, что внутри Китая сейчас очень большая критика политики огромных затрат за рубежом. Да, говорят китайцы, у нас есть деньги, но они не безграничны.

- Вы затронули еще одну колоссальную проблему: сколько должно быть государства в стране и какова должна быть его роль? Международные наблюдатели настойчиво рекомендуют нам сокращать долю государства в экономике, и оно искренне пытается это сделать. Огромный список предприятий выставлен на приватизацию, но в стране нет инвесторов.

- В свое время я работал послом в России и стал свидетелем шоковой терапии, когда в течении 500 дней попытались полностью трансформировать страну. Это была катастрофа, последствия которой  Россия ощущает до сих пор. Я сторонник поэтапных реформ. Вопрос в том, достаточно ли Казахстану опыта и знаний для проведения эффективной приватизации? Иностранные инвесторы очень осторожно относятся к Казахстану. Кроме того, нужно иметь в виду, что западные рекомендации – это не истина в последней инстанции. Если применить опыт Сингапура, то у нас есть сингапурские авиалинии, где есть основной собственник - государство, как и в других доходных компаниях. Разница в том, что мы владеем этими корпорациями, но не вмешиваемся в их деятельность. Ими руководят бизнесмены и их задача заработать деньги. Как – это их прерогатива.  Другое дело, что нельзя забывать о социальной составляющей: надо понять, сколько людей трудоустроено в этих госпредприятиях, и сколько людей завтра останется на улице. Это будет прямо влиять на социальную стабильность вашего государства.

- Когда вы рекомендуете ставить не слишком амбициозные задачи, то вспоминается, что в  Казахстане было очень много страновых стратегий. Но самая первая из них четко была ориентирована на опыт «азиатских тигров», которые построили эффективные рынки в авторитарных режимах.  Как вы думаете, Азия по-прежнему в этом смысле для нас пример для подражания?

- Сингапур - не лучшая модель для подражания. Корея, Китай, Япония имеют примерно  одинаковый опыт развития. Они все начинали, как авторитарные режимы и это было необходимо на ранних этапах, чтобы четко выполнять выработанные инструкции правительств. Они все начинали как аграрные страны с раздачи земель крестьянам, потом постепенно перешли к индустриализации, шаг за шагом они развивали свою индустрию и достигли успехов. Сейчас в нашем регионе, с учетом взрывного развития технологий, такие страны как Тайвань, Таиланд и Индонезия могут уже не повторять те шаги, которые делали Китай, Япония или Южная Корея. Копировать их теперь просто нет смысла. У Вьетнама очень хорошие шансы на рывок. Индонезия  и Малайзия, скорее всего, уже достигли пика своего роста. Трудно прогнозировать, какое будущее ждет  Лаос или Камбоджу.

Китай, Япония и Сингапур сегодня уже не обладают теми преимуществами, которые были у них раньше - дешевая рабочая сила. Но мы сейчас пытаемся поменять дешевую рабочую силу на роботов. Поэтому у нас сильно развивается сфера робототехники, искусственного интеллекта. Роботы хороши тем, что они не требуют еды, не требуют сна, они не выходят на забастовки и их можно использовать по максимуму.

У Казахстана, я думаю, есть большое будущее. Ваши огромные ресурсы, это и опасность, и  возможности. Мне нравится, что вы сильно инвестируете в образование. И это правильно. Я хотел бы напомнить, что Россия очень сильно хотела стать еще одним европейским государством. Но все это закончилось большой катастрофой. Поэтому сейчас Путин отошел от этого, и в этом секрет его  популярности. Казахстан все-таки азиатская страна, поэтому вы должны больше прислушиваться к опыту азиатских государств. Но в то же время вам надо  вести постоянный поиск своей уникальной модели. Казахстан достиг большего, чем ожидали внешние аналитики. И я уверен, что у вас еще есть шанс удивить мир.

 

 

Оставить комментарий

Политика

Трампизм и философия мира Трампизм и философия мира
Редакция Exclusive
26.07.2018 - 11:51|1 793
Первые национал-патриоты Первые национал-патриоты
Редакция Exclusive
24.07.2018 - 12:44|5 652
Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33

Актуальное

Сетевые БАЙТЕ'речи
07.12.2018 - 21:06
Редакция Exclusive
434|
Сергей Пономарёв: «Куда я денусь с подводной лодки?»
07.12.2018 - 17:10
Ботагоз Сейдахметова
549|
Стейки vs экология
07.12.2018 - 15:28
Редакция Exclusive
315
ОАС: один аким сказал
07.12.2018 - 14:51
Редакция Exclusive
99
Тяжело быть дамой с папироской
07.12.2018 - 14:46
Редакция Exclusive
332|