среда, 27 марта 2019
,
USD/KZT: 377.65 EUR/KZT: 427.31 RUR/KZT: 5.87
ООН передаёт Казахстану сборные жилые дома на случай ЧС Жителей Нур-Султана бюрократы слегка «пощадили» У нового президента новый глава администрации Президент сделал экс-президента Народным героем Страна под контролем Как узбеков стимулируют пасти баранов Global Witness: офшорам принадлежат 87 000 объектов британской недвижимости Первомай для многодетных начнется с новоселий? «Эйр Астана» – официальный авиаперевозчик аэрокосмического конкурса Генерал-майор КНБ стал генпрокурором «Пятилетка» терроризма в СУАР ЕС не признает крымский референдум, Порошенко делает предвыборные заявления Саудовский кронпринц организовал кампанию по похищению своих противников Миллион абонентов Beeline оплачивали покупки с баланса телефона Создан телеграмм-чат «БАЛАЛАРДЫ БІРГЕ ҚОРҒАЙЫҚ – ЗАЩИТИМ ДЕТЕЙ ВМЕСТЕ» Казахстан на «почетном» 20-м месте «Лукойл» изучит землю каракалпаков Нацфонд «постройнеет» на сотни миллиардов Туркменские яйца – себе дороже Первый вице-премьер не обнаружил госдолга перед КНР Гульнару Исламовну заселили в колонию Акции Facebook, Apple и других лидеров включены в официальный список KASE Фестиваль науки для молодежи Москва, ЕАЭС и Лукашенко – все постоянно вспять Хиллари Клинтон в политике, но уже не претендент на пост президента

Политика США в отношении Китая обречена на провал 

Торговым тарифам уделяется огромное внимание, но конфликт между Соединенными Штатами и Китаем фактически ведется на нескольких фронтах, включая обменные курсы, технологии, киберпространство и даже оружие. Это не сулит ничего хорошего для способности мира противостоять общим вызовам - от миграции до изменения климата.

По словам Боба Вудворда, дуайена вашингтонских журналистов, modus operandi администрации Президента США Дональда Трампа “максимизирует агрессию, чтобы скрыть слабые стороны”. И действительно, когда речь идет о Китае, Трамп делает ставку на то, что враждебный тон, подкрепленный безрассудными, но впечатляющими угрозами, отвлечет внимание американских избирателей от серьезных внутренних проблем до предстоящих промежуточных выборов в ноябре.

Эта недальновидная стратегия резко контрастирует с продолжительной игрой китайских властей. Хотя индекс Shanghai Composite упал намного больше, чем индекс Dow Jones, достигнув своего самого низкого уровня с ноября 2014 года, Китай удерживает юань от обесценивания настолько, что США могут объявить его валютным манипулятором.

Между тем Китай работает над тем, чтобы закалить свою экономику от враждебной внешней среды, поскольку это закладывает основы для более инновационной, всеобъемлющей и устойчивой модели роста. Чтобы продвинуть эти усилия, китайские лидеры привлекают частный сектор, который, как недавно признал вице-премьер Лю Хэ, дает более 50% налоговых поступлений, 60% ВВП, 70% технологических инноваций, 80% городской занятости, и 90% новых рабочих мест и компаний. Похоже, что китайские лидеры наконец-то признали, что, если только страна не окажется в полномасштабной войне, угрожающей ее национальной безопасности, у них нет оснований продолжать субсидировать государственные предприятия за счет частных фирм.

С точки зрения ограничения потенциала от дальнейшей нестабильности подход Китая имеет смысл. Проблема заключается в том, что для многих стран внутренние проблемы – вспомните Brexit в Соединенном Королевстве – все больше противоречат глобальным императивам.

После десятилетий глобализации и технического прогресса, страны стали более взаимосвязаны чем когда-либо, принятие политических решений в одной стране имеет широкомасштабные эффекты перелива. В этом контексте ни одна страна не может решать ключевые проблемы, такие, как изменение климата, растущее неравенство и разрушительные технологии, изолированно от других. Тем не менее, когда мир больше всего нуждается в сотрудничестве, США в значительной степени ушли с международной арены.

Безусловно, даже если США проявили бы более глобальное лидерство, продолжающийся переход от однополярного к многополярному мировому порядку шел бы своим ходом. Эта тенденция частично обусловлена демографией: развитые страны быстро стареют, в то время как в Азии, Африке и Латинской Америке население стремительно растет, оно как моложе, так и богаче, что подразумевает как значительный динамизм, так и большую конкуренцию за ресурсы.

Но склонность администрации Трампа к антагонизму, протекционизму и краткосрочности значительно ухудшает ситуацию. Например, сокращение налогов для корпораций и богатых не только усугубляет неравенство в стране, но и подпитывает глобальную гонку на выживание, что подрывает финансовую устойчивость и увеличивает неравенство во всем мире.

Точно так же, что вполне понятно, США не хотят расплачиваться за безопасность своих союзников, неуклюжий подход Трампа надавить на американских союзников по НАТО увеличить свои расходы на оборону не помогает. Напротив, помимо ослабления отношений с ближайшими союзниками Америки, тактика Трампа усилила напряженность в отношениях с Россией, тем самым увеличив то, что экономисты называют “теневой ценой” национальной безопасности.

Кроме того, разумеется, существует торговая политика администрации Трампа, которая сделает гораздо больше, чем “наказание” Китая. Аргумент в пользу либерализации всегда был направлен на сокращение транзакционных издержек глобальной торговли, инвестиций и информационных потоков. Посредством блокирования доступа Китая к технологиям, под видом национальной безопасности, администрация Трампа увеличивает эти расходы не только для Китая, но и для других стран, пытающихся использовать торговлю и технологии для продвижения своего роста и развития.

Неоправданное использование санкций администрацией Трампа усугубляет проблему, затрудняя ценовые транзакции со странами, которые в один прекрасный день могли бы стать друзьями, но на следующий считаться врагами. Когда США в одностороннем порядке решили отказаться от ядерной сделки с Ираном от 2015 года и вновь ввести санкции, Европейский союз неожиданно столкнулся с новыми барьерами для торговли с Ираном. Теперь ЕС должен попытаться обойти санкции США путем создания “специальной системы платежей” с Китаем и Россией.

Таким образом, после десятилетий растущей открытости и глобализации, мир отступает в фрагментацию. Это серьезно ослабит глобальную торговлю, тем самым подрывая перспективы экономического роста, не позволяя миру противостоять общим вызовам. Фактически это может даже усугубить эти проблемы: например, экологическое разрушение и нехватка ресурсов, вызванные изменением климата, могут спровоцировать конфликт и нестабильность, стимулируя тем самым большую миграцию.

Трамп, возможно, думает, что его подход к Китаю сводится к тому, чтобы поставить “Америку превыше всего”. Однако его политика нанесет ущерб не только Китаю, но и США, не говоря уже о остальном мире. Единственным способом избежать повсеместно разрушительного результата является изменение курса, восстановление взаимовыгодного сотрудничества с Китаем, который опубликовал белую книгу в поддержку именно этого результата.

Китайские лидеры признают, что после десятилетий глобализации страны слишком тесно связаны между собой, посредством как цепочек поставок, так и сети знаний, чтобы идти в одиночку. Им также известно, что в интересах стран лучше этого не пробовать. Вместо этого, они надеются на продолжение углубления своих связей с международным сообществом, выступая не в качестве разрушителя, а как ответственная заинтересованная сторона, приверженная поддержанию глобальной стабильности. США следует сделать то же самое.

Эндрю Шэн, заслуженный научный сотрудник Азиатского глобального института при Гонконгском университете и член Консультативного совета ЮНЕП по устойчивому финансированию.
Сяо Гэн, президент Гонконгского института международных финансов, профессор бизнес-школы HSBC в Пекинском университете и факультета бизнеса и экономики Университета Гонконга.
Copyright: Project Syndicate, 2018. www.project-syndicate.org 

Эндрю Шэн и Сяо Гэн
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33