четверг, 27 февраля 2020
,
USD/KZT: 379.75 EUR/KZT: 415.18 RUR/KZT: 5.78
Смерть Дулата Агадила: задержания сторонников продолжаются Задержана ОПГ, занимавшаяся вымогательством на узбекско-казахской границе Полиция Шымкента: служебные планшеты не сданы в ломбард Бесплатный проезд для детей до 18 лет сделают в столице В Акмолинской области простились с гражданским активистом Дулатом Агадилом 10 новых трендов в телекоммуникационной сфере на ближайшие 5 лет Количество миллиардеров в Китае растет быстрее, чем в США Токаев призвал решить проблему с автомобилями, ввезенными из стран ЕАЭС, и наказать финансовых мошенников. «Самрук-Казына» собирается на имидж фонда потратить свыше 400 миллионов тенге Прокуратура сделала заявление по поводу смерти в СИЗО гражданского активиста Дулата Агадила Казахстан сокращает авиарейсы Токаев: государство продолжит оказывать поддержку казахстанским СМИ Лукпан Ахмедьяров призвал Назарбаева покинуть пост главы Совета безопасности страны Часть казахстанцев живет в трущобах Свыше 3 миллионов казахстанцев получают зарплату ниже 300 долларов Турецкие строители заплатят Казахстану 6,7 миллиардов тенге Умер президент Египта, правивший страной 30 лет Товарооборот между Казахстаном и Узбекистаном достиг 4,1 млрд. долларов После смерти Дулата Агадила люди требуют отставки Назарбаева, Совета безопасности и правительства. Из Казахстана переведено 27 триллионов тенге Смерть Дулата Агадила: у здания МВД задержаны десятки людей Авиакомпания не знала, что перевозит пассажиров из лайнера «Diamond Princess» Россия построит русскоязычные школы в Таджикистане Дулат Агадил, выступавший за соблюдение гражданских прав и свобод, умер в СИЗО Харви Вайнштейна признали виновным в сексуальном насилии

Парадоксы китайской экономики - 1

МАСЛОВ-КИТ.3-3 На недавно состоявшейся в Алматы Х Международной конференции по риск-менеджменту эксперты со всего мира обсуждали острейшие вопросы развития экономики, меняющие сегодня всю структуру мировых межгосударственных экономических отношений. Появляются новые мощные субъекты мирового рынка, неожиданно возрождаются, казалось бы, ушедшие в прошлое принципы геополитики, обостряется конкурентная борьба между разными «центрами силы». О непростой ситуации, которая наблюдается у крупнейшего соседа и партнера Казахстана по региону – Китайской Народной Республики, рассказывает один из виднейших экспертов по Китаю, российский профессор Алексей Маслов, заведующий отделением востоковедения НИУ "Высшая Школа Экономики" Часть 1. Банки, коррупция и социальный протест Ежегодно появляется некоторое количество предсказаний, что в Китае налицо явные признаки кризиса которые повлекут крах экономики этой страны и крах всех тех, кто с Китаем связан. Только в прошлом и в этом годах я помню семь-десять таких предсказаний, причем достаточно крупных и известных экспертов. И, как не странно, в этом году эти предсказания воспринимались серьезно, потому что они базировались на весьма объективных факторах и вычислениях. Например, говорили о неизбежном крахе банков КНР. Краха банковской системы Китая не произошло и, возможно, не произойдет и в будущем. В этом году я с меньшей уверенностью, чем когда либо, говорю, что в китайской экономике реально устойчивая ситуация. Сейчас есть три основных тенденции в экономике Китая. Прежде всего – в банковской сфере. Китайские банки набрали много долгов. С другой стороны – они раздали колоссальное количество кредитов населению. Причем ситуация действительно угрожающая. МАСЛОВ 2-2 Второй важный момент – реструктуризация экономической модели развития Китая, за которую всерьез принялось новое руководство страны. Впервые, со времен Ден Сяопина, началась новая глобальная реформа в экономике, которую в мире пока еще мало заметили. И, наконец, в 2013 году Китай стал еще более мощно выходить на внешние рынки. Но не только с инвестициями, которые Китай постоянно делал уже долгие годы, а выходить со своей концепцией, с пакетами реконструкции целых отраслей различных стран. Теперь Китай не просто хочет купить, скажем, угольный разрез, или построить завод, или просто вложить деньги в какой-то проект. Китай теперь предлагает, к примеру, создать «под ключ» инфраструктуру целых регионов. Такие проекты есть по Западной Сибири в России, в Никарагуа и многих других странах. Но в Китае есть сегодня три слабых звена. Во-первых – банковский сектор. Во-вторых, заметное увеличение социальной нестабильности. Нестабильность, конечно, в значительной мере, связана с огромным разрывом между бедными и богатыми. В последние годы в Китае разбогатели очень много людей, в том числе из партийной верхушки. У них очень много денег, и они хотели бы конвертировать деньги во власть. Но партийная дисциплина не дает им этого сделать. Начинается складывание очень мощных региональных элит. Они всегда были в Китае и им, как говорится, «давали жить». Но именно сейчас, начиная с 2013 года, Си Цзинпин начал восстанавливать, как мы любим говорить, «вертикаль власти» в стране. Начали разгонять региональные элиты, которые, на мой взгляд, стимулировали ряд региональных социальных протестов. А эту проблему руководство Китая считает одной из важнейших. Дело в том, что любой социальный1 протест в Китае – это не мирная демонстрация в какой-нибудь западной стране. Это, как правило, очень массовые выступления, огромный социальный «вспелск», который кончаются чаще всего разбитыми окнами, витринами магазинов, разгулом анархии толпы и погромами. И подавить его очень сложно. Впервые за много лет в южных регионах страны – в промышленных регионах, - люди стали требовать смены партийного руководства на местах. И, хотя в целом центральные власти Китая одобряют такие действия, потому что Китай бурно развивается, идет вперед, страну уважают и боятся, но требование смены партийного руководства – это уже тревожный знак. По разным подсчетам, только за прошлый и этот год количество таких массовых выступлений в Китае увеличилось на 40-50 процентов. Китай перестал быть абсолютно стабильным. МАСЛОВ-КИТ.1-1 На заводах, где производятся детали и комплектующие для мировых компаний, рабочие стали впервые требовать повышения зарплаты. И зарплаты на некоторых, особенно высокотехнологичных производствах, растут. Но, тем не менее, усилившаяся социальная напряженность весьма заботит китайское руководство. Наконец, самое главное явление, то, что всегда было в Китае, но сегодня стало действительно проблемой – коррупция в высших эшелонах власти. Коррупция в Китае носит несколько особый характер. За долгие годы работы в этой стране, не встречал ни одного иностранца, который рассказал бы мне ситуацию, похожую на следующую: я пришел к китайскому чиновнику, дал ему чемодан денег и он мне все сделал. От иностранцев денег не берут. Хотя берут подарки и какие-нибудь косвенные подношения, но такой коррупции там нет. Но вот «внутренняя» коррупция, между китайцами, неожиданно оказалась очень сильной и выросла до проблемы национального масштаба. Она базируется на клановом принципе. По сути дела, это структурообразующая часть традиционного китайского бизнеса. И вот эта внутриклановая и межклановая коррупция в конце - концов привела к размыванию идеи единого китайского государства. То есть у людей начинают меняться ментальные установки – они уже больше озабочены не идеей роста, развития, процветания единого китайского государства, а своими, более личными, меркантильными целыми. Си Цзинпин на 18 съезде Компартии Китая сказал очень страшную для Китая вещь: он заявил, что коррупция сегодня угрожает не только росту экономики, но и самому существованию страны и Компартии Китая. Это было год назад, и мало кто воспринял это тогда, как серьезное предупреждение. На самом деле, новое руководство не шутило. И уже в 2012 году (по прошлому году данных еще нет) в Китае были арестованы более 160 тысяч чиновников разных рангов, в основном, конечно, за коррупцию. Причем это только те дела, что были доведены до суда. И процесс очищения от коррупции набирает силу. Как говорят сами китайцы: «Раньше нам разрешали бить мух, сегодня нам позволяют и бить тигров». Дело Бо Силая, руководителя партийной организации 30-миллионного Чуньцина – самый яркий пример этого. По обвинению в коррупции были арестованы члены Политбюро Компартии, Председатель Центрального Военного Совета и другие знаковые фигуры. Все говорит о том, что руководство Китая, Си Цзинпин, сегодня готово идти очень далеко, чтобы победить коррупционеров, кем бы они не были. МАСЛОВ-КИТ.2-2 Самое главное – пресса, которая в Китае отражает мнение руководящих структур власти, обвиняет их прежде всего не во взятках, а в ослаблении лояльности по отношению к государству. Опасность заключается в том. что флуктуации в китайской экономике стали настолько сильны, что потеря этого «импульса к развитию» приведет к торможению всего Китая. Все опросы населения в стране, которые , конечно, не всегда, но в большей части показывают объективную картину, показывают, что населению нравится жить в стране, «которая рвется вперед, которая побеждает». И это важнейший фактор развития Китая. Эта психология победителей, которой пронизан менталитет китайцев, является ценнейшим капиталом страны. И это очень хорошо понимают в руководстве Китая. Сложности и неоднозначные явления в экономике страны, которые стали проявляться в прошлом и этом годах, связаны, прежде всего, с перенасыщением внутреннего рынка. Учитывая, что и вообще китайские товары подорожали, в разных секторах от 15 до 50 процентов, прежде всего за счет роста заработной платы, их конкурентоспособность на внешних рынках уменьшилась. Китай сегодня сам размещает свои заказы на производство товаров – в Малайзии, Индии, Индонезии, там, где труд рабочих дешевле. Что еще тревожнее – Китай утратил, на мой взгляд, одно из главных своих конкурентных преимуществ: производить дешевые и качественные товары. Сегодня на товарах, сделанных в Малайзии, Индии, Индонезии зачастую ставится лейбл Made in China. При этом Китай, впервые за много лет, начинает испытывать торговый дефицит, что вообще, если вдуматься, поразительно. В прошлом году торговый дефицит Китая составил 23 млрд. долларов. Это не страшная цифра для страны. Но вот падение торгового оборота на внутреннем рынке составило почти 5%, а это уже для Китая «серьезный звонок». В любом случае, это явные признаки торможения экономики, которые влияют на нее из месяца в месяц. Значительно, на 18 процентов, снизился экспорт, на 10 процентов – импорт. Это тоже не критично для Китая, но это очень неприятный тренд, который не наблюдался долгое время. Продолжение следует
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33