четверг, 20 февраля 2020
,
USD/KZT: 376.16 EUR/KZT: 406.18 RUR/KZT: 5.9
Что случилось в Зайсане Бахытжан Бухарбай: я не хочу участвовать в легитимизации действий и стремлений, которые идут вразрез интересам народа Казахстан лидер по привлечению инвестиций среди стран СНГ Майра Мелдебекова возглавила Комитет дошкольного и среднего образования МОН РК В Германии в результате стрельбы убиты 11 человек В этом году ученым на гранты выделят 3 млрд. тенге Англичане за миллион фунтов стерлингов покроют дорожки ипподромов в Туркменистане Путин россиянам: вы не отчаивайтесь и не болейте Алматы засияет как Нью-Йорк Комитет индустрии туризма министерства культуры и спорта РК возглавил Дастан Рыспеков Инициаторы Демократической партии считают, что за репрессиями их сторонников стоит либо нынешний президент, либо бывший. Что поручил Токаев министру информации и общественного развития? Один из самых главных кремлевских идеологов остался без работы Шутку о коронавирусе оценили на 7 лет Конфликт в селе Масанчи: заведено 90 уголовных дел Бакытжан Сагинтаев: алматинцы смогут получить беспроцентный кредит на подключение к газу Цвет президента – зеленый За что боролся, на то и напоролся В Европе Bek Air давно бы уже закрыли В России предлагают сделать экс-президентов неприкосновенными Суд в Гааге обязал Россию выплатить 50 млрд.долларов Чудеса случаются 800 млрд тенге инвестиций привлекут на развитие геологоразведки Бюджет секвестируют на 129 миллиардов тенге В Кыргызстане митингуют против китайских инвестиций

Бессмысленные санкции Америки против Ирана

Санкции против Ирана, введенные Соединенными Штатами в начале этого месяца, направлены на то, чтобы изолировать страну экономически и вызвать либо смену режима, либо резкое изменение его поведения. Американские официальные лица назвали последние санкции – их второй этап, начиная с августа – «самыми жесткими» в истории Ирана.

И все же, несмотря на трудности, которые санкции создадут для рядовых иранцев, они вряд ли приведут к тем результатам, на которые рассчитывает президент США Дональд Трамп.

Эти санкции были наложены вслед за выходом Трампа в мае из ядерной сделки с Ираном от 2015 года, известной как «Совместный всеобъемлющий план действий» (JCPOA). В соответствии с этой договоренностью Иран согласился развивать ядерные технологии только в мирных целях в обмен на освобождение от всех «ядерных» санкций ООН и США.

Но JCPOA никогда не нравился Трампу, он возмущался, что «очень плохая сделка» не помешает Ирану в будущем разрабатывать ядерное оружие, не нацелена на ракетную промышленность Ирана и, по сути, игнорирует «деструктивное» поведение Ирана в регионе – например, его вмешательство в Сирии, Ираке и Йемене. Главные противники Ирана в регионе, Израиль и Саудовская Аравия, обеспокоены тем же.

Пока лидеры Ирана отвечают на возобновление американских санкций неповиновением. Они пообещали придерживаться JCPOA (и в то же время наращивают обычные вооружения и продолжают преследовать свои интересы в регионе). Другие подписавшие стороны также следуют договору; лидеры Великобритании, Китая, Франции, Германии и России, а также Европейского союза и Международного агентства по атомной энергии поддерживают позицию Ирана и настаивают на том, что он полностью соблюдает условия JCPOA.

Конечно, давление со стороны США ощутимо. Хотя западные и азиатские лидеры пообещали не подчиняться экстерриториальным санкциям Америки – нацеленным на третьи стороны, ведущие дела с Ираном, – иностранные фирмы, инвестировавшие в Иран после подписания JCPOA, начали уходить из страны. Безусловно, после нынешнего раунда санкций отток станет еще больше.

В результате и без того хрупкой иранской экономике неизбежно будет нанесен еще более сильный удар, что угрожает дальнейшим снижением курса местной валюты и ростом цен. Быстрое падение уровня жизни иранцев уже вызвало общественные волнения, хотя режим смог остановить эти протесты, обвинив во всем Америку.

Тем не менее, способность Ирана справляться с санкциями нельзя недооценивать, особенно с учетом укрепления экономических и торговых связей режима с ключевыми партнерами, в том числе Россией, Китаем и Индией. В случае России двустороннее взаимодействие теперь распространяется не только на продажу оружия и стратегические партнерские соглашения – особенно в Сирии, – но и на прямые инвестиции. Например, российские энергетические компании осуществляют в Иране разведку нефти и газа на сумму до 50 миллиардов долларов, а страна в это время разрабатывает крупнейшее в мире месторождение природного газа Южный Парс.

Китай, между тем, предоставляет финансирование и техническую помощь многим проектам, от железных дорог до больниц. В прошлом году китайская государственная инвестиционная компания CITIC Group открыла кредитную линию на сумму 10 миллиардов долларов, а Китайский банк развития пообещал еще 15 миллиардов долларов. И поскольку Китай – одна из восьми стран, на которые в течение шести месяцев не распространяются американские санкции, он будет продолжать покупать у Ирана до 11% его нефти.

Наконец, Индия, которая также получила временное освобождение от санкций США, по-прежнему привержена добрососедским отношениям с Ираном по двум причинам. Во-первых, Индия импортирует более 10% нефти из Ирана; замена этого поставщика обошлась бы дорого. Во-вторых, Индия в сотрудничестве с Ираном построила иранский глубоководный порт Чабахар в Оманском заливе, чтобы получить доступ в Афганистан и Центральную Азию в обход своего регионального конкурента Пакистана.

Позиция Индии должна вызывать у Трампа особенную тревогу. С одной стороны, он призвал ее играть более важную роль в Афганистане в рамках американской стратегии выхода из этого конфликта. С другой – Трамп не может поддержать стратегическое взаимодействие Индии с Ираном.

Эти факторы – а также решимость ЕС поддерживать JCPOA, возможная перепродажа иранской нефти в Европу Россией и финансовая активность Ирана в Ираке и в других местах – помогут Ирану смягчить удар от санкций.

Все это не означает, что лидеры Ирана могут вздохнуть с облегчением. Напротив, Иран сталкивается с серьезными финансовыми ограничениями. Но, как санкции США в отношении Ирака в 1990-х годах не привели к свержению Саддама Хусейна, так и нынешние санкции вряд ли приведут к смене режима в Иране. Хотя иранский народ, без сомнения, пострадает, режиму, скорее всего, удастся в достаточной степени разжечь националистические настроения и привлечь внешнюю поддержку, чтобы предотвратить любую угрозу своему выживанию.

Амин Сайкал - профессор политологии и директор Центра арабских и исламских исследований (Ближний Восток и Центральная Азия) в Австралийском национальном университете, автор готовящейся к выходу книги «Подъем Ирана: выживание и будущее Исламской Республики».

Copyright: Project Syndicate, 2018. www.project-syndicate.org 

Амин Сайкал
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33