вторник, 11 декабря 2018
Легкий Туман +12.8, Легкий Туман
USD/KZT: 369.35 EUR/KZT: 421.47 RUR/KZT: 5.57
Завтра вступит в силу закон о прекращении Договора о дружбе между Украиной и РФ У МНЭ все устойчиво растет или падает Водоводу Россия – Казахстан – Западный Китай быть? ЧП во Франции: нация разделилась Всем развитым миром против китайского кибершпионажа В Алматы презентовали книгу «Над облаками» по дневникам легендарного альпиниста Букреева МИД Франции вынес предупреждения России и лично Трампу Искусственный казинтеллект-2030 Электорат Пашиняна одержал «могучую» победу ОАС: один аким сказал Больше полицейских – хороших и разных «Читки.» в лаконичной форме YouTube-2018 в мире и в стране В Алматы состоялся международный форум по культурной политике и управлению в ЦА Британцы, может быть, покажут нам лица Стати Едросы реанимируют призраки прошлого Трамп обнаружил в парижских беспорядках свою правоту У Аркадага все растет, невзирая на системный кризис Domestos за высокие стандарты чистоты SpaceX – всем пример Ответ Астаны Джеймсу Джеффри Официальный Киев подает иск в Международный суд ООН Кыргызский лидер за ЕАЭС без границ и с единой валютой Чем старше, тех хуже видишь «светлое будущее» в России Перспективы Алматы

Четыре ловушки для Китая

В 40-ю годовщину начала процесса «реформ и открытия страны» Китай твёрдо стоит на пути к возвращению былого статуса государства с крупнейшей в мире экономикой, добившись существенного прогресса в модернизации сельского хозяйства, промышленности, оборонных систем и научного потенциала. Но впереди страну поджидают четыре большие ловушки.

Первая из них – это ловушка стран со средним уровнем доходов. Подушевой уровень доходов в Китае составляет примерно $9000 в год, поэтому страна находится значительно ниже минимального порога для стран с высоким уровнем доходов, который установлен Всемирным банком на уровне $12000 – $13000. Лишь очень немногие страны сумели совершить подобный скачок за последние полвека.

Главная причина этого в том, что для достижения статуса страны с высоким уровнем доходов необходима сильная сеть современных институтов, определяющих права и обязанности граждан, способствующих рыночному обмену и внерыночному взаимодействию, а также обеспечивающих соблюдение принципов верховенства закона путём справедливого разрешения споров. Китай работает над созданием подобных институтов уже четыре десятилетия, но ему ещё предстоит проделать длинный путь.

Во-вторых, Китай может попасть в так называемую ловушку Фукидида: если существующая супердержава (во времена Фукидида это была Спарта; сегодня это США) опасается подъёма новой державы (тогда это были Афины, сегодня это Китай), война становится неизбежной. Поскольку администрация президента США Дональда Трампа бьёт по Китаю мерами в сфере торговли, которые явно призваны сократить доступ Китая к рынкам и технологиями, подобный исход выглядит всё более вероятным.

Третья потенциальная угроза – это то, что Джозеф Най называет ловушкой Киндлбергера. Чарльз Киндлбергер, архитектор «Плана Маршалла», считал, что причиной развала международного порядка в 1930-е годы стал отказ Америки обеспечивать глобальные публичные блага в соответствии со своим новым геополитическим статусом доминирующей мировой державы. По мнению Ная, если Китай будет вести себя таким же образом, в мире вновь может разразиться хаос, причём особенно сейчас, когда США отказываются быть глобальным лидером.

Наконец, есть ещё ловушка изменения климата. Страны с высоким уровнем доходов, а особенно великие державы, потребляют непропорционально большую долю ресурсов. Но экономика и влияние Китая стали расти как раз в тот момент, когда подобный рост перестал быть реально приемлемым вариантом, о чём свидетельствуют мрачные прогнозы таких организаций, как, например, Межправительственная группа экспертов по изменению климата. Тем самым, у руководства Китая появляется дополнительный мощный стимул поддерживать международное сотрудничество и принимать дальновидные решения с учётом экологических реалий.

Избежать этих четырёх ловушек будет невероятно трудно. Руководство Китая должно будет прокладывать путь вперёд, решая сложные, противоречивые проблемы, и одновременно пытаясь снизить экономическое неравенство внутри страны, наладить отношения с ненадёжной, изоляционистской Америкой, эффективно сотрудничать с остальными странами мира и осуществлять эффективные климатические действия.

Хорошая новость в том, что система управления в Китае, для которой характерна централизация при выработке политического курса и децентрализация в экспериментах и реализации решений, доказала свою способность быстро принимать решения в периоды кризиса. Кроме того, за четыре минувших десятилетия китайская модель доказала, что является более практичной и эффективной, чем демократические системы, которые часто оказываются парализованы из-за недееспособности и поляризации политической власти. Эта модель может успешно направлять Китай к обретению статуса страны с высоким уровнем доходов, если она будет опираться на четыре ключевых фактора – талантливые кадры, конкуренция, общественные блага и политическая ответственность. Всем этим Китай уже эффективно пользуется.

Опираясь на тысячелетние традиции, Китай выделяет значительные ресурсы на выявление, отбор и подготовку административных и технических талантов. Это было необходимо для появления у Китая возможности наращивать мощный государственный потенциал, который нужен для управления масштабными госпроектами. Учитывая, что впереди Китай поджидают четыре ловушки, его способность развивать и удерживать человеческие таланты будет крайне важна для успеха.

Кроме того, Китай эффективно использовал конкуренцию между частными лицами, компаниями, городами и провинциальной бюрократией, добиваясь, чтобы все они помогали росту производительности и ВВП. Впрочем, рынки Китая развивались быстрее, чем нормы их регулирования, поэтому сейчас власти обязаны закрыть лазейки и устранить недостатки, которые подрывают справедливую конкуренцию. Одновременно им следует ликвидировать последствия использования этих лазеек и слабостей, такие как коррупция, загрязнение природы, переизбыток долгов и мощностей.

Это обратная сторона проблемы с общественными благами: Китай накопил огромный опыта в создании физической инфраструктуры, но он менее успешен в создании мягкой инфраструктуры, такой, например, как правила конкуренции, бухгалтерские стандарты, налоговые системы, нормы регулирования. Китай не достигнет статуса страны с высоким уровнем доходов, если и пока такое положение не изменится.

Что касается политической ответственности, то Китай обладает кривой и несовершенной системой, которую сторонние наблюдатели плохо понимают. Китайское руководство обретает свою легитимность не за счёт большинства голосов, а путём обеспечения конкретных результатов, например, экономического процветания или прогресса в реализации реформ. По мере роста глобального влияния Китая, международное давление станет ещё одним механизмом политической ответственности.

Проблемы, с которыми Китай сталкивается в этой сфере, связаны с некоторыми компромиссами, на которые пошло руководство страны, стремясь достигнуть тех или иных результатов. В частности, растёт власть монополий: интернет-платформы, которые приносят обществу выгоды в виде низкой стоимости транзакций и коммуникаций (Alibaba, Tencent и Baidu) захватили огромную долю рынка. Наряду с политической поддержкой всё это привело к появлению монопольных рентных доходов, которые попадают в руки небольшой групп лиц.

Усиление концентрации рынка (оно наблюдается, конечно, не только в Китае) может привести к росту неравенства в доходах, богатстве и возможностей. Тем самым, руководству Китая нужно будет добиться значительного прогресса в решении этой проблемы в предстоящие десятилетия.

На протяжении 40 лет реформ Китай учился на деле, используя при этом динамичные рынки в качестве ориентира для ценообразования и для решения тех или иных проблем. Китай проводил смелые административные эксперименты, например, создавая специальные экономические зоны. Постепенно он стал более интегрирован в глобальную экономику. А теперь, когда Китаю предстоит избежать ловушек, лежащих у него на пути, ему придётся для этого воспользоваться всем своим накопленным опытом.

Эндрю Шэнпочётный научный сотрудник Азиатского глобального института при Гонконгском университете, член Консультативного совета по устойчивому финансированию при Программе ООН по окружающей среде (UNEP). 

Сяо Гэнпрезидент Гонконгского института международных финансов, профессор бизнес-школы HSBC Пекинского университета и факультета бизнеса и экономики Гонконгского университета.

Copyright: Project Syndicate, 2018. www.project-syndicate.org 

Эндрю Шэн, Сяо Гэн
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33