воскресенье, 31 мая 2020
,
USD/KZT: 411.54 EUR/KZT: 458.13 RUR/KZT: 5.84
В Алматы установят туалеты за 10 миллионов тенге Число могил на спецкладбище для жертв коронавируса в Алматы возросло Таиланд откроет международное авиасообщение 1 июля Поезда на Алаколь запустят в ближайшее время Дети до 14 лет будут летать бесплатно Несмотря на карантин Казахстан покинули свыше 7 тысяч человек В Казахстане блокпосты снимут 1 июня Импортеры и производители кабельной продукции обратились к президенту Токаеву Трамп подписал скандальный указ о соцсетях C 30 мая в Алматы откроются мечети и церкви Уровень газификации Казахстана равняется всего 51,47% Volkswagen станет акционером совместного производства JAC Motors в Костанае Только три банка из ТОП-10 показали прирост вкладов в апреле Сколько миллиардов вывели из Казахстана? Смерть Дулата Агадила в СИЗО: дело прекращено «за отсутствием события уголовного правонарушения» Активисты требуют отставки Берика Имашева Halyk Bank устанавливает лимиты на снятие денег для юрлиц В Японии разработали УФ светодиод, деактивирующий коронавирус на 99,9% Реакция Госцентра поддержки национального кинематографа на дело Гульнары Сарсеновой Российский академик заявил о негативных последствиях длительного ношения масок и перчаток Кинопродюсера Гульнару Сарсенову подозревают в получении взятки в особо крупном размере Миллиардеры за время пандемии стали еще богаче Halyk Bank решил не выплачивать дивиденды за 2019 год Богатые должны платить Старт космического корабля Crew Dragon перенесен на 30 мая из-за погодных условий

Усиление агрессивности США приведет к появлению более агрессивной КНР

В декабре на конференции в честь 40-летней годовщины начала политики «реформ и открытости» в Китае председатель Си Цзиньпин заявил о противоречии между необходимостью продолжать этот процесс и защищать национальную безопасность. По словам Си Цзиньпина, «Китай не может развиваться в изоляции от остального мира, а мир нуждается в Китае для глобального процветания». Но он также подчеркнул, что «никто не в состоянии диктовать китайскому народу, что он должен или не должен делать».

Нет сомнений в том, что в последнее время страны миры, а особенно США, активно пытаются давить на Китай, требуя изменений. И торговая война, начатая президентом США Дональдом Трампом (он оправдывает её соображениями национальной безопасности), является наиболее показательным примером. Однако в начале декабря, ровно в ту ночь, когда Си Цзиньпин и Трамп заключили торговое перемирие сроком на 90 дней, Мэн Ваньчжоу, финансовый директор китайского технологического гиганта Huawei, была арестована в Канаде по запросу США.

Министерство юстиции США не стало прояснять причины ареста Мэн Ваньчжоу, но, по всей видимости, он связан с американскими подозрениями в том, что Huawei нарушает режим американских санкций против Ирана. Впрочем, этот арест, возможно, отражает и технологический аспект эскалации экономической и геополитической конкуренции между США и Китаем. В любом случае вероятность введения неожиданных ограничений или санкций в отношении компаний или частных лиц под предлогом защиты национальной безопасности резко повышает риски для китайского, американского и любого другого бизнеса. Всё это стало мрачным сигналом для финансовых рынков, которые весь месяц падали до многолетних минимумов.

Есть веские причины надеяться на то, что Китай сумеет справиться с грядущими трудностями. Дело в том, что за последние 40 лет эта страна сумела выдержать серьёзные внутренние и внешние шоки, которые поражали её почти каждое десятилетие: Культурная революция в 1970-х; высокий уровень инфляции в 1980-х; азиатский финансовый кризис в 1990-х; мировой финансовый кризис 2008 года.

Более того, Китай обратил эти кризисы в новые возможности. В результате, усредненные годовые темпы роста ВВП, начиная с 1978 года, составили 9,5% (по сравнению с мировым средним уровнем 2,9%), что позволило повысить долю Китая в мировом ВВП с 1,8% до 18,2% и вытащить 740 миллионов человек из нищеты. Китай занимает сейчас второе место в мире по размерам ВВП, потребления и прямых иностранных инвестиций, а также первое место в мире – по объёмам промышленного производства и международной торговли товарами и по размерам валютных резервов.

Как подчеркивал в своей недавней речи Си Цзиньпин, данный успех стал результатом упорного труда китайского народа, инновационной практики китайского бизнеса, а также руководства Коммунистической партии Китая. Но именно эту централизованную, однопартийную систему государственного управления в Китае пытаются изменить США. По сути, это первый значимый внешний шок, серьёзно связанный с национальной безопасностью, с которым столкнулся Китай за последние 40 лет.

Риск сегодня заключается в том, что жёсткий подход под лозунгом «Америка прежде всего», выбранный США, будет усиливать сторонников жёсткой линии в самом Китае. Они будут требовать повышения внимания к национальной безопасности вместо продолжения политики реформ и открытости. Как выразился бывший генеральный директор Всемирной торговой организации Паскаль Лами, «усиление агрессивности США может привести к появлению более агрессивного Китая в рамках цепной реакции, что будет плохо для всех».

Такая цепная реакция предполагает спиральный спад в динамике мировой торговли и инвестиций. Усиление торговых противоречий уже повысило шансы наступления синхронной глобальной рецессии и замедления темпов роста экономики в США, Китае и Европе в 2019 году. Между тем, сопротивление китайской инициативе «Пояс и путь» (которую демонизируют и некоторые китайские ястребы из сферы национальной безопасности) может перекрыть один из немногих доступных в мире источников финансирования для создания столь необходимой инфраструктуры и общественных благ, особенно в развивающихся странах.

Перед Китаем теперь возникла дилемма. Для минимизации уязвимости перед внешней враждебностью правительству, возможно, придётся пересмотреть некоторые пункты своей программы внутренних реформ. С точки зрения национальной безопасности (и общественных благ), имеет смысл поддерживать сильный госсектор, делать акцент на долговом финансировании и укреплять руководящую роль КПК. Но для обеспечения качественного роста экономики страна должна продолжать заниматься расширением частного бизнеса и увеличением финансирования за счёт рынка ценных бумаг, а также повышать уровень децентрализации, стимулируя, тем самым, конкуренцию, инновации и создание рабочих мест.

Си Цзиньпин надеется сбалансировать эти императивы, активней опираясь на модель экономического роста с китайскими особенностями и учитывая уроки китайской философии и истории, а также своих предшественников – Мао Цзэдуна, Дэн Сяопина, Цзян Цзэминя и Ху Цзиньтао. Это означает консолидацию партийного руководства (вопреки американским мечтаниям) для сохранения прагматичных, гибких и стратегических подходов к управлению системными рисками и выработке ответов на внутренние проблемы и внешние угрозы.

Внутри страны китайское правительство будет стремиться поддерживать развитие с акцентом на повышение производительности и, следовательно, на обеспечение инновационного, скоординированного, зелёного, открытого и инклюзивного роста экономики. Данная стратегия предполагает продолжение экспериментов и адаптации, особенно в том, что касается создания эффективных институтов, способных обеспечивать общественные блага прозрачным и контролируемым образом. На международном фронте Си Цзиньпин планирует и дальше вести ответственную внешнюю политику, нацеленную на инклюзивное глобальное развитие и противодействие гегемонии какой-либо одной страны.

Иными словами, Си будет и дальше использовать проверенные временем и глубоко прагматичные подходы Китая к модернизации. Как и многие из его предшественников (но в отличие от многих на Западе), Си Цзиньпин понимает, что для грядущих проблем не найти простого, единовременного решения. На конференции по случаю 40-й годовщины реформ он заявил, что «мы должны решительно реформировать то, что надо и можно изменить, но мы должны столь же решительно не реформировать то, что не нужно и нельзя изменить».

Китай явно готов к реалистичным реформам. А готова ли Америка к прагматичному соглашению?

Эндрю Шэн – почётный научный сотрудник Азиатского глобального института при Гонконгском университете, член Консультативного совета по устойчивому финансированию при Программе ООН по окружающей среде (UNEP).

Сяо Гэн – президент Гонконгского института международных финансов, профессор бизнес-школы HSBC Пекинского университета и факультета бизнеса и экономики Гонконгского университета.

Copyright: Project Syndicate, 2018. www.project-syndicate.org 

Иллюстрации из открытых источников

Эндрю Шэн, Сяо Гэн
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33