пятница, 18 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Сколько иностранцев работает в Казахстане легально? Атамбаеву вернут статус экс-президента? Объявлены победители стипендий имени Батырхана Шукенова Saudi Aramco отложила IPO В Казахстане появится новая монета 35 паломников погибли в Саудовской Аравии Брексит: жёсткий выход отменяется? США призывают власти Казахстана улучшить ситуацию с правами человека Одним движением больше В Казахстане подорожает бензин Когда поменяют код аэропорта столицы? В Казахстане появилась Демократическая партия Опять про Стати Экс-главу Союза фермеров Казахстана осудили за изнасилование Божко: «мне что-то добавить очень сложно» 93% компаний Казахстана сталкиваются с киберугрозами Банки рефинансировали займы на сумму около 215 млрд. тенге Эрдоган против перемирия с сирийскими курдами Токаев о будущем Казахстана Конфуз с российским гимном Майлыбаева раньше срока не выпустят В Казахстане обсудят зарплаты с китайцами Назарбаеву дали новый орден Казахи из Китая просят политубежища в Казахстане Кто в стране самый заядлый шопоголик?

Необходимо наполнить ресурсами Глобальный фон

Самой важной мерой в сфере здравоохранения в 2019 году является пополнение Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулёзом и малярией. Эти три болезни убивают около 2,5 млн человек ежегодно, но их распространение можно полностью остановить к 2030 году, снизив вызываемую ими смертность почти до нуля. Глобальный фонд является важнейшим инструментом достижения этого успеха, и для выполнения этой миссии ему нужно привлекать ежегодно $10 млрд.

Глобальному фонду, созданному в 2001 году Кофи Аннаном, ставят в заслугу спасение 27 миллионов жизней и повышение контроля над этими тремя эпидемическими заболевания до такого уровня, что появилась реальная возможность покончить с ними к 2030 году. Невозможно будет полностью искоренить к этому сроку ни одну из этих болезней, но можно почти полностью ликвидировать смертность и прекратить случаи новых заражений, благодаря тому, что за последние 25 лет заметно повысилось качество и серьёзно снизилась стоимость их диагностики, профилактики и лечения.

Что касается СПИДа, то лечение вируса ВИЧ позволяет не только поддерживать здоровье заражённых людей, но и снижать вирусную нагрузку настолько, что заражение других становится маловероятным. В этом смысле «лечение становится профилактикой»: предоставление лечения достаточно высокому проценту ВИЧ-позитивных пациентов позволит в целом прекратить заражение этим вирусом.

Тем временем, достигнутый прогресс в диагностировании (простой анализ крови из пальца), профилактике (применение – среди прочих инструментов – москитных сеток, пропитанных инсектицидами длительного действия) и в лечении (недорогие комбинации лекарств на основе артемизинина) открывает возможность для практически полной ликвидации смертности от малярии (она уже снизилась почти на 60% по сравнению с пиковыми уровнями в начале 2000-х годов). Недавний всплеск новых случаев заражения и смертности является тревожным сигналом того, что мир вновь перестал инвестировать в эту борьбу достаточные средства.

Что касается туберкулёза, то здесь задачами, ещё требующими решения, по-прежнему являются диагностирование на ранней стадии и эффективное лечение, особенно туберкулёза с множественной лекарственной устойчивостью. За период с 2000 года уровень смертности от туберкулёза снизился примерно на 42%. Благодаря существенному охвату мерами эффективного мониторинга и лечения, можно будет в основном ликвидировать сохраняющуюся пока смертность от туберкулёза.

Сравнительно низкая цена и огромная польза всех этих мер означает, что страны с доходами высокого и выше среднего уровня должны выстроить соответствующим образом приоритеты в своих медицинских программах и национальных бюджетах. Шокирует, что в США лишь около половины ВИЧ-позитивных пациентов получают лечение, что объясняется пренебрежительным отношением к этому вопросу федерального правительства.

Между тем, развивающимся странам с доходами низкого (а зачастую и ниже среднего) уровня оказывается недостаточно ресурсов национальных бюджетов. Как показывают недавние расчёты Международного валютного фонда, у этих стран нет средств, чтобы гарантировать всеобщий охват услугами здравоохранения и другими базовыми услугами, к чему призывает программа «Цели устойчивого развития».

В этом собственно и заключается одна из двух причин создания Глобального фонда: расширять возможности бедных стран в контроле над этими эпидемиями. Вторая причина – необходимость применения передовых достижений мировой науки и строгого менеджмента в борьбе с этими тремя эпидемиями. Благодаря своей уникальной бизнес-модели, Глобальный фонд выполняет обе задачи: он создаёт и распространяет знания, нужные для борьбы с тремя болезнями, и строго следит за реализацией финансируемых проектов.

У Глобального фонда был хороший старт в начале 2000-х, он получил мощную поддержку обеих партий в США и аналогичную многопартийную поддержку в других странах. Среди мировых лидеров президент Джордж Буш-младший оказывал Глобальному фонду наибольшую поддержку, а Билл Гейтс стал его крупнейшим благотворителем. Но после финансового кризиса 2008 года бюджет Глобального фонда перестал увеличиваться, и возник зазор между тем, что требуется, и тем, что финансируется.

Эту прореху необходимо будет закрыть в октябре 2019 года, когда пройдёт организуемая французским правительством конференция в Лионе, на которой Глобальный фонд должен быть пополнен для работы в период 2020-2022 годов. Во время предыдущего раунда пополнения Глобальный фонд объявил, что общая сумма необходимого финансирования на три года составляет примерно $98 млрд, которые могут получены из местных бюджетов и других источников за исключением примерно $30 млрд. Но вместо того, чтобы предоставить недостающие $30 млрд (то есть около $10 млрд в год), спонсоры выдали Глобальному фонду только $13 млрд. Отсутствие адекватного финансирования означало, что все три болезни продолжали распространяться и убивать людей, хотя это можно было предотвратить.

На этот раз обязательно следует предоставить всю недостающую сумму. Глобальный фонд вскоре опубликует собственные оценки своих финансовых потребностей, но вряд ли эти цифры сильно изменятся – около $30 млрд на три года, или по $10 млрд в год.

Это поразительно низкая цена за спасение миллионов жизней. Задумайтесь, что в реальности означают эти $10 млрд в год. Для 1,2 миллиардов человек, живущих в странах с высоким уровнем доходов, это соответствует $8 с человека в год. Для Пентагона эта сумма примерно равна его расходам за пять дней. А для 2208 мировых миллиардеров она равняется всего лишь 0,1% их совокупного чистого богатства (около $9,1 трлн).

Вот, следовательно, базовое предложение: Глобальный фонд должен привлечь $30 млрд на следующие три года. Половину из этих $30 млрд могут предоставить правительства-спонсоры. США следует продолжить традицию поддержки фонда обеими партиями. Китай, который ранее получал средства от Глобального фонда, теперь должен стать его спонсором. Вторая половина финансирования должна поступить от богатейших людей мира, чьё богатство резко возросло в последние годы. Гейтс задал стандарт, а в рамках кампании «Клятва дарения», которую он начал вместе с Уорреном Баффетом, сотни сверхбогачей легко могут гарантировать предоставление $5 млрд ежегодно на период 2020-2022 годов.

В мире, раздираемом конфликтами и алчностью, борьба Глобального фонда с тремя эпидемическими заболеваниями является проявлением просвещённого эгоизма. Она также напоминает о том, как много можно сделать человечество, когда мы сотрудничаем ради спасения жизней.

Джеффри Сакс – директор Сети ООН по поиску решений для устойчивого развития (SDSN). 

Гвидо Шмидт-Трауб – исполнительный директор SDSN. 

Ванесса Фаянс-Тёрнер – директор SDSN по вопросам финансирования программы «Цели устойчивого развития».

Copyright: Project Syndicate, 2018

иллюстрации из открытых источников

Джеффри Сакс, Гвидо Шмидт-Траум, Ванесса Фаянс-Тёрнер
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33