воскресенье, 24 февраля 2019
Туман -7.1, Туман
USD/KZT: 376.73 EUR/KZT: 427.36 RUR/KZT: 5.75
Мининформации обещает «революцию» в виде общего сайта госорганов США – КНР: юань преткновения Аким Алматы посчитал, что через полтора десятка лет город станет «трехмиллионником» Министр информации поручил заму собрать мнения журналистов Плечом к плечу с «этичным» министром Глава МВД обещал СМИ дружбу, но анализ реформы проведут другие Штаты вчинили иск Дональду Трампу Стартовал прием заявок на участие в Umay Boost для женщин-предпринимателей Россия потеряла ЗРК С-400, которые купил Китай С дисконтом: «Казахтелеком» по-новому оценивает свои акции Baring Vostok Capital назначил временных управляющих Минюст Узбекистана сделает обязательными брачные контракты Молодые пары под крылом государства «Нобелевка» по заявке Белого дома Михаил Ломтадзе: «Это событие не отразится на казахстанской компании» Право на отставку: Конституционный Совет ответил Назарбаеву Михаил Горбачев об афганском синдроме Госдумы Акимат Астаны о том, что делается для «качества жизни» Сенат США уточнил потенциальные санкции относительно России В столице многодетные матери требуют встречи с первыми руководителями Астаны Дарига Назарбаева: «Где вы все были? Почему проглядели?» Блумберг против второго срока Трампа Ашгабад молчит на запросы Душанбе Аким Алматы создает сервисный центр многодетных матерей Ведущие мировые агентства подняли кредитный рейтинг России

Паны дерутся, а у Казахстана чуб трещит

Недавно в ходе форума в Давосе министр национальной экономики Казахстана Тимур Сулейменов заявил, что Астана разработала пакет мер по противодействию антироссийским санкциям.

Он утверждает, что это меры структурные, общеэкономические, отраслевые - такие, как временное снижение тарифов, по естественным монополиям, снижение отдельных видов налогов, продление сроков действия кредитных соглашений, которые даются государственными институтами развития, с тем, чтобы поддержать реальный сектор.

В силу больших производственных и коммерческих связей санкции в отношении России не могут не влиять на экономику Казахстана, признался Сулейменов. Ранее он подчеркивал, что главная опасность от санкций для Казахстана могла бы заключаться в том, что под них могли попасть трубопроводы, но это исключено, сказал он. «Трубопровод, который связывает нашу нефть с морями, в частности, с Новороссийском, в санкциях не прописан. То есть, американские же компании, такие, как «Шеврон», которые являются инвесторами Каспийского трубопроводного консорциума, добились от Конгресса, чтобы транзитные трубопроводы были исключены из-под санкций. В этой части эффекта на доставку нашей нефти на внешние рынки не будет», - обнадежил он.

В 2018 году Сулейменов специально даже ездил в Вашингтон, чтобы минимизировать негативное влияние антироссийских санкций на Казахстан. Тогда американская сторона заверила, что экономические санкции не направлены против Астаны. Тогда же были достигнуты некие договоренности о минимизации возможного экономического эффекта санкций на экономику Казахстана, правда, ни о каких конкретных мерах заявлено не было.

Вместе с тем, европейские дипломаты говорят о влиянии антироссийских санкций на торговые отношения с Казахстаном. Так, Чрезвычайный и Полномочный посол Германии в Казахстане Тило Клиннер заметил, что Казахстан – часть ЕАЭС. «Поэтому у нас есть технические вопросы на таможне. Ситуацию осложняет и то, что ты не можешь провезти товар через территорию страны – участницы ЕАЭС, если к тебе применены встречные меры, скажем, такие, как контрсанкции России на сельхозпродукты. И, тем не менее, на германских инвестициях это не сказывается», – отметил он.

В МНЭ подчеркивают, что на данный момент есть несколько каналов влияния на Казахстан – инвестиционный, торговый, курсовой.

Между тем министерство признало, что если будут реализовываться жесткие сценарии по санкциям, то есть, когда будут заморожены активы российского Госбанка или дальнейшие санкции в отношении госдолга России, то это обязательно ударит по Казахстану, в первую очередь по курсу тенге. Ранее МНЭ сообщало, что разработало три сценария, которые предполагают увеличение курса доллара к рублю до 70, 80, 90 и соответствующие повышение курса тенге.

В свою очередь, Национальный банк отмечает, что, во-первых, санкции в отношении России могут привести к замедлению ее экономического роста и, соответственно, к возможному снижению спроса на экспортную продукцию Казахстана со стороны России. Во-вторых, на фоне санкций возможен отток капитала с финансового сектора РФ, который будет способствовать обесценению курса рубля и ускорению инфляционных процессов как в России, так и в Казахстане, в том числе через импорт российской инфляции.

Шеф-аналитик ГК TeleTrade Петр Пушкарев заметил, что санкции для России - прежде всего нехватка длинных денег, западных валютных кредитных линий. А также то, что заметная часть иностранных инвесторов, компаний, опасаясь будущих раундов ужесточения санкций, воздерживаются пока от расширения своего участия в российских проектах, а значит - России приходится их финансировать своими силами, а иногда и ужимать.

Отсюда и сокращение возможностей инвестировать, делать капиталовложения, в том числе и вывозить капитал под совместные проекты со странами - ближайшими соседями и союзниками. Это может затрагивать совместные проекты казахстанского и российского бизнеса. Кроме того, ограниченная скорость роста экономики России не дает возможности быстрее увеличивать объемы поставок в Россию и для продукции из Казахстана. Однако наиболее эффективные, наиболее выгодные совместные сферы приложения сил не страдают: в этом смысле частный капитал не имеет национальности, он просто идет туда, где «пахнет» прибылью, считает аналитик.

Нет особого ущерба для большинства совместных инициатив, одобренных на государственном уровне. Эффект от западных санкций даже и собственно на состояние экономики самой России сильно преувеличивают, заметил г-н Пушкарев. В реальности сокращение ВВП России конкретно за счет санкций, согласно различным оценкам, не превышает 1-1,5%.

В остальном стагнация экономики, замедленное ее развитие - суть остаточные эффекты от снижения притока нефтяных денег в 2014-2016 годах, сказываются и посткризисные эффекты снижения темпов мировой экономики, против работает собственная инерция.

У Казахстана самый большой товарооборот именно с Россией, так что есть, естественно, и опосредованное влияние на экономику - со стороны этих сравнительно низких темпов роста в России, подавленного спроса. «Мы взаимосвязаны в слабости. Это не отменяет необходимости поиска инвестиций и партнерства со всеми странами. Вот этой широкой международной аудитории, очевидно, в первую очередь и адресовал в Давосе свой мессидж глава Миннацэкономики Казахстана: они должны знать, что инвестиции в Казахстан будут надежно защищены от эхо-эффекта антироссийских санкций», - заметил аналитик.

Что касается темы расширения американских санкций, то, скорее всего, в этом году серьезного ужесточения не произойдет, считает аналитик. По его словам тема была очень остра и актуальна осенью, сейчас возникли непримиримые разногласия между основными политическими силами и ветвями власти в США, и вряд ли именно вопрос российских санкций станет в этой игре разменной монетой в ближайшие месяцы.

«Собственно, это и не в интересах американского национально ориентированного бизнеса, который представляет Трамп, а большинство в верхней палате Конгресса он контролирует. Хороший знак - снятие санкций на днях с теперь уже бывших компаний Дерипаски: «Русала», «Еn+» и «Сибэнерго», пусть их и пришлось перекроить для этого в ущерб российским акционерам и с вынужденным увеличением американского контроля за назначениями в этих компаниях», - сказал он.

Эксперт считает, что «вопрос новых санкций не закрыт и может обостриться, активно всплыть вновь к весне или к лету 2020 года, когда все политические силы США начнут артподготовку к финишному спурту президентской гонки», - заключил Петр Пушкарев.

Эксперт Института экономических исследований стран Центральной Азии Алишер Хамидов отметил, что в реальности, несмотря на попытки властей Казахстана сделать вид, что влияния антироссийских санкций на Казахстан нет, на самом деле оно имеется. Правда, основная проблема связана не с санкциями, а общим замедлением российской экономики и ухудшением основных торговых показателей.

При этом Хамидов считает, что в 2019 году больших санкционных пакетов не ожидается, Вашингтон заморозил уже готовившиеся новые санкции на неопределенный срок, внутренняя кухня, связанная с расследованием в отношении Трампа, сейчас больше волнует демократов, чем дальнейшее противостояние с Россией, поэтому, по словам аналитика, Кремль получит шанс на передышку.

Однако это ровным счетом ничего не сможет изменить, так как ни у российской, ни у казахстанской экономики нет драйва для роста, даже высокие цены на нефть уже не дают эффекта в силу структурных проблем двух стран, считает он.

 иллюстрации из открытых источников

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33