среда, 19 июня 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Дело Текебаева пересмотрит Верховный суд Имена убийц 298 пассажиров рейса MH17 названы Платини свободен Что будет на Kazakhstan Energy Week и Евразийском Форуме Kazenergy? Сегодня в Нидерландах назовут имена виновных в крушении рейса MH17 Выпуск алюминия снизился на 9% В Ашхабаде очереди за продуктами Жомарту Ертаеву продлили арест еще на 2 месяца Трамп пойдет на второй срок Аренда в Берлине станет дешевле чем в Нур-Султане? Мишель Платини задержан Аскар Жумагалиев вновь стал министром Сколько людей задержали во время митингов? С 19 июня на дорогах РК вводится дифференцированный тариф Все продается. И Sotheby’s тоже. Уличные камеры в Душанбе начнут распознавать лица Максат Скаков получил новую должность Казахстанская компания запустила завод по выпуску жидкого азота Мухаммед Мурси умер в зале суда В местный бюджет поступили 1,5 триллиона тенге Старые новые акимы Акимы Алматы и Шымкента сохранили свои места Экс-аким Нур-Султана возглавит новое министерство Взрыв на СТО в Костанае Магзум Мирзагалиев стал министром экологии, геологии и природных ресурсов

С народом шутки плохи

У казахов нет такого потенциала, чтобы выйти на площадь и взять власть в свои руки. И не потому, что миллионы не готовы выйти на улицы. Даже если они и были бы, нет кандидатов в президенты, готовых выйти к избирателям с такой программой, благодаря которой они получили бы большинство голосов на выборах,

- считает чешский политик Джамиля Стехликова. Человек, для которого политика уже три десятка лет является профессией.

 

 

Без работы над ошибками

- Власть Казахстана часто бьет ниже пояса,  - говорит Джамиля, -  Преждевременные выборы - один из политтехнологических шагов, с которыми оппозиции трудно справиться. Очень трудно играть по этим правилам, но неизбежно, потому что этот шаг законный с точки зрения легитимизма. В Конституции есть лазейка: президент может объявлять выборы, когда угодно.

Конечно, у людей игра по правилам, продиктованным властью, вызывает разочарование. Тем не менее в Казахстане накануне президентских выборов разворачивается очень интересная интрига. Да, программы у кандидатов неинтересные, никто не читает прописанные в них сто пунктов, но эти выборы должны показать, куда мы пришли за 30 лет независимости и что такое вообще Казахстан. Страна сейчас стоит перед дилеммой – выбрать преемственность, которую нам обещает Токаев, или надежду на перемены, связанную с именем Косанова. Поэтому эти выборы будут носить исторический характер. Казахстан может вписать новую главу в политологию, если международные наблюдатели и местные активисты посчитают, что выборы прошли более или менее честно и справедливо.

 Если выбираем главный лозунг кандидата в президенты от власти (преемственность), то оставляем сильную авторитарную структуру власти. У казахов есть культурные коды, способствующие ее сохранению. Уважение к старшим, например. Назарбаев, назвав себя Елбасы, стремился пробудить архетипы, которые есть у каждого казаха. Даже я, когда  я пишу о своих предках-батырах, то лезу в такие архаические вещи, о которых мне никто не говорил.

 И другой выбор – надежда на перемены. Казахстан позиционирует себя как государство с западным европейским вектором. Ведь мы хотим быть среди 30 развитых стран мира, и говорим, что нам не чужды европейские человеческие ценности и демократия. Свидетельство тому Конституция - очень демократическая и продвинутая. И я думаю, что даже если Токаев получит 75% голосов, а Косанов - 10, то это уже станет предвестником огромных перемен. Лед в Казахстане тронулся, начиная с 19 марта, когда Назарбаев подал в отставку. Транзитный переход, о котором он сказал, на самом деле - больше, чем переход. Впервые за 100 лет у народа появилась возможность оказаться на развилке у двух дорог.  

Некоторые представители оппозиции призывают голосовать «ногами» - бойкотировать выборы, сидя на диванах, другие говорят – нет, надо идти. Но избиратель – свободный человек. Идти или не идти  – это его святое право. Главное, у всех появилась какая-то надежда, что эти выборы у нас будут, наконец, конкурентными. Эта вера подпитывается тем, что очень осторожная власть в Казахстане сейчас явно напугана, а потому стала делать ошибки. Самая большая – совершенно абсурдным способом 1 и 9 мая принялась задерживать людей. Но это был мяч в собственные ворота, потому что аресты привлекли к себе внимание не только в Казахстане. Чешские журналисты сразу оживились. Они ждут- не дождутся, когда я им это прокомментирую. А я жду волеизъявления народа 9 июня.

Более того,  этими задержаниями власть мгновенно настроила народ против себя. Огромное количество людей, намеренных избрать консервативный вариант преемственности, - сказали «нет» Токаеву. А он ответил им, что на митинги, если они несанкционированные, выходить нехорошо. Но как же так?! Чтобы остаться в те праздничные, святые для народа дни дома, надо быть совсем затюканным рабом или же человеком, боящимся собственной тени.

Вторая ошибка власти – блокировка Интернета. Это было воспринято как пощечина и унижение. Такое может делать только власть, которая боится собственного народа. Кроме того, она выставила себя в смешном свете, задерживая парня с пустым ватманом, а потом девушку с воображаемым плакатом в руках.

С другой стороны, наша, как я ее называю, национал-либеральная альтернатива тоже делает ошибки, поскольку начинает грызться между собой. Наиболее радикальные, поддерживая идею о том, что нужно сломать систему и построить что-то новое, начинают ругаться с людьми, которые хотят поддержать Косанова. Но я надеюсь, что казахской оппозиции все же хватит азиатской мудрости договориться между собой. Если этот конфликт не будет остановлен, то власть наверняка его использует. Скажут, что казахская оппозиция сама не знает, чего хочет, а вот мы гарантируем преемственность и стабильность. И это только вопрос времени - когда власть возьмется за свой излюбленный прием: пугать майданом.

Кто с кумачом, кто ни о чем

 - Как вы оцениваете политические программы кандидатов в президенты?

- Я скажу непопулярную вещь: такого потенциала, чтобы выйти на площадь и взять власть в свои руки, у казахов нет. И не потому, что миллионы не готовы выйти на улицы. Даже если бы они и были, я не вижу никого, кто вышел бы к избирателям с такой программой, какая, например, была у Вацлава Гавела. Благодаря ей он на первых же выборах получил большинство голосов.

У всех кандидатов в президенты есть какой-то элемент национальной традиционности. У национал-либерала Косанова он проявляется в том, что выдвинувшее его движение «Улт тагдыры» («Судьба нации») выступает за возрождение нации. В самом названии заключен элемент здорового национализма, который для постколониального государства очень важен.

Приверженность традициям наблюдается и у коммунистов: они снова машут кумачом. Им даже не надо делать избирательную кампанию. Достаточно поднять красный, лучше советский, флаг - и ностальгирующие избиратели побегут к ним. А ведь на руках у Коммунистической партии кровь и голод на грани геноцида. И тем не менее коммунисты Казахстана продолжают рефлексировать по тем ужасам, которые творила их партия. Стандартно-левая программа их кандидата словно напоминает о том, что 30 лет независимости – очень маленький срок для истории.

Кандидат от федерации профсоюзов будет толкать программы по защите прав трудящихся. Трудовое законодательство всегда можно улучшить в эпоху развитого капитализма и бизнеса. Тот, кто является хозяином, всегда будет притеснять рабочего, и последнему, естественно, нужна защита. Однако люди с частными программами могут поднять своих избирателей, но никак не весь народ.

То же самое можно сказать об аграрии от партии «Ауыл». Партии такого толка есть в каждой стране, где люди занимаются сельским хозяйством.  

Если же посмотреть на несчастную Еспаеву, то непонятно, зачем она вообще идет на эти выборы. По ее словам, она сделала это потому, что хочет доказать: у женщин тоже есть шансы выиграть выборы. Но когда ее в прямом эфире спрашивают: «Кто должен быть лидером – мужчина или женщина?», то первая и единственная женщина-кандидат отвечает: лучшим лидером является мужчина. Этим она перечеркнула все свои шансы. Для женщин-политиков такие слова наверняка стали большим разочарованием. А вот если бы она вышла к народу и сказала, что хочет ломать стереотипы, то она собрала бы столько голосов!

Есть еще кандидат, который ходил в ночной клуб агитировать за кумыс и шубат. Конечно же, смешно - говорить людям, которые пришли туда отдохнуть, что употреблять спиртное - неправильно. Ему еще повезло, что бармены не выкинули его из клуба.

У Токаева, как от кандидата от власти, есть огромные ресурсы, возможность привлечь не только дизайнеров, маркетологов, политтехнологов, госслужащих, студентов, но и использовать инерцию населения. Ведь у других кандидатов просто нет времени для проведения большой кампании. Для сравнения: кампанию по продвижению своих кандидатов в Европейский парламент мы начали год назад, кампании по выборам президента в Чехии начинаются за полтора-два года.

Но даже если Токаев проскочит в силу политической инерции, на что власть и делает расчет, то он будет представлять собой стандартный центр. Назарбаев отныне как бы уже ни за что не будет отвечать, и все издержки непопулярных мер (за возможную девальвацию) и непредсказуемые социально-экономические последствия падут на голову второго президента. И когда в 2021 году начнутся парламентские выборы (если опять не преждевременно), там уже будет столько кандидатов от оппозиции! Те, кто призывает к диванному бойкоту, уже сейчас готовятся к этим выборам. И это нормальная, стандартная политическая стратегия, принятая во всех странах. Казахстанцы отличаются от европейцев только тем, что  немножко наивны. Европейцы сразу говорят, что этот выскочка не будет президентом, но он пойдет на парламентские выборы.

Когда оппозиционный политик от социал-демократической партии Ермурат Бапи снимал свою кандидатуру, он знал, что шанс победить у него равняется 5 к 95. И теперь он, единственный, как говорил Достоевский, стоит воплощенной укоризной перед отчизной. Все диванники сейчас кричат, что Бапи мог бы блистать вместо Косанова, но «героически отказался», потому что считает, что «выборами управляют власти». Это тоже стандартная политическая процедура. Отныне взявший самоотвод кандидат будет критиковать всех других кандидатов. Если выберут Косанова, он скажет, что тот договорился с Ак-Ордой. Если Токаева, то критика будет вдвойне: он не должен был идти на эти выборы.

 То есть он будет расти на промахах своих оппонентов, с которыми не пошел в бой, и получит политические очки от недовольных. Но, с другой стороны, не участвовать в гонке – тоже ошибка. Ведь на самом деле он участвует в ней, призывая оставаться на диване. Социальные демократы теперь будут колебаться. Одни будут говорить: давайте останемся, другие скажут: нет, поддержим Косанова. Тем самым они вносят сумятицу в ряды избирателей. Тем не менее выбор сделан, впереди маячат парламентские выборы.

С народом шутки плохи

- Почему власть все-таки пустила на выборы оппозиционного кандидата?

- Я думаю, что власть просто струсила и решила ослабить гайки. Мне кажется, за несколько дней до выборов власть попытается сделать провокацию против него. Но Косанов и сам когда-то был в этих структурах, поэтому прекрасно знает, что такое политика. А власть уже сделала невозвратные шаги: во-первых, 19 марта запустила процесс, во-вторых, допустила Косанова к выборам. И то, что все, как она считает, находится под контролем, в какой-то момент превратится в иллюзию.

Думаю, сейчас самое главное, что требуется от кандидатов (особенно я это посоветовала бы господину Косанову), - встречаться как можно с большим количеством народа. Крепко пожимая руку потенциального избирателя, разговаривать с ним на равных, расспрашивая его о самых простых вещах. На таких встречах всегда бывает видно, умеет ли кандидат говорить с электоратом и есть ли у него харизма.  .

Всюду - в Европе, в Латинской Америке, в США - кандидаты ходят в народ. Но в Казахстане за 30 лет возникла огромная дистанция между властью и народом. В соседней России – то же самое. Их активисты говорят, что встреча с властью – большая редкость. Если это и случается, то острые вопросы задавать нельзя. Ярким исключением был Немцов, а сейчас - Навальный. Я не говорю о  политических взглядах последнего, речь идет о том, как он общается с людьми. Такого в Казахстане пока еще нет, но я уверена, что на парламентских выборах в 2021 году будет уже не один и не два кандидата, смело идущих на встречи с народом.

Конечно, уровень политического маркетинга в Казахстане очень низкий. Я не знаю, нанимали ли кандидаты специалистов из-за рубежа, но это и неважно. Маркетингом можно что-то решить, когда избирателей трудно чем-то удивить так, чтобы у них, образно говоря, отпала челюсть. В Чехии наш премьер-министр раздавал пышки с повидлом, а в Казахстане такой голод по изменениям, что достаточно что-то сказать в Твиттере  или выйти на митинг, где участвует всего 10 человек, и люди будут бесплатно снимать и высылать в эфир фото кандидата. Когда самый непопулярный и незаметный кандидат Тугел пришел в ночной клуб, то посетители сами напрашивались: «Агай, можно мы сделаем селфи с вами?». А потом выставляли эти фото в инстаграмме...

В Казахстане долго придерживали крышку над кипящим котлом. Позиция президента Назарбаева держалась на огромной авторитарной силе системы. Однако давление все больше и больше подпирает крышку, удерживать ее становится все труднее и труднее. Котел готов взорваться, поэтому власть постепенно начинает выпускать пар. Первый шаг она сделала, сказав «а» 19 марта: Назарбаев ушел в отставку. Но всеобъемлющий контроль с его стороны остался: он - первый президент, он возглавляет совет безопасности, он - председатель ассамблеи народов… Токаев - его спарринг-партнер, но до поры до времени, а потом состоятся выборы, и чем бы они ни закончились, Назарбаев уже не будет президентом, в Казахстане останется только один центр власти. И тогда уже Ее Величество История возьмет ход событий в свои руки. Трудно предвидеть, чем это закончится, но Казахстан наконец посмотрит на себя в зеркало. Какое у него лицо? Это мы увидим после того, когда узнаем, сколько процентов получит надежда на перемены в лице Косанова на президентских выборах. Почему он? Потому что Косанов – единственный, кто, во-первых, наиболее известен. Во-вторых, он сказал, что запустит политические процессы в стране, облегчит процедуру регистрации новых партий. В-третьих, он осудил то, что делала власть 1 и 9 мая. А еще он обратился к избирателям с предложением, чтобы они оставляли свои предложения на его страничках в соцсетях. Это очень хороший и грамотный шаг. Высокие казахские политики на вопросы обычно не отвечают, либо отделываются дежурными «мы рассмотрим», «мы посоветуемся» - и наступает тишина.

Я уверена, что Косанов получит больше 10% голосов. А если это так, то на парламентских выборах Казахстан получит таких политиков, которые действительно станут представителями народа, способными двигать изменения. Обратного пути у Казахстана нет. Я вспоминаю Горбачева, который сказал «процесс пошел», когда почувствовал, что к старому возврата больше нет. Система очень сопряжена с верхушкой, с президентом, очень зависит от главы правительства, от того, кто и как будет вести государство, от «черных лебедей».

…Очень интересное сейчас время на моей родине. К казахам наконец-то начинает возвращаться их достоинство. Оппозиция может призывать оставаться на диванах, но даже на диване можно оставаться с достоинством. Главное, у людей есть ощущение, что они выбирают.

(Продолжение интервью с чешским политиком – о том, как сама г-жа Д.Стехликова пришла в европейскую политику и чем она объясняет свою долгую жизнь в ней  - читайте в следующем материале).

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33