пятница, 24 января 2020
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Жители ЕАЭС смогут вывозить до 100 тысяч долларов Когда будет уволено правительство? Токаев о госслужбе: совещания проводить мы умеем Токаев о пострадавших в авиакатастрофе самолета Bek Air Токаев: "финансовая система больна" Ерболат Досаев: инфляция будет снижена Аскар Мамин назвал регионы-аутсайдеры Аскар Мамин: вести бизнес станет легче Что сказал Мамин Токаев: мы достигли неплохих показателей Брексит состоится ровно через неделю Врачи оплатят учебу девушке, чья мама умерла по их вине Жители Жанаозеня требуют работу В Израиле открылся Всемирный форум памяти жертв Холокоста В Ташкенте построят небоскрёбы-близнецы Снежная буря накрыла Нур-Султан и акима Мирзиёев завтра обратится с посланием Разрушительный шторм в Испании Ледовую арену в Павлодаре предложили назвать именем Дениса Тена Франция отказывается от атомной энергетики Сколько казахов вернулось на родину в прошлом году Айсултан Рахат (Назарбаев) опасается за свою жизнь Казахстанцев защитят от смертельного короновируса Как обогатиться за счет коррупционеров? Президентом Греции впервые стала женщина

Предатель интересов народа или символ протеста?

«Ожидать, что кандидат от оппозиции добьется чего-то большего, чем 16%, изначально было заблуждением: за последние 30 лет в Казахстане не было ни одного митинга, который превышал бы десятитысячную отметку, - утверждает политолог, декан школы государственной и общественной политики ALMAU Аскар Нурша. - Тактика бойкота выборов тоже себя не оправдывает: это означает отсутствие результатов в правовом поле. Поэтому, когда Косанова обвиняют в предательстве, меня это немного удивляет».

Почетное второе место

«Многие думают, что 16% голосов, отданных за Косанова, -  это поражение, но в реальности - это победа, - считает он. -   Неделю назад оппозиционному кандидату прогнозировали в два раза меньше. Он - это проекция протестных настроений казахстанского электората в отношений Акорды. Люди на самом деле голосовали не за Косанова, а за протест, а ему, надо отдать должное, хватило смелости стать символом этих настроений. Теперь задача власти - научиться говорить с электоратом Косанова, иначе ей придется иметь дело с электоратом Аблязова.

Изначально, как только Косанов вступил в предвыборную гонку, все уже тогда понимали, что он будет бороться с другими кандидатами за второе место. И он этот план реализовал. Однако его второе место не было предрешенным. То есть, по большому счету, первое - он был каналом, через который избиратели выражали свои протестные настроения. Второе - другие кандидаты, участвовавшие в предвыборной гонке, проявили себя очень блекло. На их фоне Косанов и выиграл. Если бы другие партии выдвинули более сильных кандидатов (скажем, если бы вместо Ахметбекова был бы Конуров, или вместо Еспаевой - Перуашев), то не факт, что Косанов набрал бы столько голосов. Ну и третий момент: на самом деле данные экзитпола (поздним вечером 9 июня – 14%, а утром 10-го – 16% ) для оппозиционного кандидата – это рекорд в условиях казахстанской политической реальности. Еще ни один из кандидатов в президенты на предыдущих выборах не набрал столько голосов. Абдильдин в 1999 году - 11,7% Туякбай в 2005-м – 6, 6%. На этом фоне Косанов, во-первых, добился гораздо большего результата, чем все предыдущие оппозиционные кандидаты; во-вторых, он преподнес оппозиции подарок. Признав косановские 16%, власть признала тем самым наличие в Казахстане протестных настроений. Это ведь не туякбаевские 6,6%, а фактически шестая часть избирателей. И опять же не только власть, но и население  увидело, что кандидат от оппозиции набрал столько голосов, что она (оппозиция) у нас все-таки существует. Своими 16% он фактически заново легализовал положение отечественной оппозиции в правовом поле. При этом не как бойкотчиков, а так, что у нее наконец-то появляется «лицо». Мы видели, как наша оппозиция раскалывается на различные фракции и фрагменты, а Косанов олицетворяет собой умеренный формат оппозиции, с которой власти, хочет она того или не хочет, но придется работать. И делать она это будет именно с Косановым. Поэтому все эти нападки на него на самом-то деле, как мне кажется, поверхностные. В чем проблема на самом-то деле? В лидерстве в оппозиционных кругах, в серьезной конкуренции среди, скажем, нескольких центров. Пока они не могут и не способны сейчас объединиться вокруг кого-то из кандидатов. По большому счету оппозиция делила шкуру неубитого медведя, исходя из завышенных ожидании и от власти, и от Косанова. То же самое можно сказать и об электорате. Ведь почему я говорю «завышенные ожидания»? Дело в том, что, не приложив абсолютно никаких усилий, не имея длительной и многочисленной митинговой активности (за последние 30 лет в Казахстане не было ни одного митинга, который превышал бы десятитысячную отметку), ожидать, что кандидат от оппозиции добьется чего-то большего, чем 16%, мне кажется, было изначально заблуждением.

Нулевая позиция

Тактика бойкота выборов тоже себя не оправдывает. Нулевая политическая позиция - это ноль, умноженный на ноль. Тем самым избиратель обрекает оппозицию на вакуум каналов для взаимодействия с властью. Это означает отсутствие результатов в правовом поле. Поэтому, когда Косанова обвиняют в предательстве, меня это немного удивляет.

Люди также недовольны тем, что он признал итоги выборов и тем самым - победу Токаева. Но их можно не признавать в случаях, когда твой политический противник слаб и у тебя есть шансы вырвать у него победу. А какие шансы были у Косанова, если у него не было ни финансовых ресурсов, ни стоящей на ним серьезной оппозиционной организации. Только лишь избирательный штаб. Поддержка людей, которая якобы  у него есть, – эфемерна. Да, они вышли на митинги протеста, но если объективно, то электоральная поддержка – это не ресурс, ведь она никоим образом не выражается политически. Люди пришли, на избирательные участки, отдали ему свои голоса, и все - разошлись по домам.

Поэтому, если оценивать с точки зрения политических реалий, то признание Косановым выборов – это единственно допустимое, как мне кажется, поведение в сложившейся ситуации. Тем более, что другие кандидаты тоже признали поражение. Это часть политической культуры в конце концов, завершающей любые выборы.

Еще один момент – Косанов своим первым выступлением после выборов осудил митинги и псевдооппозиционеров. Но мы же видим, что и Аблязов тоже подвергал его критике. Более того, беглый банкир своими заявлениями фактически подрывал электоральную базу оппозиционного кандидата. Именно поэтому, я думаю, Косанов, вступив с ним в заочную полемику, ответил ему тем же. Он фактически показал, что не одобряет методы Аблязова, который находясь за рубежом, и будучи недосягаемым для казахстанской власти, провоцирует народ на выступления. Называя вещи своими именами – бросает его под амбразуры.

… На мой взгляд, Косанов очень успешно провел свою избирательную компанию. В существующих реалиях он выжал из нее максимум того, что смог, потому что за ним, еще раз скажу, не стоит ни серьезной политической партии, ни финансовых ресурсов. Ну и что, что он 20 лет находится в оппозиции? Наше население слабо интересуется политикой, поэтому для многих он человек ниоткуда. И вот представьте себе – этот человек-никто приходит и занимает второе место после кандидата от Нур-Отана (!). Набранные им 16% показывают на самом деле не его рейтинг, а  то, что в Казахстане имеется достаточно серьезный протестный потенциал. Власть это увидела и признала. Теперь задача Косанова – грамотно выстроив стратегию, превратить эту свою победу в политический ресурс, чтобы после выборов снова не стать человеком ниоткуда и уйти в никуда.

После инаугурации президента Токаева по всей видимости будут запущены реформы. Я думаю, что их необходимость власть, столкнувшись с протестным потенциалом, и чувствует, и видит. Другой вопрос – какой глубины они будут?

Хорошо смеется тот, кому терять нечего.

 

 

И в качестве послесловия к выборам 2019 года веселая история от народного артиста СССР Асанали Ашимова, тоже когда-то бывшего кандидатом - в депутаты Верховного Совета республики.

 

 

- Политикой я принципиально не занимаюсь - оберегаю свою профессию, - рассказывает он. - Недаром говорят: если человек стал политиком, надо знакомиться с ним заново. Есть ли у них за душой что-то святое? Далеко не у всех. Облить человека грязью, уничтожить его – в порядке вещей. Каждый из нас чувствует себя незащищенным в обществе, где правят такие господа. Идешь по улице - могут безнаказанно дать пощечину, спрятался в особняке - тебя могут «заказать», и никакие каменные заборы и видеокамеры не спасут, если ты кому-то мешаешь творить беззаконие и произвол.

Но опять же не случайно говорят: если ты не займешься политикой, она займется тобой. Как бы я ни сторонился этой сферы, все же однажды ввязался. В начале 90-х шли выборы в Верховный Совет республики, мне предложили баллотироваться от Джамбула. Семь или восемь соперников я уверенно опережал по популярности. Народ на встречи приходил охотно, каждый клялся, что будет голосовать за меня. Но однажды утром я прочел в местной газете статью о себе. Один из моих конкурентов сообщал такие «факты», о которых я и сам не подозревал. Оказывается, в театре и кино я уже никому не нужен, потому-то и решил попробовать себя в политике, в личной жизни я  почти преступник, и вообще, не мешало бы меня посадить на годик-другой за всяческие «злоупотребления». Когда я встретился с этим «гробокопателем», то первое, что сделал, - посмотрел на него в упор. Думал, он покраснеет и начнет хотя бы извиняться. Куда там! Прохиндей нагло так сказал: «А что вы хотели, Асеке? Это борьба. Кто как умеет, тот так и выживает».

Наконец наступил день выборов. До самого вечера я лидировал с большим отрывом. И вдруг, когда до финиша оставалось час-полтора, вперед с космической скоростью вырвался тот самый прохиндей.

В жизни я так не смеялся, как тогда! Единственными пострадавшими в этой ситуации оказались простые избиратели, а я был доволен! Теперь я знал, что такое «честные альтернативные выборы».

С той поры я редко хожу на выборы. На повторную просьбу баллотироваться в Парламент ответил: «Нет, спасибо. Я уж лучше пешком постою». Что я там буду делать, если даже пройду? Заниматься с утра до вечера болтовней – это не мое дело. Чего стоят наши законодатели, видно хотя бы по тому, как они «поработали» над многострадальным проектом закона о кино: все вокруг да около, в общем, куда повернешь, туда и выйдет. Никакой конкретики.

Сейчас кое-кто пытается обвинять меня в чрезмерной осторожности. Но откуда она пришла, эта осторожность? Оберегая свою профессию от внешних потрясений (а сейчас еще и семью - у меня ведь младшие дети не встали на ноги), я не лгу, но часто скрываю то, о чем думаю. Мир вокруг очень хрупок, многое в нем меня не устраивает, но пусть уж лучше так, чем рисковать безопасностью дорогих мне людей. Было время, я шел по жизни, не оглядываясь на других. За эту гордыню мне пришлось заплатить дорогую цену…

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33