среда, 17 июля 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Обществу дали Совет Петь теперь можно только после разрешения Защитнику прав трудящихся дали 7 лет Деньги от LRT вернут в бюджет Ракишев избавляется от золота «АрселорМиттал Темиртау» боится санкций АСП стало тяжелее получить после президентских выборов 9 июня? Кому и где ездить на электросамокате Атакент поменял руководство Цифры дня Легкий транспорт с тяжелыми последствиями Язык до выговора довел? Полный блэкаут Ни пяди земли родной В Москве жестко «встретились с избирателями» За стихи – в полицию Митинг женщин в Нур-Султане Форбс без Головкина Развлекаться все дороже ЖССБ разместит облигации на казахстанской фондовой бирже Конец сладкой жизни? Когда восстановят Арысь? «Чокнутый посол» ушел Казахстан вошел в тройку лидеров по закупке золота Международные резервы Казахстана сократились почти на 9%

Корпоративная Америка под перекрёстным огнём

Более 500 американских компаний и 140 групп, представляющих производителей, розничные сети и другие отрасли, подписали письмо, в котором просят Трампа не вводить дополнительные пошлины на китайские товары, а вместо этого договориться о торговом соглашении со страной, обладающей самым быстрорастущим в мире потребительским рынком.

Если кто-то и возьмётся убедить Трампа сменить курс, то, наверное, это будет корпоративная Америка. Впрочем, когда речь заходит о Трампе, нет такой вещи, в которой можно быть уверенным.

Американским транснациональным компаниям может нравиться идея принуждения Китая к изменению его политики и методов (начиная от субсидий госпредприятиям до предъявляемого иностранным фирмам требования делиться своими технологиями в обмен на доступ к китайскому рынку), которые ставят их в невыгодное положение. Но в условиях непрекращающейся эскалации торговой войны, начатой президентом США Дональдом Трампом, стоит задаться вопросом: а какую цену эту компании действительно готовы заплатить?

Мировой порядок, возникший после Второй мировой войны, опирается на три пересекающиеся сети глобального обмена – торговля, инвестиции и финансы, информация. При этом американские транснациональные компании играли ведущую роль в их создании и развитии. В 2017 году объём глобальной торговли товарами и услугами составил $46 трлн, или 57% мирового ВВП. Ежегодный оборот глобального валютного обмена был в 22 раза больше, что отчасти объясняется более низкой стоимостью транзакций.

Впрочем, в последнее время резко возрастает объём потоков данных и информации. По данным исследования Глобального института McKinsey, к 2016 году цифровые потоки оказывали уже более сильное влияние на рост ВВП, чем торговля товарами. Эти потоки включают не только собственно информацию и идеи, но также цифровую составляющую международных транзакций с товарами, услугами или финансами.

Между тем, многие в Америке считают, что эти потоки разбалансированы не в пользу США. По их словам, достаточно просто взглянуть на огромный торговый дефицит Америки, превысивший $622 млрд в 2018 году; из этой суммы примерно $378 млрд пришлось на Китай.

Однако с этим упрощенческим показателем внешнеторгового дефицита есть серьёзные проблемы, и в частности потому, что он не учитывает бизнес, который американские компании ведут внутри границ зарубежных стран. В 2016 году (это ближайший год, для которого доступны данные) американские транснациональные компании, включая их иностранные подразделения, получили $5,8 трлн от продаж в зарубежных странах.

Эта цифра не только намного превосходит прямой экспорт из США, который составил $2,2 трлн в 2016 году; она превышает ещё и общий объём продаж всех иностранных транснациональных компаний (сокращённо ТНК) на американском рынке – $4,2 трлн. Соответственно, если смотреть на продажи на иностранных рынках, то в 2016 году США получили профицит в размере $1,7 трлн, что в три раза больше внешнеторгового дефицита США в том же году – $502 млрд. Всё это означает большие прибыли для американских ТНК: судя по соотношению объёмов продаж за рубежом к прямым иностранным инвестициям (ПИИ), эти компании получают в два раза больше, чем изначально вложили.

Географически продажи американских транснациональных корпораций и их ПИИ сконцентрированы в первую очередь в Европе. В 2016 году европейские продажи американских ТНК достигли $2,8 трлн, или чуть менее половины от их общемировой выручки. Но их ПИИ составили $3,3 трлн, а значит, на каждый вложенный доллар ПИИ они получили $0,85 от продаж. Следовательно, для американских ТНК Европа представляет собой рынок с показателями ниже среднего.

Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) более прибыльный, и он находится на втором месте по объёмам торговли и продаж у американских ТНК. В 2018 году на долю АТР пришлось чуть более 29% американского экспорта и 39,5% импорта, что привело к возникновению общего торгового дефицита в размере $506,8 млрд. Однако, если вернуться к цифрам 2016 года, американские ТНК отчитались о продажах на сумму $1,58 трлн в странах АТР, вложив при этом $881 млрд в виде ПИИ. На каждый доллар, вложенный в АТР, американские ТНК получили $1,80 от продаж.

Повышению этого среднего значения помогает одна страна – Китай. В 2016 году продажи американских ТНК в Китае составили $345,3 млрд, а их инвестиции – $97,3 млрд. Это приводит к впечатляющему соотношению продаж к ПИИ – 355%, что выше показателя 2009 года – 267%. (Намного более низкий европейский коэффициент – 85% в 2016 году – показывает ещё и тенденцию к снижению с уровня 123%, достигнутого в 2009 году).

На фоне продаж американских компаний в Китае продажи китайских компаний в США просто меркнут: они составили всего лишь $35 млрд в 2016 году. Более того, по этому показателю у США имеется «профицит» в размере $310 млрд. Это на $2 млрд больше, чем дефицит Америки в двусторонней торговле с Китаем. Иными словами, если учесть и трансграничную торговлю, и продажи за рубежом, тогда позиции США и Китая окажутся примерно сбалансированы. Тем временем американские ТНК продолжают пожинать огромные прибыли в Китае – прибыли, которые, если не произойдёт непродуманного вмешательства, будут и дальше расти.

Проблема в том, что торговая война Трампа является как раз таким непродуманным вмешательством. Её дальнейшая эскалация приведёт к тому, что американские ТНК станут, как выразился бы Трамп, самыми большими неудачниками.

Их потери не будут ограничиваться лишь падением продаж в Китае. Затяжная американо-китайская торговая война приведёт к снижению темпов мирового экономического роста и стоимости активов, поскольку сочетание роста цен и снижения объёмов торговли, по сути, повернёт вспять процесс масштабирования экономики, запустив замкнутый порочный круг падения прибылей и инвестиций.

Вопреки надеждам Трампа, снижение процентных ставок ФРС не поможет компенсировать последствия такого развития событий. Американские ТНК будут вынуждены свернуть программы обратного выкупа акций, которые так бурно расширились в последние годы, превысив $806 млрд в 2018 году. Последующий за этим спад фондового рынка повредит, в частности, американским пенсионерам, которые активно вкладывались в американские акции.

В долгосрочной перспективе воздвижение стен между двумя экономически крупнейшими странами мира, скорее всего, приведёт к увеличению напряжённости и количества узких мест во всех сетях глобального обмена, которые столь важны не только для процветания (и прибылей американских ТНК), но также для мира и сотрудничества. Интернет, который критически важен для функционирования всех этих сетей, может даже расколоться на четыре или более блочных системы, каждая из которых будет управляться различными наборами правил и принципов и оцеплена кордоном файрволов.

Эндрю Шэнпочётный научный сотрудник Азиатского глобального института при Гонконгском университете, член Консультативного совета по устойчивому финансированию при ЮНЕП. Сяо Гэн – президент Гонконгского института международных финансов, профессор и директор НИИ морского шёлкового пути при Бизнес-школе HSBC Пекинского университета.

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org

Эндрю Шэн, Сяо Гэн
Оставить комментарий

Политика111

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33