четверг, 24 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Снимут ли ограничения с Ахметова? В Алматы презентовали Манифест Озоновая дыра уменьшилась У Елбасы новое звание RSF требует освободить журналиста Амангельды Батырбекова В Казахстане построят 16 аэродромов Китайским товарам – зеленый свет Трудная победа В Японии прошла церемония, которой 200 лет Абдижамилу Нурпеисову – 95! Почему глава МИД нарушил протокол? Дочь посла Ирана в России: самоубийство или сердечный приступ? Цены на нефть снижаются Казахстанцы скупают евро Токаеву доверяют почти 75% Казахи, просившие убежище, оказались в СИЗО. 600 миллиардов тенге мимо кассы Умеет ли министр образования считать? Талгат Ермегияев: свобода близко? Чили: демонстранты добились своей цели В Шахтинске восстановят пустующие многоэтажки Митинг в Баку Айсултана Назарбаева в Лондоне приговорили к 18 месяцам и штрафу Казахстанцы, в основном, положительно относятся к Золотой Орде. Назарбаев: надо консолидировать общество и элиту вокруг Токаева

100 дней Токаева: СВОЯ ИГРА

Cегодня избранному президенту Токаеву исполняется 100 дней. И полгода с тех пор, как ушел первый президент Назарбаев.

Если рассматривать первый «юбилей» сквозь призму второго, то логика  последних действий избранного президента вполне понятна: после демонстрации собственной вторичности (переименование столицы, комплиментарная речь на инаугурации, и прочие публичные реверансы) Токаев, похоже, пытается начать свою игру.

После вчерашней «кадровой чистки» становится очевидным: Касым-Жомарт Кемелевич более не желает оставаться «представителем» Нурсултана Абишевича в Акорде.

Впрочем, глухие намеки на зреющий бунт «куклы» против кукловода делались и раньше. Самые яркие тому свидетельства – послание народу 2 сентября и первое заседание НСОД четырьмя днями позже. Особо впечатляющим в этом смысле вышло послание: несмотря на дежурно-ритуальные упоминания Елбасы, первый программный документ президента (особенно в его экономическом разделе) выглядел как открытая ревизия политики предшественника. Такую фронду Акорды не могли не заметить в Библиотеке. Что касается первого заседания Нацсовета общественного доверия, то   Токаев ясно дал понять: он намерен опираться скорее на отобранных его администрацией «общественников», нежели на «ядерных» членов Нур Отана и вообще на партию, оформившую на «выборах» 9 июня его фактическое назначение президентом.

Что же вынудило такого вроде бы договороспособного Токаева не ждать у моря погоды, а пытаться делать ее?

Во-первых, он не может не понимать: при такой дуумвирной конструкции власти ему уготована не завидная роль «громоотвода».

Во-вторых, его явно тяготит несамостоятельность в кадровой политике. Ведь до вечера среды он имел правительство, сформированное еще минувшей зимой действующим на тот момент президентом Назарбаевым. По инсайдерской информации в последнее время антикоррупционщики «копают» под премьера Аскара Мамина, собирая компромат времен его работы в КТЖ. Но, по всей видимости, Мамин пока не по зубам новому хозяину Акорды. Вот он и решил начать с другого конца…

Тем более, что за прошедшие 100 дней Токаев вынуждено «перевернул» излюбленный алгоритм своего предшественника «сначала экономика, потом политика». Почему вынуждено? Потому, что в окружении второго президента очень мало людей, способных предложить долгосрочную, а главное – внятную экономическую стратегию. Вернее, предложить можно. Но как воплощать, если ключевые активы (да и целые отрасли) экономики прямо или косвенно контролируют представители старой команды?

С другой стороны, Токаев понимает: прежняя модель экономического развития полностью исчерпала себя, уровень жизни большинства казахстанцев падает и одними обещаниями (а пообещать он успел предостаточно) ситуацию не спасти.

Значит, надо зайти с другой стороны – сделать так, чтобы лишить ближнее окружение Елбасы политического влияния (а вместе с ним – экономических рычагов).  Как это сделать, в окружении Токаева, похоже не знают. А ведь от успеха на этом направлении зависит политическое выживание новой власти.

Вроде бы формулу успеха Токаев озвучил: без политических реформ невозможны экономические преобразования. А что дальше?

Слова о необходимости продолжать партийное строительство и укреплять Nur Otan выглядят общим местом. А вот если бы президент пообещал изменить закон о партиях, хотя бы снизив численный ценз, необходимый для их создания, это был бы сигнал политическим элитам: нуротановской монополии приходит конец.

Более того, он мог бы объявить о  выходе из партии первого президента и тем самым позиционировать себя президентом всех казахстанцев – независимо от их партийной принадлежности.

Но ничего подобного Токаев не сказал, отдав политическое реформирование на откуп НСОД – формированию с непонятным статусом и смутным будущим. И, как говорят шахматисты, потерял темп: теперь до выборов (даже если они пройдут в конституционный срок в 2021 году) Акорда вряд ли успеет «организовать» новую партию провластного толка, способную отобрать голоса у партии первого президента. То есть, будущий парламент де-факто останется подконтролен председателю Совета безопасности.

Очевидно, что это – главное стратегическое поражение президента за его первые 100 дней, которое ставит под сомнение реализацию обозначенных им экономических преобразований. Теперь элиты, не получившие от избранного президента внятного месседжа, продолжат пребывать в подвешенном состоянии, не торопясь  поддержать его.

В то же время, общество, вдохновившись поначалу анонсированными Токаевым либеральными реформами, вполне может устать от прекраснодушных посулов. Первое свидетельство появления такой усталости – антикитайские протесты, прошедшие по всему Казахстану накануне визита Токаева в Поднебесную 12 сентября. А ведь их могло и не быть, распорядись второй президент сделать достоянием гласности список 55-ти предприятий, о строительстве которых с КНР договорился первый президент. Тем более, что опытный дипломат, хорошо знакомый с синофобскими настроениями в нашем обществе, не мог не понимать опасности подобных акций. Пожалуй, именно сентябрьский «китайский синдром» можно назвать самым серьезным тактическим просчетом г-на Токаева. Во всяком случае, понесенные им репутационные издержки как внутри страны, так и за ее пределами, несомненны.

Отказ суда выпустить на УДО экс-главу «Казатомпрома» Мухтара Джакишева – из той же серии. Разумеется, президент не мог позволить себе прямое вмешательство в дела судебные. Но права помиловать тяжело больного человека, отсидевшего 10 лет из назначенных 14-ти, у либерала и гуманиста Токаева, кажется, никто не отнимал. Разумеется, второй президент при этом рисковал бы многим – вплоть до утраты расположения первого. Зато тогда Касым-Жомарт Кемелевич навсегда избавился бы  от имиджа «представителя Совбеза». Тем более, что акт помилования не предполагает снятия обвинений…

Но наш «осторожный оптимист» не нашел на это политической воли, что совсем не удивляет. Ведь Касым-Жомарт Токаев большую часть своей политической карьеры провел «в тени» Нурсултана Назарбаева. Хоть и предпринимает лихорадочные попытки из нее выйти.

Правда, пока он вынужден действовать с оглядкой, находясь в окружении «превосходящих сил противника» и порой неся имиджевые потери. Так было, к примеру, с недавним назначением советником премьер-министра Аскара Мамина уволенного с поста акима Шымкента Габидуллы Абдрахимова. Собственно, в самом этом назначении нет ничего экстраординарного: советник премьера – рядовая административная должность категории «Б», таких чиновников в канцелярии правительства – пруд пруди. Однако, стоит вспомнить формулировку, с которой акима третьего мегаполиса лишили этой весомой политической должности –«за утрату доверия», то есть, фактически за дискредитацию власти. И вот теперь, взяв человека с таким клеймом под свое крыло, Аскар Узакпаевич – возможно, косвенно, но все же демонстрирует Касым-Жомарту Кемелевичу свое понимание «правил аппаратной игры». Во всяком случае, еще год назад подобное кадровое решение трудно было представить…

Впрочем, это лишь нюанс, говорящий не столько о Токаеве как политической единице, сколько о силе подспудного сопротивления его стараниям явить обществу новое лицо власти.

К слову, именно в этом он за свои первые 100 дней преуспел более всего. Чего стоит его стремительный приезд в разбомбленный взрывами военных арсеналов Арыс.  Именно после этого в социальных сетях (и не только в них) заговорили о власти «нового формата», о президенте «с человеческим лицом» и т. п.

Многие наблюдатели – в их числе, политики и политологи - ставят в заслугу Токаеву прежде всего это невиданное доселе умение слушать и слышать «голос народа». Что ж, возможно для первых ста дней это уже немало. Теперь остается сущий пустяк – воплотить пожелания масс в реальность, избежав обвинений в  популизме.

Получится ли это у  Токаева? После первых 100 дней однозначного ответа нет. Несомненно, лишь одно: президент очень старается получить поддержку общества и в то же время явно опасается бросить открытый вызов своему вчерашнему кумиру и его пока еще могущественному окружению.

А что делать, если очень хочется начать свою игру, но все крупные козыри на руках твоего визави? Правильно, мешать карты!

Именно это и произошло в среду вечером.

Спросите, что теперь будет? Скорее всего, то же, что и всегда: дележ портфелей в окружении новых министров займет еще пару месяцев, что, по сути, поставит деятельность правительства на «паузу». Стоит ли говорить о том, кому эта пауза на руку?  Уж точно, не тому, кто жаждет начать свою игру… 

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33