понедельник, 14 октября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Премьер – президентам пример Бишимбаев вышел на свободу Перейдем на российское Учителей заставляют читать книги президента Дело Атамбаева продлено до 1 ноября Налоговых поступлений в бюджет стало больше Серик Кудебаев от работы не отстранен КНБ подтвердил приговор Константину Сыроежкину В Алматы открылся турнир «Мемориал Дениса Тен» Это – фейк Цены на нефть упадут? Кого посадят за хищения LRT? Еще один конфликт с иностранными рабочими Объем безнала побил новый рекорд Зять сдал, зять принял Константину Сыроежкину дали 10 лет? Елжан Биртанов: приоритет детям и профилактике Сергей Лавров: мы не видим альтернативы Минским договорённостям. Полиция Караганды ищет стрелка КНБшника арестовали по подозрению в насилии над трансгендером За что уволили главу КУИС? Французы нам помогут? В Казахстане стали меньше читать Полетим на своем Германия собирается инвестировать в Казахстан 700 млн. евро

За что Гулливера изгнали из страны лилипутов

Отставка Марата Тажина с поста Государственного секретаря с «зыбкой» формулировкой «в связи с переходом на другую работу» стала, пожалуй, главной интригой кадровых перестановок прошлой среды. Политологическая тусовка сейчас гадает, куда он уйдет, почти не заморачиваясь гораздо более интересным вопросом: почему он ушел?

Между тем, очевидно: в новую конфигурацию идеологического блока администрации президента Токаева  человек, прозванный журналистами «казахстанским Сурковым» (Владислав Сурков-многолетний политический советник Владимира Путина), откровенно не вписывается. И главным образом потому, что политический опыт и аппаратный вес Марата Муханбетказиевича по меньшей мере сопоставимы с аналогичными кондициями Касым-Жомарта Кемелевича.

Кто же такой Марат Тажин? Однозначно не ответишь, поскольку он давно и не без оснований считается самым закрытым человеком в нашей властной обойме. По горячим следам отставки Тажина его уже успели окрестить «государственником до мозга костей». С этим можно согласиться, но с одной оговоркой: Тажин – органичный элемент именно назарбаевской государственности. Точно так же, как и Токаев, заметим в скобках. Теперь второму президенту, более всего озабоченному выстраиванием новой государственности – под себя – требуются совсем другие «прорабы»…

…Марат Тажин пришел в государственные структуры в незапамятные времена – в 1992 году  32-летний преподаватель КазГУ  стал сразу же заместителем заведующего отделом внутренней политики аппарата президента, этот отдел тогда возглавлял 30-летний Алтынбек Сарсенбаев. В течение следующих двух-трех лет этот молодой тандем креаклов по сути создал имидж президента Назарбаева и его юного государства. Именно Тажина считают автором идеи ЕАС, которую президент Назарбаев впервые озвучил в 1994 году, выступая с лекцией перед студентами МГУ.

И, хотя тогдашний российский истеблишмент отнесся к инициативе «младшего брата» прохладно, ноу-хау Тажина сыграло важную роль внутри Казахстана: русскоязычное население явно успокоилось, восприняв евразийский кейс Назарбаева как стремление остаться в российском фарватере.

К тому времени Тажин занял в отделе внутренней политики место Сарсенбаева, назначенного министром информации, и по существу единолично отвечал за идеологическое сопровождение деятельности аппарата президента и правительства (тогда это была единая структура). Его незаурядные аналитические способности плюс феноменальное умение генерировать идеи для «Ноль Первого», оставаясь полностью в его тени, позволило нашему герою очень скоро войти в круг лиц, пользующихся безоговорочным доверием Назарбаева. И  что немаловажно, его старшей дочери, стремительно набиравшей обороты. Тажин буквально заразил Даригу Нурсултановну идеей евразийства. Никто иной, как он - доктор социологии Марат Тажин - официально оппонировал будущему доктору политологии на защите ее диссертации в Российской академии госслужбы. Понятно, что это еще более упрочило позиции молодого идеолога.

Карьера Тажина стремительно шла в гору. К 1999 году он успел побывать директором центра стратегического анализа и советником президента, а с 1999 по 2001 занимал ключевую должность помощника президента по вопросам национальной безопасности – секретаря Совбеза.

И этому были веские причины:  именно Тажин придумал алгоритм «самороспуска» Верховного Совета 12-го созыва, а позднее предложил идею Ассамблеи народов Казахстана, через которую президент проводил в парламент верных себе людей.

Удивительно, но факт: будучи человеком, вхожим в самые высокие кабинеты и приводившим в действие тайные пружины властных замыслов, Марат Тажин так и не освоил в совершенстве главную чиновную науку – держать нос по ветру, а язык – за зубами. В начале 2003 года в кулуарах Астаны шепотом пересказывали удивительную историю: якобы эпатажный зять президента Рахат Алиев избил первого заместителя главы администрации президента Марата Тажина, хохмы ради назвавшего книгу Назарбаева «Критическое десятилетие» (которую сам же для шефа и написал) «Критическими днями». Впрочем, вполне возможно, что мстительный Рахат использовал неосторожное замечание «главного идеолога» как повод отомстить за прошлое.

Дело  в том, что в 2001 году в карьере нашего героя случился самый неожиданный зигзаг – он был назначен председателем КНБ. А Рахат Мухтарович служил у него заместителем. Тогда, как известно, на сцене появился ДВК, вскоре после гневной отповеди которому в телеэфире президентский зять был переведен в Службу охраны президента, а Тажин остался во главе спецслужбы (впрочем, не надолго).

Но почему кабинетный аналитик оказался вдруг на совершенно не свойственной ему позиции? По одной из версий назначение Тажина в КНБ пролоббировала Дарига Назарбаева: согласно ее сценарию Тажин должен был обеспечить передачу верховной власти от отца к дочери.  Но тут «случился» ДВК, инициаторы которого преследовали главную цель – убрать со сцены «великого и ужасного» старшего зятя.  И Тажин сыграл определенную роль в сценарии, развитие которого через несколько лет стоило «богу Ра» сначала карьеры, а позже – жизни.

В 2002 году Тажин вернулся  на свою привычную стезю в Совбез, где прослужил добрых пять лет. А в 2007 стал министром иностранных дел.

Его послужной список того периода напоминает американские горки: министр - помощник президента – государственный секретарь –  посол в России.  Возглавляя дипмиссию в Москве с 2014 по 2017 годы, Тажин активно занимается страновой рекламой, публикуется в российской прессе, участвует в бесконечных семинарах, симпозиумах, конференциях. Его одновременно грузная и подвижная фигура практически еженедельно появляется в новостных выпусках, а московские журналисты и политологи именуют его не иначе, как «большой друг России».

При этом он чрезвычайно щепетилен и тверд – даже в мелочах. К примеру, в дипломатической переписке с коллегой – послом РФ в РК Михаилом Бочарниковым пользуется казахским языком, ибо так заведено дипломатической практикой…

Его возвращение из дипломатической командировки было вынужденной мерой: идеологическое сопровождение шагов власти на внутренней арене оставляло желать лучшего. Недоверие общества к власти росло, как снежный ком, социологические замеры демонстрировали крайне низкий рейтинг не только парламента (что в  общем традиционно для Казахстана), но и правительства. И тогда с подачи Тажина возникла идея перераспределить властные полномочия между президентом, исполнительной и законодательной властями. После земельных волнений 2016 года стало понятно: нельзя вешать всю ответственность за внутреннюю политику на одного президента. Тем более, что президент Назарбаев во властной иерархии, выстроенной во многом интеллектуальными усилиями Тажина, должен был играть роль Зевса-Вседержителя, а на деле становился мишенью для стрел общественного недовольства.

Миссия Тажина заключалась в том, чтобы преодолеть эту опасную для «заточенной» под Назарбаева системы власти тенденцию, укрепить сакральный статус Елбасы. Когда же стало ясно, что эта задача «казахстанскому Суркову» не по зубам, ибо протестный градус в обществе слишком высок, было решено (вполне возможно, не без участия нашего героя) вплотную заняться транзитом власти.

Второе пришествие Марата Тажина на пост Государственного секретаря в марте нынешнего года многие наблюдатели расценили  как некий противовес Токаеву:  в окружении первого президента настороженно восприняли заявления второго о безальтернативности политических реформ. С этой точки зрения должность госсекретаря очень удобна, поскольку ее функционал позволяет формировать основы внутренней политики, а не только принимать верительные грамоты иностранных послов. Как справедливо заметил политолог Досым Сатпаев, значение этой должности определяется фигурой, ее занимающей.

Очевидно, что Тажин с его репутацией многолетнего серого кардинала в окружении Назарбаева вряд ли удовольствовался бы ролью церемонимейстера. Однако, люди, командующие сегодня внутренней политикой и идеологией в администрации президента не могли допустить усиления влияния Тажина – он неизбежно перетянул бы одеяло на себя, сделав аппарат госсекретаря мозговым центром АП.

Да и самому Токаеву, по всей видимости, не нужны рядом с собой люди, как минимум, равные ему. Об этом , в частности, свидетельствует приход на должность руководителя его администрации Ерлана Кошанова -  опытного чиновника, лишенного каких-либо амбиций. Как повел бы себя Марат Тажин, еще пару лет назад занимавший второе место в рейтинге влиятельности чиновников высшего звена (нынешний президент располагался там несколькими строчками ниже) – Токаев предположить не мог. Поэтому  - от греха подальше - спровадил нашего героя «на другую работу», сопроводив это формальными любезностями. С другой стороны, своему многолетнему патрону Нурсултану Назарбаеву Марат Тажин сейчас тоже не слишком интересен: ему нужны не идеологемы, а конкретные «рецепты» сохранения своих политических (и не только) капиталов. А для таких целей есть другие люди – тот же Карим Масимов, например.

Sic transit Gloria mundi…

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33