суббота, 23 ноября 2019
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
В Казахстане предлагают ужесточить уголовный кодекс и ввести новую статью В Казахстане предлагают создать новое министерство Асель Баяндарова победила Сколько людей будет жить в Казахстане? Путина судить не будут Один из самых влиятельных людей Саудовской Аравии заступился за главу Израиля Сенатора хотят лишить кресла Уволен аким Тараза В Казахстане изменят избирательную систему путем референдума? Казахстанскому студенту, арестованному в Гонконге, обвинения предъявят в конце месяца Досаев рассказал президенту, когда реформируют ЕНПФ Состоится ли экстрадиция финдиректора Huawei в США? По уровню гражданства мы на 84 месте Не виновен? Положение женщин в Казахстане: лучше, чем в Афганистане В Туркменистане впервые со времен Туркменбаши поставили оперу Google ограничит политическую рекламу Казахстанскому студенту, арестованному в Гонконге, обвинения предъявят в конце месяца Казахстанскому студенту, арестованному в Гонконге, обвинения предъявят в конце месяца Казахстанскому студенту, арестованному в Гонконге, обвинения предъявят в конце месяца Геев из Кыргызстана не пустили в казахстанскую зону отдыха В Гонконге арестован студент из Казахстана Прощай, Тулпар-Тальго В декабре будет запущен единый портал поддержки экспортеров Швеция закрыла дело против Джулиана Ассанжа

Что происходит между Зеленским и Коломойским?

Олигарх №1.

С самого начала избирательной кампании Зеленского Коломойский активно пользовался своим двусмысленным положением делового партнера будущего президента, но это не помешало победе на выборах. Однако теперь олигарх-трикстер становится все более токсичным для команды Зеленского не только внутри страны, но и во внешней политике

Президент Украины Владимир Зеленский переживает настоящий медовый месяц своего правления. Его рейтинг одобрения держится около 70%, западные партнеры положительно оценивают проекты реформ, с мертвой точки сдвинулись отношения с Россией, а кадры из киевского аэропорта, где Зеленский встречает возвращающихся на родину моряков, заставили на время умолкнуть даже самых злых критиков.

Единственное темное пятно в этой идиллии – фигура Игоря Коломойского. Обвинения в том, что Зеленский подыгрывает олигарху, возникли еще во время предвыборной кампании и не прекращаются до сих пор.

Битва за «Приват»

Очередная волна подозрений в сговоре президента и олигарха поднялась после того, как экс-глава украинского Национального банка Валерия Гонтарева обвинила Коломойского в том, что он организовал на нее покушение.

У них старые счеты: в 2016 году, когда Гонтарева возглавляла Нацбанк, был национализирован «Приватбанк» – финансовое сердце бизнес-империи Коломойского. Тогда олигарха обвинили в том, что он мошеннически выводил из банка средства, ставя под угрозу стабильность финансовой системы Украины («Приват» аккумулировал треть всех частных депозитов украинцев). Сам Коломойский уверен, что банк у него просто экспроприировали состоявшие в преступном сговоре президент Порошенко и главный банкир страны Гонтарева.

История с покушением на бывшую главу Нацбанка достаточно темная – не исключено, что оно было инсценировано, так как к Гонтаревой есть вопросы у украинского правосудия и ей пригодилось бы политическое убежище в Великобритании. Однако репутация у Коломойского такова, что многие сразу же приняли на веру версию Гонтаревой.

Дело «Приватбанка» уже давно вышло за пределы Украины: в суде американского штата Делавэр рассматривается гражданский иск, поданный администрацией национализированного банка, обвиняющей Игоря Коломойского и его партнера по группе «Приват» Геннадия Боголюбова в создании грандиозной отмывочной схемы, через которую прошла трудновообразимая для Украины сумма $470 млрд. Делом заинтересовалось ФБР, и международные перспективы у Коломойского не самые радужные. Поэтому последние годы эмиграции олигарх предпочитал проводить в Израиле, который неохотно выдает своих граждан.

Все это создает большие проблемы президенту Зеленскому: прошлая близость к одиозному бизнесмену предсказуемо выходит ему боком. Стремление Зеленского выстроить взаимоотношения с крупным бизнесом на основе прозрачности пока выглядит красивой декларацией о намерениях, поскольку олигархи и Коломойский как первый среди равных не планируют отказываться от старых методов решения проблем.

Вернувшийся на Украину после победы Зеленского Коломойский горит желанием привести в порядок бизнес-империю, пошатнувшуюся за время конфликта с Порошенко. По данным Forbes, за четыре года состояние Коломойского сократилось вдвое (с $2,1 млрд в 2014 году до $1,1 млрд в 2018-м). Для бизнесмена, занимавшего вторую (после Ахметова) строчку рейтингов самых богатых людей страны, это ощутимый удар по самолюбию. Он считает себя одним из бенефициаров смены власти на Украине и хочет компенсаций за отнятые активы.

На руках у Коломойского уже есть целая серия судебных решений, оспаривающих национализацию «Приватбанка». Вряд ли Зеленский сыграл в этом хоть какую-то роль, первый иск о признании национализации незаконной Коломойский выиграл еще до второго тура президентских выборов. Скорее украинская судебная ветвь чутко среагировала на изменение ситуации в верхах – неизбежность поражения Порошенко тогда уже была очевидна.

Однако Зеленскому от этого не легче. Сейчас ситуация такая, что любой вариант разрешения конфликта вокруг «Приватбанка» при желании можно будет толковать как президентскую уступку олигарху и плату за поддержку на выборах.

Войны олигархов 

Убедительности обвинениям в поддержке Коломойского добавляет также то, что начатая Зеленским борьба с олигархами пока носит избирательный характер. Новый созыв Верховной рады нанес несколько ударов по интересам конкурента Коломойского – Рината Ахметова. После выборов Ахметов лишился политического покровительства в президентской администрации и представительства в Верховной раде.

За политическими потерями последовали экономические. Новые власти начали пересмотр выгодной для компаний Ахметова схемы импорта угля Роттердам+ и открыли рынок для поставок электроэнергии из Белоруссии, что ударило по энергетической монополии донецкого бизнесмена. Кроме того, поправки в Налоговый кодекс, предложенные «слугой народа» Гетманцевым, предлагают увеличить налоги для компаний, добывающих железную руду (значительную часть ее добычи контролирует «Метинвест» Ахметова и Новинского). Так совпало, что именно о необходимости увеличить налоги для этих предприятий незадолго до этого говорил Коломойский. При этом повышение налогов в горнодобывающей отрасли не коснется добычи марганцевых руд, которую контролирует группа «Приват» Коломойского и Боголюбова.

Привилегированное положение Коломойского при новом президенте заставляет его конкурентов консолидироваться. Группа представителей крупного украинского капитала, связанного с Ахметовым и Порошенко, выпустила меморандум с требованием прозрачных взаимоотношений власти и бизнеса, фактически формируя базис для поддержки новой оппозиции.

Среди компаний, поддержавших этот «демарш олигархов», оказалась и газодобывающая Burisma, с которой связывают интересы членов семьи бывшего вице-президента США Джо Байдена, а в числе идеологов проекта – Андерс Ослунд из Atlantic Council. То есть антиколомойская коалиция может рассчитывать на серьезную поддержку на международном уровне.

Ахметов укрепляет свои позиции и в медиа: на его телеканале «Украина» возобновляет свое ток-шоу звезда украинских политических дебатов Савик Шустер. Конечно, пик его популярности давно прошел («Свобода слова» Шустера во второй половине нулевых была любимой передачей украинских телезрителей наряду с «Вечерним кварталом» Зеленского), а регулярные скандалы с продажей гостевых мест в эфире подмочили репутацию журналиста. Тем не менее Коломойский сам доказал важность этой медиаплощадки в информационной войне, когда лично дозвонился в прямой эфир, чтобы вступить в перебранку с ведущим.

Вся коломойская рать

Оппоненты Зеленского тщательно выискивают признаки влияния Коломойского на новую власть. Так, новому президенту ставили в упрек назначение на пост главы своей администрации Андрея Богдана, бывшего адвоката Коломойского. С олигархом связывают и нового премьер-министра Алексея Гончарука.

В ближайшем окружении Зеленского идет борьба между различными группами влияния, победу в которой пока одерживают выдвиженцы Коломойского. Секретарь Совбеза Александр Данилюк, в прошлом участвовавший в национализации «Приватбанка», призвал сочувствующих Коломойскому чиновников уйти в отставку из-за конфликта интересов, однако в итоге написать заявление об уходе пришлось ему самому. Причиной называют конфликт с главой администрации Богданом. 

Общий днепропетровский генезис новой правящей команды регулярно приводит к тому, что люди, так или иначе связанные с Коломойским, оказываются на руководящих постах. Новый министр обороны Андрей Загороднюк – сын партнера Коломойского по нефтегазовому бизнесу. Министр Кабинета министров Дмитрий Дубилет – сын многолетнего главы правления «Приватбанка» (и сам бывший IT-директор «Привата»). В хороших отношениях с Коломойским и непотопляемый глава МВД Арсен Аваков.

Свое лобби есть у Коломойского и парламенте. Не менее двадцати депутатов, связанных с интересами олигарха, прошли от «Слуги народа», не считая внефракционных мажоритарщиков. Украинское издание «Левый берег» насчитывает 30–40 штыков Коломойского в Верховной раде. Люди Коломойского получили посты в ключевых парламентских комитетах – например, его деловой партнер Игорь Палица, экс-губернатор Одесской области и мажоритарщик от Волыни, возглавил комитет по финансам.

Конечно, даже группы из сорока депутатов недостаточно, чтобы всерьез влиять на решения парламента, контролируемого однопартийным пропрезидентским большинством. Но монолит «Слуги народа» уже начал давать трещины. Несмотря на то что Зеленский, стремясь разрушить старую модель парламентаризма и свести на нет влияние лоббистов на депутатов, настаивает на жестких мерах парламентской дисциплины, его собственная фракция выражает недовольство. Депутаты провалили голосование по императивному мандату (лишению депутатских полномочий в случае выхода из фракции) и скандальному законопроекту №1009, разрешающему правоохранителям прослушивать и обыскивать депутатов без санкции Верховной рады. В таких условиях цена лояльного голосования, которое может обеспечить Коломойский, будет расти.

Мечта о радикальном обновлении правящей элиты, с которой Зеленский пришел к власти, начинает сталкиваться с украинскими реалиями. Коломойский как минимум имеет хорошие личные связи в новом руководстве страны и публично проявляет хорошую осведомленность о внутренней кухне. Впрочем, эта медийная активность Коломойского может свидетельствовать и об утрате реального влияния, которое он компенсирует своими эпатажными инсайдами.

Коломойский и мир

С самого начала избирательной кампании Зеленского Коломойский активно пользовался своим двусмысленным положением делового партнера будущего президента, но это не помешало победе на выборах. Однако теперь олигарх-трикстер становится все более токсичным для команды Зеленского не только внутри страны, но и во внешней политике. Из-за открытых судебных дел и безнадежно испорченной репутации Коломойского не любят на Западе. Не воспринимают его и в Москве – хорошо известна фраза Путина об «уникальном проходимце».

Показательная деталь – в то время как Кремль готов разговаривать с Зеленским напрямую, на уровне глав администрации диалога нет – Богдан жалуется, что в Москве не отвечают на его звонки. Очевидно, в Кремле уверены: устами Богдана с ними говорит Коломойский.

Неприемлемой персоной Коломойский является и для нынешнего главы Белого дома. Адвокат Трампа Рудольф Джулиани не скупится на нелестные эпитеты в адрес олигарха. В интервью украинскому изданию «Страна» он говорил о Коломойском: «Это не просто обычный человек, а человек с большим влиянием и большими деньгами. Поэтому я и говорю, что он опасен».

Следы Коломойского обнаружились недавно и в Европе – DW сообщила, что Коломойского подозревают в том, что он купил депутатский мандат для своего партнера в австрийском парламенте (причем от ультраправой Партии свободы).

Вся эта разновекторная активность олигарха плохо вяжется с обещаниями Зеленского жить по-новому, и окончательного выяснения отношений между ними вряд ли получится избежать. При этом время тут не на стороне олигарха. Коломойский – уходящая натура для постсоветского пространства, романтик дикого капитализма. Олигархи, стремящиеся подменять собой государство, один за другим терпят поражение – рухнул режим Владимира Плахотнюка в Молдавии, в шатком положении находится грузинский олигарх Бидзина Иванишвили.

Попытка Коломойского использовать политическую неопытность украинского президента может обернуться крахом. Олигарх вряд ли способен угрожать популярности Зеленского, пока тот идет по пути выполнения предвыборных обещаний. В конце концов, страшилки про «марионетку Коломойского» не помешали Зеленскому выиграть и президентские, и парламентские выборы.

Рано или поздно интересы президента и олигарха станут несовместимыми: например, Коломойский уже раскритиковал планируемое новой властью открытие рынка земли, предрекая Украине кровавую революцию. Подобные противоречия будут быстро копиться, и в какой-то момент у Зеленского не останется другого выбора, кроме как равноудалить олигархов, невзирая на лица.

Константин Скоркин, Московский центр Карнеги
Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33