воскресенье, 05 апреля 2020
,
USD/KZT: 443.5 EUR/KZT: 479.47 RUR/KZT: 5.79
Пресс-секретарь Нурсултана Назарбаева опроверг слухи о здоровье Елбасы В Павлодаре приземлился эвакуационный рейс Нефть растет, тенге тоже Нацбанк снизил базовую ставку В Казахстане сейчас 8 человек с диагнозом COVID 19 находятся на ИВЛ ВОЗ подтвердил отсутствие коронавируса в Таджикистане В США зафиксировано рекордное количество безработных Сайт 42500.enbek.kz рухнул из-за огромного потока обращений Нерабочая неделя в Нур-Султане и Алматы продлена до 13 апреля В Ухани от коронавируса погибло свыше 40000 человек? США выделило Казахстану на борьбу с коронавирусом 365 млн тенге Кто пойдет в армию? На антикризисные меры потратят 5,9 триллиона тенге В Казахстане перестанут ездить пассажирские поезда Президент Филиппин приказал убивать нарушителей карантина Беларусь собирается купить российскую нефть по 4 доллара за баррель В Алматинский области на карантин закрыли огромный ЖК с 20 000 жильцов Из-за коронавируса на грани закрытия казахстанско-китайский завод МСБ освобождается  от налогов и социальных платежей до 1 октября 2020 года  В Алматы приземлился борт с гуманитарной помощью из Китая Коронавирус зафиксирован среди матросов подводных лодок и авианосцев Уимблдон стал еще одной жертвой коронавируса Как получить обещанные президентом 42500 тенге? Как будут хоронить умерших от коронавируса? Все прилетевшие в Казахстан будут изолированы на 3 дня

Нур Отану нужно перестать боятся собственного народа   

По сути, предстоящий в феврале съезд партии Нур Отан можно расценивать как предвыборный. Главная интрига заключается в том, удастся ли НСОД добиться изменения выборного и партийного законодательства или выборы пройдут по старым лекалам? Это вопрос чести и репутации для НСОД.

Нур Отан начал подготовку к выборам с твердым намерением сохранить свое ведущее положение. Однако, несмотря на отсутствие независимых опросов, есть все основания предполагать, что ее рейтинги падают. Но сохраняющаяся ведущая роль партии объясняется не ее силой, а слабостью всех остальных партий. Однако, это весьма сомнительное преимущество, которое только еще больше снижает ее легитимность в глазах общества. Поэтому, даже если выборное законодательство не изменится или изменится формально, то предстоящие парламентские выборы могут стать триггером новых социальных конфликтов.

Судьба партии власти обсуждалась весь год, но никаких фундаментальных изменений в ее политике не последовало – ее руководство надеется на то, что все опять «как-нибудь перетопчется». Но «перетоптаться» уже не получится. На самом деле, похвальное стремление ввести в партийные списки женщин и молодежь, и даже «увеличить ответственность акимов» не сыграет никакой роли без каких-либо революционных инициатив Нур Отана, которые, кстати, можно было бы осуществить достаточно безболезненно для нее самой. Скорее, даже наоборот. Партия могла бы воспользоваться слабостью гражданских активистов и перехватить их лозунги. Предстоящий съезд мог бы прояснить планы Акорды в отношении партии власти, от прочности позиций которой во многом зависит прочность самого режима.

За последний год Нур Отан прошел через тяжелые испытания президентскими выборами, когда сам факт даже явно «приглушенных» процентов проголосовавших против кандидата от Нур Отан очень явно показал резкое изменение общественных настроений. Ситуацию спасло только то, что вся мощь разочарования пала на Амиржана Косанова, а Токаев сумел сказать людям то, что они хотели от него услышать. Как ни парадоксально, но именно Токаев – сегодня главный ресурс Нур Отана, хотя партия пытается максимально от него дистанцироваться. Идеологи, окружающие Елбасы, к сожалению, так и не поняли, что общество сегодня нуждается в принципиально новой риторике, а прежняя не вызывает ничего кроме отторжения из-за своей архаичности. К сожалению, шансы на то, что Нур Отан перехватит инициативу, крайне ничтожны – система по-прежнему работает в интересах одного человека, не понимая, что его интересы – это интересы общества.

Еще одна проблема – доверие к тем, кто будет представлять Нур Отан на предстоящих выборах. Даже люди, располагающие определенным мандатом доверия, подвергнут свой репутационный капитал огромному риску. Если раньше право выдвигаться от Нур Отан считалось привилегией, то теперь  ассоциация с партией власти создает негативный репутационный балласт.

Развернувшаяся дискуссия о возможной реформе избирательной системы,  разговоры об альтернативных провластных (околовластных) политических проектах и даже вариант «растворить» Нур Отан в более широкой коалиции квазинезависимых сил – все это говорит о внутриэлитном ослаблении главной партии, постепенно утрачивающей

свою роль фундамента политического режима. Главная проблема Нур Отана в том, что она стала самым токсичным активом Елбасы, который превратился во что-то очень архаичное, как в свое время КПСС.

Как и почему это произошло, понять трудно. У партии все годы был колоссальный политический, экономический и административный ресурс. Впрочем, объяснение очевидно. В условиях партийной монополии должна была существовать внутрипартийная конкуренция, как это, например, происходит внутри Компартии Китая. Там горят нешуточные страсти как внутриэлитные, так и внутрисистемные. Многочисленные мозготресты обслуживают разные группировки и предлагаются реальные и проработанные концептуальные реформы. По сути, Компартия Китая – это колоссальное агентство по стратегическому планированию, а каждый съезд – определяет страновые приоритеты на десятки лет вперед. При этом, даже ошибки признаются с чувством собственного достоинства и вся исполнительная вертикаль действительно исполняет решения съезда. Более того, каждый съезд КПК – предмет пристального внимания всего мира: куда пойдет одна из крупнейших экономик мира?

Понятно, что Нур Отану до этого далеко. Пока партия скорее занята подавлением и без того слабых ростков гражданской активности, вместо того, чтобы усилить себя за счет привлечения самых адекватных из них в свои ряды.

Сейчас есть два вариант развития событий. Первый – постепенный демонтаж партии власти, который будет обусловлен архаичностью ее политики. Второй – появление партийного проекта, претендующего на то, чтобы стать альтернативой Нур Отан. Впрочем, третий вариант в том, что оба процесса будут идти параллельно. Правда, до сих пор опыт создания политической альтернативы Нур Отану был всегда крайне неудачным. Но тогда мы жили в другой стране, привыкшей иметь дело со стройной и понятной иерархией, а не с политическим многообразием, пускай и в провластном поле.

Ситуацию усугубляет одно серьезное обстоятельство: в стране нет никаких мало-мальских  объективных социологических исследований. В итоге, единственная картина мира формируется в социальных сетях, которую тоже нельзя считать абсолютно репрезентативной. Те опросы, которые проводятся управлениями внутренней политикой на всех уровнях делаются по одному и тому же шаблону уже десятки лет карманными социологами и бездарно умирают в кабинетах. Мы не знаем, что происходит и чего на самом деле хочет наше общество.

Можно с большой уверенностью прогнозировать, что предстоящий съезд будет носить чисто аппаратный характер, не будет предложено ни новых идеологических нарративов, ни способов обновить образ партии, ни видения будущего. Как любой тонущий проект, вся мощь партийного аппарата будет нацелена за закрепление существующего статус-кво. Но все знают, чтобы хотя бы остаться на месте, нужно очень быстро если не бежать, то хотя бы идти.

И не факт, что основной ресурс для роста рейтинга партии – это восприятие ее как «партии Елбасы» или «партии власти», а также сохранение сомнительного базового электората.  Удержать то, что есть – слабовато для предвыборной стратегии партии с хрупким рейтингом в условиях нарастающего недовольства и непредсказуемости. Административный ресурс и имя Елбасы уже не могут оставаться главным активом партии.

Нур Отану нужно набраться мужества и ответить на новые вызовы, которые стоят перед страной и не без основания считаются тяжелым «наследством» партии власти. На самом деле, это самый широкий спектр проблем: образование, здравоохранение, растущая эмиграция, нерешенность проблем с ЕНПФ, слабеющая финансовая система, стагнирующий агропром и падающий малый и средний бизнес, по-прежнему сырьевая экономика и доминирующее в ней государство.

Что могло бы спасти Нур Отан? То, что можно назвать покаянием с одной стороны и великой национальной мечтой – с другой. Но для этого нужно внимательно послушать свое общество. А для этого,  в свою очередь, партии нужны свежие люди, которые быстро «протухнут» без новой внутриполитической системы. Замкнутый круг.

Скорее, амбиции партии гораздо «скромнее»: реабилитироваться и защититься от разрушительных трендов последнего года. Эдакая оборонительная тактика вместо наступательной. Полная консервация вместо новых смыслов и проектов будущего. На практике это будет означать, что и результат на предстоящих парламентских выборах  будет достигнут за счет административных, а не политических методов. Безусловно, Нур Отан одержит победу, но это будет пиррова победа. Трагедия в том, что в другом результате у партии нет даже потребности. И это грустно.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33