четверг, 23 января 2020
,
USD/KZT: 383.34 EUR/KZT: 431.45 RUR/KZT: 5.89
Айсултан Рахат (Назарбаев) опасается за свою жизнь Казахстанцев защитят от смертельного короновируса Как обогатиться за счет коррупционеров? Президентом Греции впервые стала женщина Что обсудил Токаев с Кулибаевым Беларусь хотела купить казахскую нефть, но приобрела норвежскую. В «КазМунайГазе» новый топ-менеджер За 9 месяцев мы потеряли 26000 человек Трамп может ограничить въезд в США жителям Кыргызстана и Беларуси В Усть-Каменогорске откроют Центр по защите ядерных объектов Убийство в «Казахмысе» Путь от официанта до заместителя Управляющего Делами Президента Иностранные номера только для иностранцев Шенгенская виза станет еще дороже Узбекистан в ЕАЭС вступать не будет Токаев с Назарбаевым дали старт году Абая В Москве начнутся судебные слушания по делу Аблязова В Узбекистане появится еще одна авиакомпания Мурат Айтенов стал акимом Шымкента В Павлодарской области новый аким ВОЗ проведёт экстренное совещание из-за неизвестного вируса в Китае В Узбекистане правительство подало в отставку Кредитный рейтинг Гонконга снижен с Aa2 до Aa3 Павлодар сохранит свое название 46 журналистов были задержаны в прошлом году в Казахстане

Отставка первого заместителя руководителя АП – начало конца двоевластия?

Уволенный в среду с должности первого заместителе главы президентской администрации Дархан Калетаев – типичный «боец идеологического фронта». Его карьера – образчик молчалинского  служения лицам, а не делу, его послужной список – последовательное восхождение по бюрократической лестнице назарбаевской системы госуправления. Калетаева можно назвать одним из ярких представителей поколения, вся карьера которого началась и достигла высшей точки в назарбаевском Казахстане. И в этом смысле 47-летний Калетаев – не меньший продукт Назарбаева, чем Имангали Тасмагамбетов, по стечению обстоятельств отправленный в отставку с поста Чрезвычайного и Полномочного посла Казахстана в России в тот же день 18 декабря.

Правда, в отличие от Имангали Нургалиевича, Дархан Аманович не снискал особой популярности в обществе. Зато ему удалось практически невозможное – добиться безусловного расположения Нурсултана Абишевича, не имея ни могущественных покровителей, ни громкой фамилии.

Он уже становился заместителем главой президентской администрации Адильбека Джаксыбекова, которого, кстати, вместе с Маратом Тажиным открыто называл своим учителем. Было это в 2007-2008 годах, когда Калетаев  в паре с советником Назарбаева Ермухаметом Ертысбаевым начал массированную атаку на оппозицию в лице партий «Азат» и ОСДП , позже объединившихся в одну политсилу ОСДП «Азат».

Те времена можно назвать смутными днями казахстанской политики. После убийства зимой 2007-го  Алтынбека Сарсенбаева наступила черная для оппозиции полоса. Но именно в этой мутной воде молодой Калетаев умудрился выловить свою золотую рыбку.

В 2008 году он становится «партайгеноссе» - первым зампредом Нур Отана, получившего 100-прцоентную монополию в парламенте страны.

В этот краткий период его биографии (партийный пост он покинул уже в 2009-м) Калетаев буквально расцвел как публичный политик. Он раздавал направо и налево интервью, в которых позволял себе довольно спорные высказывания в отношении своих оппонентов и в то же время, увлекаясь, допускал опрометчивые пассажи в адрес власти и ее партии. К примеру, отвечая, а вопрос о том, почему в Нур Отане зампред и секретари партии назначаются, а не избираются съездом, как было даже при КПСС, Калетаев заявил: «Я думаю, это нормально. Если мы будем всех избирать, то «запаримся» проводить съезды». Вообще при нем Нур Отан стал восприниматься как некая коммерческая корпорация. В лексиконе первого зампреда мелькали слова «бэкофис», «фронтофис», «конкурентоспособность».

Больше того, если до Калетаева считалась дурным тоном публично признавать отсутствие в стране других реальных политиков кроме президента, то при нем это стало общим местом. В 2009 году в ходе дискуссии в «Айт-парке» Нурлана Еримбетова наш герой произнес фразу, которую можно считать его истинным кредо: «Политиком себя не ощущаю, скорее, партийным функционером. Политик – Нурсултан Назарбаев». И хотя такая позиция в то время была беспроигрышной в плане самосохранения, она вызвала скепсис в обществе. По мнению многих, именно «благодаря» калетаевским эскападам Нур Отан в то время превратился в глазах абсолютного большинства казахстанцев в «карманную партию» президента.

Однако, надо отдать Калетаеву должное: он понимал, что нуротановская монополия – не лучший вариант, поскольку, в условиях разразившегося тогда экономического кризиса, вся ответственность за провалы «стратегического курса» ложится даже не на партию, а непосредственно на человека, доставшего ее из «кармана». «Конечно, спарринг-партнер нужен… я бы видел,  в первую очередь нормальную, разумную партию, без крайних ультра-национальных лозунгов. Партию реального формата, реальных действий, которая могла бы идти на определённые компромиссы с властью» - заявил он в том же «Айт-парке».

Впрочем, все эти политтехнологические заморочки всегда были для него чем-то вторичным. Гибкий ум и хорошая лексика обеспечивали ему на фоне всегда слегка перепуганных соратников близость к «телу», и даже, как поговаривают теперь,  «монетизировать» свое влияние.  

Но, как всякой артистической личности, Дархану Амановичу регулярно изменяло чувство меры. То он открыто признавал, что партия, называющая себя народно-демократической, живет на деньги от бизнеса ее высокопоставленных функционеров, то заявлял, что на одних только партийных взносах Нур Отан имеет миллион долларов ежегодно, то сокрушался, что партия, созданная президентом, «ни разу не выступила в его защиту».

Тем не менее, Калетаеву всегда удавалось говорить то, что для ушей «Большого шефа» звучало и лестно, и не так однозначно подобострастно, но даже смело и незаурядно. Сегодня это покажется удивительным, но именно ему принадлежит идея, ставшая, по существу, «каркасом» двоевластия - принять закон «О первом Президенте - Лидере нации». При этом, наш герой счел нужным оговориться: «Я к понятию «пожизненное президентство» отношусь отрицательно. А за свою идею о принятии закона «О лидере нации» готов отвечать и в постназарбаевский период». Это он еще в 2008 (!) году инициировал кампанию за наречение именем Назарбаева аэропорта Астаны. А затем горячо поддержал ребрендинг столицы, предложенный группой парламентариев и отвергнутый Назарбаевым (Впрочем, немного позже Касым-Жомарт Токаев, едва став президентом, успешно реализовал калетаевское ноу-хау).

Понятно, что такие подвиги заслуживали достойного вознаграждения. И оно последовало. Правда проказница-судьба помотала Калетаева по разным кабинетам. В апреле 2018 он из сенаторов стал Министром по делам религии и гражданского общества. В июле того же года, когда это ведомство, прозванное народом МинГРОБ, переименовали в МОР (Министерство общественного развития), возглавил сменивший вывеску госорган. Вот только в министерском кресле ему довелось провести всего 7 месяцев.

А подвел Калетаева его старый враг – язык. 18 февраля 2019 года на «правительственном часе» в мажилисе депутат Куралай Каракен спросила: «Что делает государство для предоставления утечки мозгов из страны?». И получила обескураживающий ответ: «если посмотреть на национальный состав выезжающих, более 70% - представители других этносов, не коренной национальности. Это нормально, и какой-то трагизм мы не должны испытывать».

Даже повидавший всякое депутатский корпус отреагировал довольно бурно. А пресса не замедлила подхватить горящую тему, обещавшую громкий скандал. Такой сценарий явно не входил в планы Ак Орды накануне решающей фазы операции «преемник». Поэтому, 1 марта Калетаев был отправлен на пересидку в руководители Канцелярии премьер-министра, а спустя всего 24 дня стал заместителем руководителя администрации президента Токаева.

Почему же опытный чиновник, идеолог, закаленный в боях с оппонентами, не усидел на вроде бы привычном для себя месте? В соцсетях можно найти такой ответ: якобы борцы с коррупцией еще в бытность Калетаева управляющим директором «Самрук Казыны» возбудили на него уголовное дело за злоупотребления с финансированием подшефного «Самрук-Казына» спорта (http://www.exclusive.kz/expertiza/politika/117696/?dt=mp).

Но, ведь всем давно известно: в нашем «театре» антикоррупционное ружье стреляет исключительно по воле закулисных режиссёров спектакля. А после увольнения Калетаева стало окончательно ясно: «главный режиссер» этой постановки сидит именно в Ак Орде, а не в Библиотеке.

Теперь остается только дождаться «рокового выстрела». Если вместе с креслом Дархан Калетаев потеряет свободу, то станет – наряду с Имангали Тасмагамбетовым – вестником окончания эпохи двоевластия.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33