вторник, 02 июня 2020
,
USD/KZT: 408.61 EUR/KZT: 454.09 RUR/KZT: 5.86
Фонд социального медицинского страхования за аренду здания заплатил около 130 млн. тенге Токаев пожелал выздоровления Пашиняну Увеличены выплаты за сдачу старого авто на утилизацию Нас ждёт жара 4 банка получили 20 миллиардов Неспокойная граница Брат министра решил уйти в отставку на фоне коррупционного скандала ОПЕК+ может состояться 4 июня Отец пропавшего студента пытался покончить самоубийством В Уральске от коронавируса умер сотрудник Тенгиза Космический корабль "Драгон" пристыковался к Международной космической станции В Алматы установят туалеты за 10 миллионов тенге Число могил на спецкладбище для жертв коронавируса в Алматы возросло Таиланд откроет международное авиасообщение 1 июля Поезда на Алаколь запустят в ближайшее время Дети до 14 лет будут летать бесплатно Несмотря на карантин Казахстан покинули свыше 7 тысяч человек В Казахстане блокпосты снимут 1 июня Импортеры и производители кабельной продукции обратились к президенту Токаеву Трамп подписал скандальный указ о соцсетях C 30 мая в Алматы откроются мечети и церкви Уровень газификации Казахстана равняется всего 51,47% Volkswagen станет акционером совместного производства JAC Motors в Костанае Только три банка из ТОП-10 показали прирост вкладов в апреле Сколько миллиардов вывели из Казахстана?

Власть зачем-то всех хочет сделать революционерами

Единственное разумное объяснение серии задержаний общественных деятелей и активистов за последние дни – это желание власти дать им предупредительный сигнал о том, чтобы они не «зарывались». И, возможно, это было бы логично, если бы не контекст – страх перед неопределенностью в условиях пандемии может легко трансформироваться в неконтролируемые формы. И дело даже не в том, что люди очень сочувствуют задержанным – они очень хороший повод, чтобы каждый вспомнил свою, личную, обиду на государство. И предъявил ему счет.

Оставим в покое тот факт, что с юридической точки зрения эти задержания не имеют под собой никакой почвы. Судя по комментарию известного юриста Виталия Воронова, арест – это самая крайняя мера. Она применима только в исключительных случаях. (https://www.facebook.com/vitaliy.voronov.54/posts/3119188421445098).

Поэтому на самом деле, задержания, скорее, провоцируют еще большую известность этих людей. Даже те, кто их не знал или знал понаслышке, имея сейчас единственное развлечение в виде обмена информацией по сетям и месенджерам, хотя бы из любопытства узнают подробности. Пытаться контролировать ее распространение запретами – это все равно, что пытаться согреть чайником воду в океане. Но каждый такой случай – капля за каплей наполняет тот сосуд, который называется общественное мнение. В таких случаях каждый вспоминает о своей беде, о том, как его когда-то уволили с работы, или он не смог погасить кредит, или был вынужден платить взятку чиновнику.

Безусловно, страх – это один из самых эффективных способов контроля человека. Но специалисты по социальной психологии знают, что, если нет другой мотивации кроме страха, она имеет краткосрочный эффект. Что делает загнанное в угол животное? Оно нападает. Либо впадает в апатию. Но нужно ли нам апатичное или агрессивное общество? Если оно находится в таком состоянии длительное время, то такое государство просто исчезает с карты мира. Его просто поглощают другие государства и оно растворяется в небытии.

Поэтому противостояние с собственным обществом – это не что иное, как гибридная война. Но не война с другим государством, а государства с теми, ради кого оно существует. Напомним, что  такое гибридная война? Это когда страна в течение длительного времени подвергается воздействию информационно-когнитивных технологий. Они используются для дестабилизации внутренней ситуации в стране с использованием подрывных идей в общественном сознании, для  ухудшения социально-экономического положения, манипулирования оппозицией или тем, что ее подменяет. Поэтому сейчас борьба с неугодными выглядит именно как процесс раскола общества на два лагеря: общество и власть. И пандемия создает для этого просто идеальные условия в условиях очень неуклюжих попыток государства поддержать население. Никакой гениальный политтехнолог, нанятый врагами, не догадался бы сначала раздать небольшую помощь населению, а потом попытаться ее отозвать. Бизнес получает поддержку в виде льготных кредитов, которые ему асболютно не нужны, потому что он не знает, как расплатиться с теми, которые у него уже есть. И даже если есть какие-то адекватные меры со стороны государства, то ими не может распорядиться большая часть населения, которая работает в серой зоне.

Выдающийся российский публицист и социолог Сергей Кара-Мурза очень точно сформулировал предпосылки для манипуляции массовым сознанием: революции вызывают не уровень бедности, а нарастание ощущения системной несправедливости. А страх – это всегда порождение чувства несправедливости и собственной ущемлённости.

Даже СССР – это тоталитарное государство с самым профессиональным и продуманным аппаратом контроля и подавления, не смог долго удерживать эту конструкцию в жизнеспособном состоянии. По сути, 70 лет существования этой великой империи – самые короткие в истории человечества.

Что же делать? То же самое, что делали все великие державы во время кризиса – позитивная мобилизация. Для этого у Казахстана есть все предпосылки. Есть немало нарративов, которые будут безусловно поддержаны всем обществом. Все мы хотим жить в цивилизованной светской стране, без радикализации и экстремизма, межэтнических конфликтов и социальных потрясений. Никто не хочет быть революционером. Как ни странно, но казахская ментальность в силу исторических особенностей очень гибка и открыта – кочевой образ жизни на протяжении столетий сформировал огромный уровень толерантности к религии, культуре, типу общественного устройства. Большая Евразия – это всегда был диалог самых разных цивилизаций, когда шел интенсивный обмен традициями, когда неприемлемое отживало свой век, а нужное внедрялось в те культуры, которые, на первый взгляд, были для этого мало приспособлены. Достаточно посмотреть, с каким взаимным уважением в нашем обществе соседствуют великий пост и ораза, как каждая казахстанская семья формирует свои ежедневные меню из кухни самых разных народов.

То есть никаких социо-гуманитарных препятствий для консолидации общества нет и это немыслимая ценность, которую мы просто обязаны не потерять. Все потенциальные конфликты имеют исключительно социально-экономический характер. И сегодня они так или иначе, если говорить не о следствии, а причине, связаны с коррупцией и низкой квалификацией госслужащих. А это, хоть и не простые, но не фатальные проблемы.

Для этого нужно сделать обезоруживающий жест – пригласить общественных лидеров во власть, или по крайней мере вовлечь в процесс принятия и реализации решений. Все они люди амбициозные и будут крайне заинтересованы в  том, чтобы не разочаровать свои аудитории. Для них это будет возможность перейти от критики к тактике прямых действий. Возможно, они тогда лучше будут принимать логику принимаемых государством решений. В худшем случае, эти попытки окажутся неудачными, но они будут лишены возможности сказать, что у них не было шанса повлиять на ситуацию. При оптимистичном сценарии – в ходе сложного диалога будут приняты те единственно правильные решения, которые все-таки изменят систему управления, неэффективность которой сегодня уже просто не нуждается в подтверждении. Хуже уже не будет.

Необходимость такого шага будет очевидна с каждым месяцем – Казахстан, как и весь мир, жду непростые времена. Возможно, последствия пандемии – не единственное испытание, которое нас ждет. Кто-то возразит, что в условиях не эффективной системы практически невозможно быть эффективным. Но другого пути просто нет.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33