пятница, 29 мая 2020
,
USD/KZT: 412.55 EUR/KZT: 454.18 RUR/KZT: 5.81
Уровень газификации Казахстана равняется всего 51,47% Volkswagen станет акционером совместного производства JAC Motors в Костанае Только три банка из ТОП-10 показали прирост вкладов в апреле Сколько миллиардов вывели из Казахстана? Смерть Дулата Агадила в СИЗО: дело прекращено «за отсутствием события уголовного правонарушения» Активисты требуют отставки Берика Имашева Halyk Bank устанавливает лимиты на снятие денег для юрлиц В Японии разработали УФ светодиод, деактивирующий коронавирус на 99,9% Реакция Госцентра поддержки национального кинематографа на дело Гульнары Сарсеновой Российский академик заявил о негативных последствиях длительного ношения масок и перчаток Кинопродюсера Гульнару Сарсенову подозревают в получении взятки в особо крупном размере Миллиардеры за время пандемии стали еще богаче Halyk Bank решил не выплачивать дивиденды за 2019 год Богатые должны платить Старт космического корабля Crew Dragon перенесен на 30 мая из-за погодных условий За время карантина и ЧП Алматы потерял 100 миллиардов тенге Кому запрещено выезжать за пределы Казахстана? Токаев призвал готовиться ко второй вспышке коронавируса Врачи будут получать в 2,5 раза больше остальных Наказали? В Эстонии начали тестировать «иммунные паспорта» Казатомпром выплатит 99 млрд тенге дивидендов Израильский институт утверждает, что нашел лекарства от коронавируса Токаев: Казахстан серьезно отстает от развитых стран по уровню знаний учащихся Парад Победы в Москве состоится 24 июня

Токаев выиграл битву, но пока не войну

Серия назначений, произошедших в начале недели, говорят о том, что президент Токаев выиграл позиционную войну. Возможно, это его первая тактическая победа, несмотря на то, что формально новые назначенцы являются креатурой председателя Совбеза.

Во-первых, назначение спикером сената Маулена Ашимбаева – это меньшее из зол, которое могло случится, по крайней мере для Токаева. Одним из самых очевидных кандидатов на эту позицию был его политический оппонент Бауржан Байбек. Не секрет, что Байбек является не только его оппонентом, но и конкурентом. Не исключено, что год назад мы могли получить именно его в качестве президента. Его биография вполне подходила на эту позицию, как и уровень амбиций, впрочем, еще далеко не утраченных.

К сожалению, или к счастью, но больше всего его репутация пострадала в кресле первого заместителя партии Нур Отан – за прошедшее время правящая партия так и не смогла предложить адекватной повестки дня, да и с модернизацией получилось как-то не очень убедительно. Конечно, партия сохранила статус доминирующей политической силы и скорее всего одержит «убедительную победу» на предстоящих парламентских выборах, но есть весьма большая вероятность того, что она утратит свою монополию.  

Что касается Маулена Ашимбаева, то, несмотря на свой консерватизм, вся его биография говорит о том, что он безусловно человек относительно либеральных взглядов, свойственных людям с хорошим образованием и происхождением, особенно если это не требует больших жертв. Поэтому он идеально подходит на позицию второго человека в стране, который никогда этим не воспользуется. Являясь идеальным продуктом бюрократической системы, он стал той самой компромиссной фигурой, которая устроила и президента, и елбасы. В идеале он мог бы стать тем, кем был в свое время для Нурсултана Назарбаева Эрик Магзумович Асанбаев, первый и последний вице-президент Казахстана, который определял кадровую политику в молодом государстве, буквально поштучно собирая перспективных менеджеров, впоследствии формировавших социально-экономический курс страны.

Пришедший на его место Даурен Абаев на первый взгляд выглядит «чужим среди своих, своим среди чужих». Несмотря на его несколько отрицательную популярность, он всегда воспринимался рупором елбасы, чье незримое покровительство служило ему мощным щитом от всех обвинений «популистов». Тем не менее, это лучшая «подсадная утка» для администрации Токаева, поскольку у Абаева есть замечательная способность восприниматься фигурой, которая только ретранслирует чужие установки. Для политика это не самая плохая стратегия позиционирования. А главное, несмотря на инициирование не самых либеральных законопроектов, назвать его «ястребом» нельзя, как, впрочем и «голубем». Скажем так, он не любитель «крови».

Сменившая его Аида Балаева – одна из самых ярких жемчужин в уцелевшем кадровом ожерелье команды Имангали Тасмагамбетова и, зная наши аппаратные традиции, странно, что она не только «уцелела» после его ухода из большой политики, но даже значительно продвинулась в своей карьере. До сих пор она всегда находилась в тени своих старых и новых патронов, пройдя у них прекрасную аппаратную муштру. Это первая для нее позиция, когда она вышла на первые роли в ведомстве, от которого в ближайшее время будет зависеть очень многое. Кстати, оказавшись на позиции заведующего Отделом по контролю за рассмотрением обращений Администрации Президента РК, куда ее заботливо отправил Токаев после серии публичных нападений, она даже попыталась поработать в «поле», лично познакомившись со многими одиозными лидерами общественного мнения, но похоже, быстро потеряла к ним интерес, что говорит о том, что и ей не чужды либеральные взгляды.

Вполне возможно, она окажется более подходящим министром, чем Абаев, хотя бы потому, что более глубоко знает внутриполитический подтекст в стране.

Ну а что касается Дариги Назарбаевой, то ее политическая карьера еще далека от завершения.  В ближайшее время наверняка ей будет предложена вполне пристойная, и даже оптимальная для нее позиция. Дарига Нурсултановна все-таки носит самую известную в стране фамилию и неприкасаемость этого клана еще никто не отменял. К тому же, елбасы сейчас никак не нужен обиженный член семьи, политическое унижение которого в этот раз может обойтись ему слишком дорого. Дарига слишком много знает.

Таким образом, появился повод для осторожного оптимизма – по крайней мере на какое-то время в Нур-Султане появилось некое подобие хрупкого политического баланса. И хотя правящая партия и силовой блок по-прежнему только формально в поле его влияния, однако животные инстинкты бюрократического аппарата получили явный знак того, что в новый хозяин Акорды укрепляет свои позиции. Да и для Библиотеки самый плохой сценарий – это раскол элит, ценой противостояния которых может стать не много, не мало, а потеря суверенитета. Тем более, что реальные последствия пандемии еще впереди.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33