четверг, 01 октября 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
На 10 лет могут посадить экс-сотрудника КНБ за изнасилование трансгендера Экс-замакима Актюбинский области посадили на 12 лет и лишили двух Лексусов Дебаты между Трампом и Байденом начались со взаимных обвинений Фармкомпании в сплошном плюсе Президент Азербайджана назвал требования Армении неприемлемыми Волонтерство станет не только благим, но и выгодным Тимур Бекмамбетов судится за чердак в центре Москвы Как готовятся ко второй волне коронавируса Оппозиционеру Сергею Тихановскому продлен срок ареста Как дорожные рабочие отомстили за невыплату зарплату Петр Порошенко заболел коронавирусом В Карагандинской области хотят установить камеры с системой распознавания лиц Аким Рудного подал в отставку на фоне коррупционного скандала Экс-аким Караганды, покинувший пост из-за коррупционного скандала, возглавил местную СПК Мошенницу из ОАЭ депортировали в Казахстан Казахстан усиливает карантинные меры Тихановская выступит в парламенте Франции В Караганде дочь чиновника выиграла тендер на 2 млрд тенге Мусоровозы в Казахстане оснастят GPS-навигаторами Генпрокуратура не нашла признаков монополизации экспорта казахстанской нефти и газа Депутат Украины потребовал возврата денег от Запада Когда вкладчики Tengri Bank смогут получить свои деньги? Франция требует доказательств от Германии по делу Навального Свыше 3 млрд тенге придётся заплатить производителям молока за маркировку 500 тысяч акул могут быть убиты для получения вакцины от коронавируса

Нам придется научиться жить без нефтедолларов

В последнее время думающая часть общества все чаще задается вопросом о том, каким будет Казахстан завтра. Кризис одномоментно показал архаичность прежних моделей развития. Перед нами вновь со всей остротой встал вопрос нового экономического курса. Экономист Канат Оспанов представил свою версию будущего.



Материалы по теме


Главной задачей Казахстана является экономическое развитие, а не экономический рост. Мы имели в 2000-е годы впечатляющий экономический рост за счет роста нефтяного сектора. Однако, как показала жизнь, рост без должной диверсификации производства, без усложнения экономики он является очень неустойчивым. Без экономического развития мы не решим задачи национальной консолидации, экономической безопасности, достойного уровня жизни людей.

Главным фактором, диктующим неизбежную смену экономической модели Казахстана, является завершение «нефтяной эры». Со времен нефтяного кризиса 1973 года страны ОПЕК диктовали мировые цены на нефть. Однако в настоящее время возможности картельного установления со стороны ОПЕК высоких цен на нефть исчерпаны. Картельные цены стали невозможны с появлением независимых сланцевых производителей в США.
Первый этап понижения цен на нефть состоялся в 2014 году, второй этап наступил в 2020 году. Причины данного процесса носят фундаментальный характер и связаны с развитием сланцевых технологий, альтернативной энергетики, переходом на электромобили. Таким образом, можно констатировать, что наступивший период низких цен на нефть всерьез и надолго. Это означает, что Казахстан должен в кратчайшие сроки научиться жить без нефтедолларов.
Наступление эры низких цен на нефть приводит к тому, что нефтяная отрасль становится «обычной» отраслью экономики. Этот факт должен позволить Казахстану избавиться от моноотраслевой экономики, а также от ориентации бизнеса на быстрые сверхприбыли. Для отечественного бизнеса должны стать интересными отрасли с нормальной рентабельностью. Должен совершиться тектонический сдвиг в мышлении государственных управленцев, бизнесменов, банкиров и других субъектов экономики, который позволит перейти к новой экономической модели.

Либеральная экономическая модель на современном уровне развития Казахстана не может работать. Даже страны, являвшиеся идеологами и проповедниками либерализма (к примеру США, Великобритания), переходят на позиции экономического национализма.

В советский период мы в Казахстане имели полностью огосударствленную, плановую административно-командную экономику, причем периферийную часть союзной экономики. К концу 80-х годов XX века эта модель себя исчерпала, и не только в Советском Союзе.
В 1990-е годы Казахстан начал строительство собственной экономики, провел радикальные рыночные реформы, массовую приватизацию. В страну пришли иностранные инвестиции. Система государственного планирования в этот период была демонтирована, так как в новой либеральной модели предполагалось, что рыночные силы без вмешательства Правительства самостоятельно создадут новую развитую эффективную экономику. Правительство стало заниматься лишь социально-экономическим прогнозированием, а не планированием развития экономики.
По большому счету в условиях развала Советского Союза и начала шоковой терапии в Российской Федерации другой альтернативы у Казахстана не оставалось. Тем не менее, Казахстану удалось в рамках либеральной модели обеспечить экономический рост и выйти в лидеры среди стран СНГ по размеру ВВП на душу населения (по паритету покупательной способности).
Однако оказалось, что в либеральной рыночной модели получили развитие (преимущественно за счет иностранных инвестиций) в основном сырьевые отрасли экономики, и, прежде всего, нефтегазовый сектор. Обрабатывающие отрасли промышленности остались непривлекательными для иностранных инвесторов. Экономика прибрела экспортно-ориентированный характер, но с перекосом в сторону сырьевых отраслей. Казахстан встроился в глобальные цепочки добавленной стоимости (ЦДС) на уровне поставщика сырья и полуфабрикатов.
Были предприняты многочисленные попытки уйти от сырьевого характера экономики, но в условиях либерального взгляда на роль государства в экономике и высоких цен на нефть они не дали серьезного результата. Частная банковская система страны сосредоточилась на кредитовании в основном торговых операций и практически отказалась финансировать предприятия обрабатывающей промышленности. Были созданы государственные институты развития. Однако их опыт финансирования отдельных индустриальных проектов оказался не всегда успешным. В результате отечественные инвестиции в обрабатывающие сектора оказались слишком малы и разрознены.
Таким образом, в действующей либеральной экономической модели Казахстан добился определенных успехов, вошел в ряды стран со средним уровнем развития (ВВП на душу населения порядка 10 тыс. долл. США на душу населения). Однако достигнутый уровень экономического развития остается неустойчивым (зависящим прежде всего от цен на нефть). По итогам опыта последних 20 лет можно констатировать главное - в действующей либеральной экономической модели у Казахстана нет шансов на достижение главной стратегической цели – вхождения к 2050 году в 30-ку самых развитых стран мира.

В послевоенный период самыми успешными экономическими моделями стали модели восточноазиатских стран.

Большинство отечественных экономистов остается в плену у устаревших западных парадигм. В западной экономической парадигме считается, что в рыночной экономике действуют только две основополагающие модели: неолиберализм и неокейнсианство. В обеих моделях государству отводится роль лишь регулятора на уровне макроэкономики: в неолиберализме государство регулирует денежную массу, в неокейнстианстве государство регулирует государственный спрос через налогово-бюджетную политику.
Однако послевоенный опыт развития азиатских стран опровергает эти догмы. Экономические модели послевоенной Японии, Южной Кореи, Тайваня не укладываются в прокрустово ложе западной парадигмы.
Экономические модели указанных стран Восточной Азии отличает, прежде всего, умелое применение государственного планирования экономики в условиях частной экономики. В этих странах государство не только осуществляло макроэкономическое регулирование, но и полностью определяло приоритетные направления экономического развития. Фактически в восточноазиатских странах вся экономика работала как единая корпорация. Сейчас можно уверенно сказать, что в послевоенный период только восточноазиатские экономики оказались конкурентоспособными в сравнении с западными экономиками. Успех их моделей объясняется тем фундаментальным фактом, что капитализму принципиально требуются стратегическая координация и управление.
Эти страны доказали, что при правильной экономической модели в отсутствие сырьевой ренты можно войти в ряды самых развитых стран мира.

Казахстан нуждается в экономической модели Kazakhstan Inc.

У Казахстана есть все условия для повторения успеха восточноазиатских стран.
Первое: также, как и перечисленные выше страны, Казахстан занимает очень важное геополитическое и геоэкономическое положение.
Второе: восточноазиатские страны имели выход на мировой океан и через него на мировой рынок. Казахстан благодаря новому Шелковому пути получил выход на мировые рынки.
Третье: ментальность казахстанцев, вера в семейные ценности объединяют Казахстан с восточноазиатскими странами.
Четвертое: Казахстан на нынешнем этапе развития достиг достаточно высокого уровня национальной консолидации, характерного для восточноазиатских стран.
Таким образом, Казахстан созрел для того, чтобы строить свою собственную экономическую модель Kazakhstan Inc.

Каковы основные черты новой экономической модели?
1) Вся экономика Казахстана функционирует как единая эффективная корпорация на принципах государственно-частного партнерства. Это означает, что работа крупных государственных и частных корпораций, промышленного сектора МСБ должна быть скоординирована государством и подчинена общенациональным целям развития.
2) Государство в партнерстве с бизнесом, научным и экспертным сообществом определяет приоритетные направления экономического развития.
3) Действует система пятилетних и однолетних государственных планов, которые носят обязывающе-заинтересовывающий характер. Обязывающий характер для государственных органов и компаний, и заинтересовывающий характер для частного бизнеса. Главной целью государственных планов является ускоренная индустриализация страны.
4) Неотъемлемой частью государственных планов должна стать Государственная инвестиционная программа (ГИП). Целью ГИП является, прежде всего, финансирование на возвратной основе проектов по созданию индустриальных ЦДС, включенных в 5-летний государственный план. Помимо государственного финансирования, проекты ЦДС должны в обязательном порядке получить софинансирование со стороны частных инвесторов и банков второго уровня, т.е. основополагающим является принцип государственно-частного партнерства. Для достижения прозрачности процесса необходимо утверждение ГИП в Парламенте страны.
5) Основу государственных планов составляют национальные индустриальные проекты (НИП), целью которых является создание цепочек добавленной стоимости (ЦДС) в приоритетных отраслях экономики. Звеньями ЦДС являются преимущественно частные предприятия.
6) Государство координирует и содействует частному бизнесу в создании отечественных ЦДС, основанных на выпуске конечной продукции.
7) Работа Правительства по реализации НИПов в рамках государственных планов основывается на проектном менеджменте.
8) Производители сельхозпродукции встраиваются в ЦДС в рамках единого агропромышленного комплекса.
9) Основными сельхозпроизводителями являются фермеры. Для наделения фермеров землей проводится аграрная реформа.
10) Экономико-организационная модель ЦДС используется для реализации национальной конкурентной стратегии – стратегии снижения издержек.

Казахстан нуждается в реальном государственном планировании на базе национальных индустриальных проектов.

Для перехода к новой экономической модели необходима полная перестройка системы государственного планирования. Сегодня экономические планы правительства превратились в декларативные концепции, не обладающие плановой силой, не обязывающие и не порождающие ответственности. Функции экономического прогнозирования возложены на Министерство экономики, однако в результате мы получаем множество разрозненных, не связанных в единое целое государственных программ.

На практике многочисленные государственные программы служат скорее способом извлечения средств из государственного бюджета и Национального Фонда инициаторами и участниками программ, чем инструментами стратегического планирования.
Рынку нужны пятилетние и ежегодные государственные планы не концептуального или  прогнозного характера. Они должны быть  обязательны для госорганов, и мотивирующими  для частных компаний.
Приоритетной задачей государственного планирования должно стать создание ЦДС (Цепочки добавленной стоимости) в различных сферах социально-экономической деятельности, которые, в свою очередь, должны быть подкреплены соответствующим государственным кредитованием, налоговыми льготами, инфраструктурной поддержкой и другими мерами господдержки. При этом, госпланирование должно осуществляться в тесном партнерстве с частным бизнесом.
Создание приоритетных индустриальных и агроиндустриальных ЦДС должно осуществляться в формате приоритетных национальных индустриальных проектов (НИПов), которые должны стать каркасом пятилетних и ежегодных государственных планов. Соответственно, вся работа Правительства должна носить проектно-ориентированный характер. Это потребует коренной реорганизации работы Правительства, реального внедрения проектного менеджмента и слома существующих межведомственных барьеров.

Для координации разработки государственных планов и проектной работы по НИПам необходимо создание на базе существующего Министерства экономики центрального планового органа – Министерства экономического развития (МЭР). Он должен стать аналогом Совета по экономическому планированию Южной Кореи, сыгравшего ключевую роль в экономическом развитии страны в 1960-1990-е годы.
Важнейшей функцией МЭР должна стать синергия макроэкономической, промышленной, аграрной, внешнеэкономической, финансовой, социальной политик государства. По сути,
МЭР должен стать экономическим штабом Правительства, а его руководитель должен иметь статус первого заместителя Премьер-министра страны. В областях, гг. Нур-Султан, Алматы и Шымкент должны быть созданы региональные плановые органы, имеющие двойное подчинение: МЭР и акимам регионов. Районные плановые органы должны подчиняться региональному плановому органу и акиму района.

Приоритет номер один государственного планирования – индустриализация.

Главной целью государственных планов должна стать ускоренная индустриализация страны. Разговоры о неактуальности индустриального развития и необходимости «скачка» к постиндустриальной эпохе являются «маниловщиной». Именно индустрия (обрабатывающая промышленность) является первопричиной для развития «цифровой экономики», самых разнообразных услуг, транспорта и коммуникаций, логистики, ИТ-технологий, инноваций, в целом научного, технологического и социального развития.
Текущая конъюнктура мирового рынка и реализуемые странами-соседями Казахстана стратегии интеграции создают условия и возможности для пересмотра ключевых направлений индустриальной политики. При эффективной интеграции серьезным рынком для казахстанских производителей станут южные соседи – Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан (50 млн.чел.). Очень емким рынком обладают наши традиционные партнеры Россия и Беларусь (156 млн.чел.).
Снижение мировых цен на основные сырьевые товары (нефть и металлы) способствуют росту инвестиционной привлекательности перерабатывающих производств, а строительство транзитного коридора «Шелковый путь» позволит значительного удешевить логистику экспорта продукции перерабатывающих производств в обоих направления – и в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона, и в сторону Европейского союза.
Вместе с тем, остается достаточно емким внутренний спрос страны на продукцию перерабатывающих производств. Так, ежегодный объем импорта машиностроительной продукции составляет около 8 млрд. долл. США, внутренние потребности Казахстана в трубной продукции магистрального назначения в нефтегазовой отрасли - около 1 млн. тонн в год и др.
Такие предпосылки позволяют провести более глубокую индустриализацию, в первую очередь, в традиционных секторах промышленности страны – машиностроении, горно-металлургическом комплексе, нефтегазохимической, строительной и др. отраслях.

Государство должно стать драйвером создания ЦДС в Казахстане.

В новой экономической модели необходимо кардинально изменить роль государства в процессе индустриализации страны. Индустриальное производство, в особенности обрабатывающая промышленность, представляет собой сложную совокупность вертикальных и горизонтальных цепочек добавленной стоимости (ЦДС), в которые могут быть вовлечены сотни и тысячи предприятий.
Государство должно координировать и всемерно содействовать частному бизнесу в создании отечественных ЦДС, основанных на выпуске конечной продукции. Планирование деятельности ЦДС должно начинаться с конечного звена цепочки. Именно конечный спрос будет регулировать деятельность всех звеньев цепочки. Необходимо использовать современные методы организации цепочек поставок, такие как just in time. Эти методы позволяют избегать затоваривания складов и кризиса перепроизводства.
Работа предприятий в технологической цепочке дает им прямые экономические выгоды. Имея долгосрочные контракты предприятия могут планировать необходимые инвестиции в производство и привлекать банковское кредитование.
Деятельность ЦДС имеет принципиальное экономическое преимущество именно в сложных отраслях, в которых задействованы сотни поставщиков и субпоставщиков. При отсутствии спланированной ЦДС каждый поставщик и субпоставщик стремится максимизировать свою прибыль от каждого контракта. В результате конечная продукция удорожается и становится неконкурентоспособной. При организации ЦДС цена поставок фиксируется, при этом уровень рентабельности имеет определенные ограничения. Самое главное - при планировании работы всей цепочки в целом, исходной является конкурентоспособная цена конечной продукции. Поэтому исключается безрезультатная деятельность всех звеньев цепочки.
При планировании ЦДС требуется и появляется финансовая прозрачность предприятий, так как будет открыто планироваться себестоимость и рентабельность производства в каждом звене цепочки. Государство получает возможность планировать поступления налогов от деятельности ЦДС.
Так как государство будет знать плановую цену конечной продукции, оно сможет четко планировать и предельные тарифы естественных монополистов. Таким образом, тарифы будут зависеть не от «аппетитов» монополистов, а ограничиваться конкурентоспособной ценой конечной продукции.
Выстраивание ЦДС явится самой действенной поддержкой промышленного МСБ со стороны государства, так как промышленные предприятия МСБ могут работать только в цепочке с крупными корпорациями. Крупные корпорации в обрабатывающей промышленности, в свою очередь, не могут работать без развитого сектора МСБ, так как им невыгодно заниматься выпуском сотен и тысяч видов компонентов и комплектующих.

Продолжение следует.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33