пятница, 04 декабря 2020
,
USD/KZT: 412.24 EUR/KZT: 470.98 RUR/KZT: 5.81
Нападение на инкассаторов: Сбербанк сделал заявление Казахстан поддержал консенсус в соглашении ОПЕК+ Twitter запретил оскорбления по расовому или национальному признаку Тимур Кулибаев при строительстве газопровода обогатился на 53 млн долларов? Бывший премьер-министр Кыргызстана находится в больнице с коронавирусом Нацбанк Казахстана обратился к населению страны В Москве открывается электронная запись на вакцину от коронавируса Казахстан занимает 11 место в мире по запасам нефти Экс-президенты США готовы привиться публично, чтобы доказать безопасность вакцины от коронавируса В Таразе началось слушание по событиям в Кордае В Кыргызстане предложили лишить экс-президентов привилегий Казахстан увеличит число авиарейсов в Узбекистан Экс-президент Франции умер от коронавируса Во Франции начнут проверки мечетей ВОЗ ужесточила правила ношения масок В Западном Казахстане построят три аэродрома В НАТО назвали Россию угрозой безопасности до 2030 года Британия первой в мире одобрила вакцину от коронавируса У Токаева появится еще одно полномочие Суперприложение Kaspi.kz теперь в AppGallery Huawei ООН: Более 40 миллионов людей в мире находятся в рабстве В Жамбылской области смогли избавиться от позора В Латвии режим ЧП продлен до 11 января Президент утвердил бюджет на 2021 – 2023 годы Сапарбаев опроверг информацию, что потратил 20 млн на самолет

Кажегельдин: «Белый дом не будет закрывать глаза на события в Казахстане»

Выборы в США традиционно приковывают к себе внимание всего мира. И это понятно – никто не станет оспаривать влияние Белого дома и Госдепа на «мировой порядок». Казахстан в этом плане не исключение, хотя в американо-казахстанских взаимоотношениях существуют определенные нюансы. Но пока сохраняется небольшая интрига с будущим хозяином Овального кабинета, мы поговорили с Акежаном Кажегельдиным о том, как будут складываться взаимоотношения США и РК, изменится ли в них что-либо после смены Администрации, а также о том, может ли ускориться формирование санкционного списка с участием наших клептократов.

– Акежан Магжанович, как вы считаете, насколько изменится внешняя политика США и их отношение к Казахстану в зависимости от того, кто станет хозяином Белого дома?

– Если президентом останется Дональд Трамп, то ситуация может измениться в драматическую сторону, в том числе, при выполнении его обещания продолжить торговую войну. Он резко усилит конфликт с Китаем. Дело в том, что американская стратегия заключается в том, что в подобных ситуациях она всегда действовала, выстраивая коалиции. Я не припомню случая, чтобы она действовала в одиночку. Исключением может быть в прошлом столетии – война во Вьетнаме, да и то, по большому счету, и там они действовали в коалиции, хотя бы с точки зрения поставки материала, горючего и прочего. Поэтому, я думаю, что мы, как приграничная страна, тоже можем оказаться вовлеченными. Предстоит серьезный тест для ШОС, связанный, в том числе, и с растущими претензиями со стороны населения Пакистана и других исламских стран по нарушениям прав мусульман Синьцзяня – уйгуров и этнических казахов, о чем официальная Астана молчит, но это не означает, что там ничего не происходит. Вот эта тенденция будет усиливаться, если Трамп останется в Белом доме.

Если же придет Джо Байден, то, я считаю, что мир будет более стабильным, любые шаги во внешней политике станут предприниматься более взвешенно, и Америка будет расширять коалицию, включив в нее Европейский Союз. Думаю, и торговая война обретет другие очертания. Но тут надо понимать, что дело не только в Администрации в Вашингтоне. Дело в том, что в руководство Китайской компартии пришли новые люди, которые хотят стать вторым Мао Цзэдуном – это надо принять, как данность, ведь с этим мы будем иметь дело. Уверен, что политика Казахстана не должна оставаться прежней, какой она была при Цзян Цзэмине или Ху Цзиньтао. Сейчас руководство КПК уходит от фундаментальных доктрин Дэн Сяопина – оставляет в экономике все его наследие, а во внешней и внутренней политике начинают проявлять агрессию и экспансию. Но это так, к слову.

– Мы подробно писали об обращении гражданских активистов в Конгресс США по поводу привлечения к ответственности клептократов и включении их в санкционный список. Будет ли зависеть продвижение этого дела от того, чья Администрация поселится в Белом доме?

– Политическая система Соединенных Штатов устроена таким образом, что законодатели, в лице Конгресса и Сената (верхней палаты), довольно сильны и имеют очень много полномочий. Если они принимают такого рода законы, то это обязывает Администрацию бороться с этим явлением, хочет она этого или нет – может быть, даже внутренне сопротивляясь, они будут следовать этому. Могу сказать с уверенностью, что все инициативы, появившиеся в 2019 году и получившие развитие в 2020-ом, будут доведены до логического конца, хотя эта работа несколько замедлилась из-за пандемии и многие важные вопросы пришлось обсуждать интерактивно. Все эти новые законы, включая закон о клептократии, будут приняты в любом случае. В принципе, не так важно, кто будет находиться в Овальном кабинете. Ведь имея поддержку со стороны прессы, гражданского общества Соединенных Штатов и самих инициаторов новых законов, можно добиться очень многого – я в этом не сомневаюсь.

– Чем вызвана такая уверенность?

– Многим. Например, после публикации книги Тома Барбиса и обнародования большого журналистского расследования FinCEN, пошла большая волна. И сегодня в Британском парламенте уже намечены отдельные слушания по этому поводу, которые приведут к двум важным вещам. Во-первых, усилится законодательство – законы станут более четкими и требовательными по отношению к «грязным» деньгам, попадающим в экономику Британии. Во-вторых, появятся дополнительные полномочия у правоохранительных органов. Не знаю, как в Великобритании, но в США возможно и третье – требование общества о привлечении к персональной ответственности руководителей банков. Я считаю, что это требование пройдет. Потому что мы помним о сговоре на межбанковском кредитном рынке, который привел к кризису 2008 года. Именно из-за этой бесконтрольности, этого сговора, огромные деньги в виде кредитных ресурсов попали в банковскую систему Казахстана. Казахский регулятор был в сговоре с руководителями банков второго уровня, и они скармливали большие зарубежные банки необъективной информацией относительно благополучия и финансового здоровья наших БВУ. Как следствие, наши банки набрали столько кредитов, что они, практически, превышали их капиталы во много раз и не отвечали возможности перепродать взятые займы на собственном рынке. Пример – печально известная ситуация с БТА, с филиалами в России, Грузии, Украине и так далее. А сейчас граждане Казахстана расхлебывают эту ситуацию, так как на «оздоровление банковской системы» потратили более 15 миллиардов долларов. В итоге все скинули в одну кучу, которая сейчас называется Halyk Bank и на вершине этой кучи сидят два члена семьи Назарбаева. Возвращаясь к мысли, подчеркну, если не судить в полной мере тех, кто доводят до подобных ситуаций, то они просто встали, отряхнулись от шока и дальше пошли нарушать закон. А если, кроме формальных штрафов будет конфискация и реальные сроки в камерах, то, я думаю, ситуация резко изменится.

– А есть свежие примеры, когда такие или похожие манипуляции стали предметом рассмотрения в американских судах?

– Есть, конечно. Давно озвученная еще Заманбеком Нуркадиловым история с приватизацией «МангыстауМунай Газ» сейчас получила новое развитие в Соединенных Штатах. Там сейчас рассматривается большое арбитражное дело, где один из кредиторов ММГ компания Central Asia Petrolium (из подставных казахско-индонезийских акционеров), неожиданно победившая на тендере, оказалась связанной с семьей Нурсултана Абишевича. Они заняли деньги, в том числе на приобретение этих активов, но не вернули их. И вот этот большой арбитражный процесс сейчас всасывает всю процедуру, всю динамику, все последовательные транзакции, прошедшие с 1996 по 2008 годы. А ведь в результате этих манипуляций этот солидный актив оказался в руках китайской национальной компании, которая сейчас находится на американском фондовом рынке, и прямо попадает под юрисдикцию Соединенных Штатов. А тут ее подпирает арбитражное дело с требованием истцов получить обратно 600 миллионов долларов.

Или другой печальный пример. Он касается банка «Туран-Алем», но напрямую связан с нашим предпринимателем Кенесом Ракишевым. Против него есть иск в Нью-Йорке, поданный одним из людей, которые якобы ему помогали в поиске похищенных активов и капиталов бывшими хозяевами и топ-менеджерами этого банка. Он нашел, доказал, иски были удовлетворены, а ему комиссию не заплатили. В общем, я думаю, в ближайшее время, как только начнутся публикации на эти и другие темы, большая куча вещей дойдет до маленького города Вашингтона, и все это будет использовано как дополнительный рычаг. В общем, возвращаясь к вопросу о влиянии администрации на продвижение этих дел, скажу, что в этой стране независимая и практически идеальная юридическая система, и политическая власть вмешиваться туда не будет и не сможет. И тем более, не будет такого при приходе к власти Байдена.

– То есть, никакого отношения Администрация президента США к принимаемым законам и, тем более, их применению не имеет и иметь не может?

– Абсолютно верно! Отношение это может быть только в том случае, как быстро Администрация будет выполнять требование закона – в частности, по санкциям в отношении клептократов. Потому что Глобальный Закон Магнитского имеет два основных раздела – применение санкций к нарушителям прав человека и к клептократам, которые, злоупотребляя властью и используя коррупционные механизмы, похищают капиталы, пряча их за рубежом. В том числе, с использованием американского доллара, что дает юрисдикцию США. Вот о чем речь.

– Это понятно. А само формирование санкционного списка зависит от того, кто будет президентом – демократ или республиканец?

– Скорее, это будет зависеть от того, насколько правильно, гармонично, последовательно и полно будет предоставлены соответствующие законодательной и исполнительной властям. Вообще, закон (Магнитского, - М.Н.) уже принят и по нему не нужно проводить специальных слушаний. Нужно просто правильно подать заявление в Министерство финансов, так как главным органом, исполняющим санкции, является Казначейство. Но для того, чтобы убедиться, что это дело не пропадет где-то в коридорах бюрократии, что оно не окажется забытым в самом низу стопки с бумагами, чтобы избежать этого, будут использоваться конгрессмены, имеющие право отслеживать исполнение принятых ими законов. И поэтому надо использовать американскую юридическую систему.

– Как, в целом, будет действовать Вашингтон по отношению к Казахстану, в зависимости от нового президента. Станет ли закрывать глаза на происходящее у нас в стране?

– Закрывать глаза никто не будет. Помните, когда приезжал Помпео, он сказал много вещей казахским властям? В том числе, он обратил внимание на факт нарушения прав этнических казахов, проживающих на территории Китайской Народной Республики. Мы дожили до того, что человек из Вашингтона указывает нам то, что мы обязаны сами отслеживать. Это первое. Второе, все это не зависит ни от президента, ни от американского народа. Страна и геополитика не зависят от десятка проворовавшихся клептократов. Примут эти санкции – люди из списка не поедут больше в Америку. Если заморозят активы, то они будут там находиться, пока власть в стране не изменится и не потребует эти деньги назад. Это случай, схожий с Малайзией. То, что там после смены власти стали активно возвращаться похищенные деньги – это заслуга оппозиции. Была проведена большая работа в течение многих лет. И эти люди сейчас помогают казахам составлять санкционные списки.

– Кстати, немного не по теме вопрос – а как общественность западных стран относится к клептократии и каково ее влияние на эти процессы?

– Отвечу, продолжая сказанное выше. Приведу известный вам пример с Даригой Назарбаевой и ее старшего сына и упомянутых мною слушаний в Великобритании. Если г-же Назарбаевой удалось каким-то образом убедить своих адвокатов в том, что замороженные суммы являются кровно заработанными, то судья во время слушаний заявила, что если британское антикоррупционное агентство хочет доказать темное происхождение этих денег, то оно должно предоставить больше доказательств. Подчеркну, она не сказала, что семья Назарбаевых чиста и суд не оправдал их в этом отношении. Мы не можем и не должны гадать, хватит ли у агентства желаний и полномочий закончить начатое, но британское общество сильно возмутилось этому делу. Поэтому журналисты, активисты и НПО добились возвращения к общей теме ситуации с клептократией и проведению слушаний, одним из дел, которые будут там рассматриваться под лупой – будет дело, связанное с Рахата Алиева и его наследников.

– В завершении еще один вопрос по американо-казахстанским взаимоотношениям и электоральной кампании, но несколько обратный. В Казахстане назначены парламентские выборы, которые с большой долей вероятности будут опять сфальсифицированы и не прозрачны. Как, по вашему мнению, на эти нарушения отреагируют США? Изменится ли отношение к ним и к режиму, в целом?

– Оценка режима Казахстана Белым домом давно известна, и она понятна. Но здесь нужно понимать одну простую вещь – реакция Вашингтона, как и Брюсселя, Страсбурга, Берлина или Лондона будет зависеть от того, как гражданское общество Казахстана само отреагирует на эти фальсификации. Если оно будет эти проблемы поднимать, то их можно будет довести и до слушаний. Это наше внутреннее дело, мы сами должны попытаться менять систему и если на эту нашу попытку власть будет отвечать злобно, нарушая наши конституционные права, тогда можно резко усилить и санкции. На это есть все основания, так как существует Глобальный Закон Магнитского. И если мы будем правильно применять эти рычаги давления, то мы многого можем добиться.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33